Какое было удовольствие

Тема

Айзек Азимов

Марджи даже записала об этом в своем дневнике. На странице под датой 17 мая 2155 года. Запись гласила: "Сегодня Томми нашел настоящую книгу".

Это была очень странная книга. Дедушка Марджи как-то сказал, что, когда он был маленьким мальчиком, его дедушка рассказывал о временах, когда все сказки печатались на бумаге.

Они перевертывали страницы - пожелтевшие, сморщенные листы, и им было смешно, что слова на них стояли на месте, а не двигались, как обычно на экране. Слова стояли на месте и не исчезали - читай и перечитывай их сколько хочешь.

- Какая бессмысленная трата бумаги, - заметил Томми. В каждой книге сотни страниц, а на одном экране можно прочитать миллионы книг.

- Ну уж и миллионы, - усомнилась Марджи. Ей было одиннадцать, и она не успела прочесть столько телекниг, сколько Томми, которому было тринадцать.

Она спросила:

- Где ты ее раздобыл?

- Дома. На чердаке, - мотнул он головой вверх, не отрывая глаз от книги.

- О чем она?

- О школе.

Марджи презрительно фыркнула.

- О школе? А что можно написать о школе? Я ненавижу школу.

Марджи никогда не любила занятий, но последнее время она их просто возненавидела. Механический учитель давал ей все новые и новые тесты по географии, а она отвечала все хуже и хуже, пока ее мама не покачала головой и не вызвала районного инспектора.

Он оказался кругленьким низеньким человечком с красным лицом и с огромным ящиком, наполненным всякими инструментами, колесиками и проволочками. Он улыбнулся Марджи и дал ей яблоко, а затем разобрал учителя на части. Марджи напрасно надеялась, что ему не удастся собрать его заново; через час ее мучитель был готов - черный, большой и уродливый, с огромным экраном, на котором появлялись вопросы по поводу пройденного и объяснения новых уроков. Впрочем, это было еще не самое худшее. Больше всего она ненавидела щель, в которую надо было опускать домашние задания и тесты. Ей приходилось записывать их на перфорированных картах кодом, которому ее обучили, когда ей было шесть лет. Она не успевала перевести дыхание, как механический учитель уже подсчитывал оценки и никогда не ошибался.

Покончив с осмотром, инспектор улыбнулся и погладил ее по голове. Он сказал ее маме:

- Девочка не виновата, миссис Джонс. Просто сектор географии был настроен на слишком быстрый темп, такие вещи случаются. Я переключил его на уровень десятилетнего развития. В целом успехи девочки вполне удовлетворительны.

И он опять погладил Марджи по голове. Марджи была разочарована. Она так надеялась, что учителя унесут из дому. Такое однажды случилось с учителем Томми - его унесли чуть ли не на месяц, потому что в нем начисто вышел из строя сектор истории.

Она спросила у Томми:

- А кому охота писать о школе?

Томми посмотрел на нее с видом превосходства:

- Глупая, эта школа совсем не похожа на наши. Это старая школа, в которой учились сотни и сотни лет тому назад. - И добавил презрительно, четко выговаривая слова: - Столетия тому назад.

Марджи почувствовала себя задетой:

- Подумаешь, кому интересно знать про школы в древности!

Она стала читать текст, заглядывая через плечо Томми.

- Все равно и у них был учитель! - воскликнула она через минуту.

- Конечно, только он был совсем другой. Он был человек.

- Человек? Как может человек быть учителем?

- Ну... он рассказывал мальчикам и девочкам о всяких вещах, и задавал им уроки на дом, и спрашивал их.

- Человек не может быть таким умным.

- Может. Мой папа знает столько же, сколько мой учитель.

- Не может. Человек не может знать столько, сколько учитель.

- Хочешь, поспорим, что он знает почти столько же?

Марджи была не готова к спору на эту тему. Она сказала:

- Мне бы не хотелось, чтобы в нашем доме жил чужой человек?

Томми засмеялся.

- Какая ты глупая, Марджи. Учителя не жили в одном доме со школьниками, у них было специальное здание, куда приходили все - дети и их учителя.

- И все дети учили одно и то же?

- Конечно. Если они были одного возраста.

- Но моя мама говорит, что учитель должен быть адаптирован к сознанию ребенка и что каждый ребенок должен обучаться по-своему.

- А тогда все было иначе. И все учились вместе. Если тебе не нравится, не читай!

- Я не говорила, что мне не нравится, - честно возразила Марджи. Ей очень хотелось прочесть эту смешную книгу.

Они дошли только до середины, когда мать Марджи позвала:

- Марджи! В школу!

- Не сейчас, мамочка, погоди!

- Не капризничай, Марджи! - сказала миссис Джонс. - И тебе наверно, тоже пора, Томми.

- Пожалуй, - произнес он с вызовом. И вышел, насвистывая и крепко прижимая к себе пыльную книжку.

Марджи направилась в классную комнату. Она находилась рядом с ее спальней. Механический учитель был уже включен и ждал ее. Он всегда был включен в это время, кроме суббот и воскресений, потому что ее мама считала, что девочкам следует учиться в одни и те же часы.

Экран светился, на нем появилась надпись: "Сегодня мы познакомимся с правилом сложения дробей. Пожалуйста, опустите вчерашнее задание в соответствующую щель".

Глубоко вздохнув, Марджи выполнила приказ. Она думала о школах, в которых учились дети, когда дедушка ее дедушки был маленьким. Все детишки с улицы собирались вместе, кричали и смеялись, бегали по двору в перемены, сидели в классе на уроках и в конце дня веселой гурьбой возвращались домой. Они учили одно и то же и могли помочь друг другу и даже списать друг у друга.

И учителя были живые люди...

Механический учитель светился на экране: "Когда мы складываем 1/2 и 1/4..." Марджи вздохнула.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке