Таможенный досмотр

Тема

Росоховатский Игорь

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

Контролеры возвращались ни с чем. Глазки индикаторов слепо смотрели с пульта, - значит, автоматические системы тоже не обнаружили ничего недозволенного.

Можно было отправлять корабль.

Протянуть руку к зеленой кнопке, нажать ее - и у старшего дежурного шестого шлюза загорится шаблонная надпись: "Таможенная служба возражений против отплытия не имеет". Но нажимать на зеленую кнопку не хотелось. Что-то все время мешало...

Это "что-то" имело вполне определенное, хотя и трудно определяемое содержание: мимолетный косой взгляд матроса, заговорщицкий жест, какая-нибудь мелочь в документах...

Но в данном случае ничего такого не было. Контролеры отметили только, что запас уранового топлива на "Марии-Луизе" вдвое превышает норму.

"Может быть, дело именно в этом, - подумал Георг. - Такой запас легко оговорить в документах, чтобы сейчас не терять зря времени. Но его не оговорили. И это путешествие к Байкалу... Зачем оно им понадобилось? Неужто "полюбоваться красотами"? А если и впрямь это единственная причина?.."

Часы тикали угрожающе. Еще полчаса - и капитан "Марии-Луизы" сможет пожаловаться главному диспетчеру...

Судно везло из Советского Союза компьютеры, роботов и уголь, необходимый для изготовления пластмасс - заменителей живых тканей.

Старпом с "Марии-Луизы" стройный, как трость, и безукоризненно вежливый, выжидательно смотрел на Георга, а Георг старательно отводил глаза и делал вид, что сверяет документы. Его мясистое лицо с крупными чертами выражало лишь бюрократическую озабоченность. "Пусть заподозрит, что я жду еще каких-нибудь сообщений от контролеров, - думал Георг. - А я тем временем присмотрюсь к нему. Уж очень он торопится, этот морской лис..."

- Как вам понравилась поездка на Байкал? - спросил Георг, стараясь, чтобы голос звучал почти ласково.

- Красота озера поражает. Я не мог себе представить ничего подобного, без запинки зачастил моряк, и Георг понял, что он готовился к этому вопросу. "Почему? - спросил он себя. - Почему "лис" думал, что его спросят о Байкале?"

Старпом продолжал восхищаться озером, говоря заранее приготовленные фразы. Вскоре он понял, что собеседник его не слушает, и умолк. Его лицо покраснело от возмущения, и он прикрыл свои красивые синие глаза веками. Иногда его губы вздрагивали, выдавая внутреннюю борьбу.

"Он уже должен был бы высказать возмущение, - думал Георг. - Но он сдерживается. Он достаточно хорошо воспитан, и мне не удастся заставить его "распахнуться". Ну что ж, придется идти ва-банк!"

Таможенник тяжело поднялся, и старпом удивленно раскрыл глаза. Только теперь он рассмотрел, насколько грузен и немолод его собеседник.

- Я хотел бы взглянуть, как уложен груз, - сказал Георг, не затрудняя себя тем, чтобы подыскать фразы повежливее, и пристально посмотрел на старпома.

- Вы сам спускаться в трюм?

- Не возражаете?

- О, что вы! Если желайт, прошу.

Открытая улыбка освещала его молодое энергичное лицо. Синие глаза смотрели дружелюбно.

Вслед за моряком Георг прошел на корабль. У старпома была стремительная походка, и таможенник едва поспевал за ним. Моряк отдал несколько распоряжений и пригласил таможенника к лифту. Они спустились в трюм. Длинный коридор тянулся между двумя рядами аккуратно поставленных ящиков, на каждом из которых белела фирменная наклейка - "ГКЗ-7. Сделано в СССР". В ящиках находились блоки компьютеров. Молчаливые рыцари-роботы "ГКЗ-6" стояли в углублениях коридора там, где они закончили погрузку. Большинство их было выключено, чтобы не расходовать зря энергию. Только у некоторых, дежурных, светились нагрудные индикаторы. Теперь то и дело Георг наступал на задники форменных ботинок старпома. Моряк не скрывал усталости, вытирая носовым платочком пот со лба.

Старпому и таможеннику приходилось частенько нагибать головы и высоко заносить ноги, минуя переборки между грузовыми отсеками. За одной из переборок начиналась словно бы крепостная стена, сложенная из серых нейлоновых мешков с углем. В ней имелись специальные углубления для роботов, использованных при погрузке.

Георг привык доверяться своей интуиции. Еще не зная в чем дело, он почувствовал: что-то изменилось, и остановился. Остановился и старпом. Ощущение новизны исчезло. Георг дал знак старпому продолжать путь - ощущение снова появилось. Так он установил причину ощущения - ему больше не мешали идти задники чужих ботинок. Старпом почему-то ускорил шаг, очевидно, он сделал это безотчетно.

Георг внимательнее присмотрелся к мешкам в новом отсеке и заметил, что некоторые из них отличаются от других по форме.

Он тотчас отреагировал на свое открытие, незаметно включив карманный индикатор-автомат, и нисколько не удивился, когда почувствовал легкое покалывание - сигналы прибора. Георг вытащил коробочку индикатора - стрелка указывала на четвертое деление.

- Извините, что задержу и затрудню вас, - сказал он старпому и притворно вздохнул. - Такая служба, ничего не поделаешь.

Теперь он мог не жалеть времени на вежливость.

- К услугам вас, - ответил моряк.

- Будьте добры, вскройте мешок.

- Пожалуйста, - с готовностью ответил старпом и взялся за мешок, лежащий рядом с тем, на который указал Георг.

- Нет, вон тот, пожалуйста.

Старпом подвинул к себе мешок, готовясь открыть застежку-молнию, и в тот же миг могучая клешня робота-грузчика отстранила его.

- Не мешай! - приказал Георг, но робот не повиновался. Оп оттеснял людей все дальше от мешка.

- Бэк! - закричал старпом на робота и затопал ногами, уже не заботясь о том, как он выглядит со стороны. - Бэк! Уходить! Немедленно уходить!

Робот безмолвно делал свое дело, продолжая наступать на людей.

- Испортился? - расширяя глаза, спросил старпом неизвестно у кого. Но его ужас был притворным и только облегчил задачу Георга. За долгое время своей службы таможенник навидался всякого и сейчас даже припоминал нечто подобное. Тогда у робота-грузчика хозяева просто отключили органы слуха. Они кричали на него и топали ногами, избегая лишь выразительных жестов, понятных роботу.

Георг предостерегающе поднял руку - и робот послушно замер, отступил в сторону, открывая дорогу к мешку. Но таможенник не довольствовался этим. Он знал толк в роботехнике, без труда нашел крышку блока настройки основных узлов. Повернул регулятор слуха - и лампочка засветилась.

- Почему не даешь вскрыть мешок? - спросил Георг и услышал четкий ответ:

- Опасно для человека.

- Команда была ложной. Отменяю ее.

- Вы нет прав. Не знает, что там, в мешок, - вмешался старпом.

- Ладно, - согласился Георг. - Не будем нарушать технику безопасности. Отойдем за переборку, а он вскроет мешок. Робот сделает это лучше нас.

Георг не чувствовал ни торжества, ни злости. Он просто выполнял свой долг и думал: "Скорее всего я почти ничего и не узнаю о тебе, "лис". Так бывает всегда: я вижу лишь одну сторону человека-противника. Я встречаюсь с ним только до тех пор, пока он противостоит мне, а затем мы расстаемся навсегда. Обычная история, не знаю, можно ли ее назвать человеческими взаимоотношениями: один пытается обмануть другого, другой старается не дать ему сделать это..."

Лицо старпома не утратило напряженности, лишь доброжелательность сошла с него, как фальшивая позолота. Оно стало холодным и надменным.

- Я умею проигрывать, - резко сказал моряк. Он раскрыл "молнию" на мешке, и за отворотами показался желтый блестящий металл.

- Золото. Слитки. Южный Африка.

Слова падали гулко, как монеты.

- Почему нет квитанций? - спросил Георг, думая: "Он опять приготовил слова. Он сказал бы не "умею проигрывать", а "уметь проигрывайт". Он приготовил и слова, и позу, и выражение лица..."

- Вывезли без пошлины. Вы обнаруживать - вам уплатим премий.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора