Чешуя

Тема

Тарабанов Дмитрий

Дмитрий Тарабанов

Повесть

- Ты никогда не боялся сорваться... туда? - Элиза оторвала взгляд от разбеспокоившегося моря далеко внизу и восхищенно посмотрела на Виктора, руки которого методично направляли авто по критической кромке.- Я об этом не задумывался.Машина юркнула в жадно разинутую пасть туннеля, и в салоне потемнело.- Совсем-совсем? Даже когда учился водить? - девушка невзначай поправила платье, смятое тугим поясом безопасности. Она всегда устанавливала его в такой режим. Особенно последнее время, после случая с Ялтой-Г.Встречная машина, заскакивающая в туннель, прогудела недовольно, и в глаза ударил яркий полуденный свет.- Когда нас учили ездить по дорогам гидрополя, нам втолковали, что наша боязнь ничего не изменит.- И тебе не было страшно, когда прошлой зимой во время гололеда мы чуть не сорвались в пропасть? - она распахнула свои ярко-зеленые глаза и несколько раз клипнула ресницами.- Тогда ты об этом не интересовалась, - напомнил Виктор, ни на секунду не отрываясь от вождения.- Я была очень напугана...Коммуникации за лобовым стеклом становились все гуще: переплетения мостиков, сеточные тенты, развески, крепительные тросы, рекламные афиши и плакаты - большинство покрылись темными пятнами гнили и светлыми - соли. Рекламе еще стоило свыкнуться с прихотливым морским климатом и отыскать более стойкие - и легкие - материалы.- И ожидала новую фарфоровую игрушку, - подсказал Виктор.Элиза улыбнулась и смущенно наклонила лицо, пряча глаза под повисшей тугой занавесью ровной челкой. Потом она резким движением подняла голову, отчего растекшиеся по плечам темно-каштановые волосы скользнули за спину. Она настойчиво повторила:- Я была очень напугана.- Ты всегда очень напугана, - Виктор сбавил скорость на повороте. С панели ритмично затикало. Стараясь не оставлять паузе оскорбительной роли, он добавил: - Стоит усвоить один момент. Вероятность того, что ты сорвешься в свой миллионный выезд на авто, равна вероятности того, что ты сорвешься в свой первый выезд. Если тебе суждено погибнуть там, - он кивнул за ограждение навесной автострады. Море из машины едва просматривалось, но этого "едва" хватало, чтобы заставить дрожать любого континентала, - то ты там обязательно погибнешь.- Последнее время романтичным мне это не кажется...Виктор пожал плечами. Они проскочили мимо большого пластикового стенда с эмблемой "Понта Эвксинского" и поехали по тщательно залатанной дороге, поверхность которой с успехом можно было спутать с камнями приличной мостовой.Машина сбавила скорость. Виктор осторожно вырулил с автострады и заехал в один из стояночных карманов. Двигатель заглох, выпустил по специальному каналу горячую воду и пар. Ручной тормоз пригвоздил машину к металлическому покрытию кармана.Отстегнув ремень, Виктор бросил супруге:- Я скоро, - и вышел из машины.Элиза быстренько высвободилась, распахнула вторую дверь и выскочила наружу:- Я с тобой.- Нет. Посиди в машине. - Виктор переложил чешуйчатую барсетку в левую руку и осторожно прикрыл дверь. Замок звонко цокнул. - Я справлюсь и сам.- Я заскучаю, пока ты будешь в банке. А я не хочу скучать!- Подождешь, я не долго. - Убедительно втолковывал супруге Виктор. - И мне нужно будет сосредоточиться. Если бизнес-план наберет нужное количество баллов... - он замолчал, понимая, что более детальное объяснение Элизе будет просто непонятно.Девушка недовольно опустила глаза на саму по себе закрывшуюся дверь и, видимо увидев в стекле свое отражение, быстрыми движениями оправила плотно прилегающее к телу коричневое платье.- Тогда я останусь у цветов, да?Брови Виктора столкнулись над переносицей. Только через несколько секунд он понял, какие цветы девушка имеет в виду.- Клумбы у фасада?Элиза кивнула. Но продолжала стоять, терпеливо ожидая разрешения.- Иди.С какой-то детской радостью Элиза выскочила из затененного тентом кармана и, пробежав по краю тротуара, припала возле ближайшей клумбы с белыми континентальными цветами. Виктор неторопливо вышел за ней, деловито помахивая барсеткой. Проходя мимо девушки, склонившейся над блестящими, словно восковыми бутонами, Виктор открыл было рот, чтобы что-то сказать ей об излишней привязанности к земной флоре, но передумал.Пустотелые ступеньки, гулко грохочущие под ногами, подняли его над автомобильными полостями стоянок и привели к массивным дубовым дверям с солидно сделанной вывеской "Банк "Понт Эвксинский". Приложив немалую силу, Виктор толкнул двери.Аккуратный белый холл банка - одна единственная комната, чрезвычайно скромная по габаритам - был уставлен по периметру игрушечными моделями надводных и островных коммуникаций, финансируемых "Понтом" и в настоящее время глубоко процветающих. В мягких кожаных креслах слева у стены сидели несколько человек - две женщины и один мужчина - и без особого интереса перелистывали страницы журналов. За высокой пластиковой перегородкой, опершись обеими руками на столешницу и уткнувшись глазами в лежавшее на ней чтиво, стоял клерк. Когда Виктор вошел, тот поднял голову.- Да?- Мне сообщили, что сегодня будут известны результаты рассмотрения бизнес-плана... - странно дрогнувшим голосом начал Виктор.- Фитоферма? Текстильная и пищевая фабрики на водорослевой основе?- Оно.Виктор прошелся по плиточному полу и замер в метре от перегородки, скрестив руки на ручке барсетки. Мышцы его трепетно напряглись.Женщины, чего-то ожидавшие в креслах, любопытно сверкнули глазами.- В кредите вам отказали, - с напущенным равнодушием сообщил клерк. Но следующее его действие содержало явную издевку. Он пролистал одной рукой подшитые в книгу распечатки и, проведя пальцем по строке, громко возвестил:- Да, так тут и написано: "В кредите запросчику отказано"!Виктор, еще не успевший войти в состояние отчаяния, но уже ощущающий всю беспомощность положения, сглотнул.- А я могу узнать почему?- Слишком много весит. При увеличении подводной части, надводная не будет справляться с переработкой фитоматериалов. А туристический блок - вообще полная ахинея! Да кто туда попрется? - Видно, клерк вжился в роль кабинетного критика, разносящего в прах неубедительный проект, с материалами которого успел ознакомиться в деталях, раз все посторонние посетители посчитали нужным проследить за неравноправной дискуссией. Короче, для самостоятельной надводной коммуникации, это тяжело, а для комплексной островной - не окупит затраченную на него сухопутную территорию.Теперь Виктор почувствовал себя оскорбленным и, несмотря на сочувствующие взгляды сидящих в кресле, решил дать бой.- Тяжело? - он сделал выпад и, взмахнув рукой, обрушил многострадальную чешуйчатую барсетку на столешницу. Клерк, не на шутку испугавшись, отпрянул назад. В какой-то момент он вообще хотел тянуться к кнопке вызова охраны, которая из-за небольшого объема помещения отсутствовала, но наверняка находилась в одной из смежных комнат. Настолько резким казался переход между атакой и отступлением. - Тяжело? - возмущенно вскричал Виктор. - Да это сущее перышко! Каждый грамм фермы подсчитан и помещен в уравнения баланса! Четырехмесячный труд специалистов и компьютеров! А ты мне будешь рассказывать про какие-то дисбалансы? Это у вас дисбаланс! Без дополнительных опорных колонн и подводных держателей вы позволили себе двух-ярусное здание с автостоянками, кожаными креслами и этими... дубовыми дверями! И вы еще смеете что-то утверждать о "тяжелости" моей фермы? Да когда ваш банк уйдет под воду и потянет за собой ближайшие жилые кварталы, моя ферма будет торчать из воды неприступной крепостью и продолжать снабжать все черноморские гидрополи легкой одеждой и провиантом! А когда уровень воды поднимется еще на пятнадцать метров, ферма будет держатся ковчегом и... - Виктор неожиданно обнаружил, что держит выкатившего глаза клерка за шиворот и вдохновенно орет ему в лицо. В глазах окружающих ужас боролся с восхищением.- Я могу... обеспечить вам встречу с советом директоров... - почти просяще просипел клерк. Белый, накрохмаленый воротник его сорочки, напоминал сейчас асимметрические жалюзи.- Уж обеспечь! - рыкнул Виктор. И зачем-то добавил: - Пожалуйста.Хватка Виктора ослабла, парень, секунду поколебавшись, выскользнул и - в первую очередь - принялся приводить форму в, насколько это было возможно, достойный вид.- И быстрее!Виктор почувствовал, как его потянули за рукав плаща. Женский голос осторожно окликнул его:- Витя?Это был голос Элизы.- Я же сказал тебе: оставайся снаружи! - гневно сказал Виктор, разворачиваясь к девушке.Обувь ее была на "низком ходу", стройное тело обнимал элегантный синий костюм, фиолетовый шафран, повязанный на шее стильным платком, темно-каштановые волосы подобраны в "вывернутый" хвостик, и внимательные зеленые глаза, наполненные необычайной решительностью...- Витя, ты? - повторили ее губы уже без сопровождения голосом. Немо.Элиза подняла бровь, и по лбу скользнула бороздка, легшая поперек пунктира едва заметного шрама.- Витя! - выдохнула она и бросилась к нему с объятиями. Она повисла на нем, уткнув свою голову в его плечо.Виктор обомлел. Во внезапно наступившей тишине холла стало слышно, как бухает его сердце. Он бросил ошалелый взгляд за узенькие окна, окаймлявшие дверь с обеих сторон. Девушки, крутящейся возле клумб, видно не было.- Элиза, - наконец выговорил он, трансформируясь и раздваиваясь мыслями.Его обнимала Элиза.Другая.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке