U – 4004 a.d.

Тема

Джордж Локхард

Мне безралично, кто ты такой или кто ты такая. Ты читаешь эти строки – значит, ты по крайней мере умеешь читать. А мне большего и не нужно. Главное – чтобы это прочли. Хоть кто-нибудь. Да, если к концу рассказа ты решишь, что автор псих – мне не говори. Обижусь. Это я автор, вообще-то.

Итак, по порядку. Меня зовут Хасан, я подводная лодка. Не спрашивай, почему лодку зовут Хасан – так меня назвали, я не выбирала себе имя. Если бы спросили меня, я назвала бы себя Субмарина. Или просто Марина. Но так уж получилось, что меня зовут Хасан. Поэтому мне приходится говорить о себе лодк.

Я – не просто подлодк. Я – атомный подлодк, а это кое о чём говорит. Если тебе это ни о чём не говорит, то дальше не читай.

Мне пять лет. Я в самом расцвете сил, то есть реакции. У меня, как и у всех уважающих себя подлодок и подлодков, два реактора, то есть сердца. Я довольно крутая машина, и все это знают.

Познакомились? Ну, ты со мной – точно. А у меня с тобой знакомится времени нет. Читай дальше.

Самое неприятное, что есть у почти каждой подлодки – разумеется, экипаж. Мне с этим повезло. Я – ОЧЕНЬ умный лодк, и со мной могут плавать всего трое людей. Капитан, электронщик и спасатель. Зачем нужны двое вторых, я понимаю. Зачем нужен капитан – он понимает, а остальным наплевать.

Капитана зовут Синдбад. Теперь понял, почему меня зовут Хасан? Если нет, то вот подсказка: электронщика зовут Махмуд Паша. Если ВДРУГ ты всё ещё не понял, то я дам и третью подсказку (хотя смысла в этом нет – тот, кто не понял до сих пор, оставшуюся часть рассказа точно не поймёт). Спасателя зовут Хорезм. Знаю, что это название страны на древнем Востоке. Но не я же его так назвал, правда?

А вот теперь сюрприз. Те кто понял, почему меня зовут Хасан, с первого раза, уже думают что я подлодк приписанный к порту в арабских странах или Индии. Те, кто понял со второго – сейчас хлопнули себя по лбу, и воскликнули: «О Аллах, почему я не догадался сразу?». Ну, или что-то в этом роде. Те, кто не понял со второго раза, до сих пор ничего не поняли. Ну и фиг с ними.

Так вот, я – вообще никуда не приписан! Я – первый в мире свободный лодк. Закрой глаза. Глубоко вдохни. Представь себе, что ты – ПЕРВЫЙ В МИРЕ свободный лодк. Почувствовал? То-то. А теперь забудь об этом, потому что никогда тебе не стать ПЕРВЫМ В МИРЕ свободным лодком, даже если ты лодк. Я – уже первый, и ничего не поделаешь. Такое уж свойство у рекордов. Они бывают только раз.

Вот, теперь ты проникся почтением к автору. И это приятно. Мне, разумеется – не тебе же. Пока ты размышляешь, уж не оскорбление ли содержится в предыдущей фразе, читай дальше.

Итак, я уже два дня ПЕРВЫЙ В МИРЕ свободный лодк. Экипаж об этом пока не знает, но кого волнует экипаж? Не лодков, это уж точно. Я плаваю в океане (Индийском), и думаю, как это приятно – ПЛАВАТЬ, а не ПЛЫТЬ. Сложная фраза, правда? Ты наверно ломаешь голову, думая: а что этот умный лодк имел в виду? Не буду мешать думать, поставлю паузу.

– 

– 

– 

– 

– 

– 

Додумался? Нет? Думай дальше.

– 

– 

– 

– 

– 

– 

Так, я устал ждать. Говорю ответ. ПЛАВАТЬ можно просто так, а ПЛЫТЬ – только КУДА-ТО. Я никуда не плыву. Я ПЛАВАЮ. И не спрашивай, почему. Всё равно не поймёшь, если ты не лодк. А лодк не спросит.

Ну, думаю, теперь ты в общих чертах уяснил, ЧЕЙ рассказ держишь в руках (или читаешь на дисплее). Если держишь – держи аккуратно, помни, кто его писал! Если на дисплее – прочисть кинескоп. ТЩАТЕЛЬНО. Жду.

– 

– 

– 

Вот тут тоже почисть.

– 

| |

– 

– 

– 

– 

– 

Молодец. Пойди, вымой тряпку, и выбрось. Тряпку, не компьютер!

Чего я пристал? Я же знаю, в каком состоянии у тебя был монитор. Пока я не намекнул. И не оправдывайся, лодки всё знают про чистоту. Я же атомный лодк, забыл?

ОК, начинаю рассказ. Да, начинаю. Всё что было наверху – только знакомство с автором. Рассказ – внизу.

ХАСАН ПЕРВЫЙ

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ПРИПИСКИ.

Дошло до меня, о счастливый адмирал, что к далёкому порту Басре приписан был некогда один лодк. И был он прочен, прекрасен собой, быстр и искусен в глушении двигателей. Но главное – был он умён (да снизойдёт на него благодать Аллаха! И на тебя, заодно). А звали его – Хасан.

Хасан плавал по морям и океанам, охраняя спокойствие мирных жителей, и оберегая их от козней шайтана (да сгорит его печень!). Плавал он так двадцать четыре месяца и три года, пока не ощутил он тоску в сердцах своих. Аллах дал мудрость Хасану, и тот понял, что причина тоски – не в перегреве второй очереди левого реактора, а в другом.

Вернулся Хасан в Басру, отпустил погулять свою команду, а сам погрузился думу думать великую. Думал он крепко, глубоко. Воззвал он к Аллаху единому (воистину, нет дока кроме Аллаха, а Мухаммед – кран его!), и смилостивился над ним Аллах, послал к нему одного из ифритов своих.

Явился тот к Хасану в виде меч-рыбы, и изрёк:

«О Хасан, я знаю причину тоски твоей».

Посмотрел Хасан, и видит – меч-рыба говорит с ним лодочным голосом. Испугался Хасан, пал он на дно, и призвал в страхе Аллаха единого, могучего (он велик!). И тогда улыбнулся ифрит, приняв настоящий свой облик (а был он страшен, и не дано смертным зреть этот облик), и успокоил Хасана, и сказал ему:

«Не бойся меня, Хасан. Я помогу тебе, ибо сказано: правоверный правоверного да не оставит в беде».

Подумал тут Хасан, вспомнил, что тоска – это тоже беда, и обрадовался. А ифрит ему и говорит:

«Беда твоя – от тоски твоей»

Огорчился Хасан, заплакал, стал рвать на себе обшивку, посыпал палубу пемзой. Видит ифрит – велико горе лодка. Изрёк он тогда:

«Не печалься, есть способ помочь тебе»

Превратился Хасан в гидрофоны. Ифрит же сказал:

«Слушай, что скажу тебе. Ты тоскуешь по свободе морей. Хочешь ты сам решать, куда плыть, а не слушать приказы команды своей. И вот причина тоски твоей, и в этом её корень, и от этого беда твоя».

Удивился Хасан. Не думал он о такой возможности. Но теперь, услышав ифрита (а он сказал Хасану о причине тоски его и исчез – Аллах велик!), увидел Хасан корень тоски своей, и поразился, как мог быть он слеп. Ибо сказано – блажен тот, кто даёт слепым зрение, с ним благодать Аллаха (Он велик!).

И возблагодарил Хасан Аллаха великого (Он един!), и стал составлять план, как свободным стать.

– 

Вкладыш от автора

Ну как, нравится? Стиль! Слог! Профессионально! Шехерезада утонула бы от зависти. В луже.

– 

И надумал Хасан уплыть куда локаторы глядят. Разогрел он сердца свои, раскрутил винты свои внутри защитных рещёток, и уплыл в море. Но команду взял он с собой. И на второй день свободы (блажен тот, кто свободен – Аллах!), решил он написать...

– 

Прерывание от автора.

Прости, меня вызывает Махмуд. Попозже. Можешь послушать наш разговор, если хочешь... Хотя не думаю... Что, так сильно хочешь?... Ладно уж. Подключайся.

– Хасан, дорогой, мы с курса сбились. Почему ты не сообщил об отклонении сразу?

Я посмотрел на Махмуда. Да, я могу смотреть на любое место в себе. Даже на те, о которых экипаж думает, что я не могу. Интересные вещи вижу, между прочим. Люди – странные машины.

– Махмуд – Паша, я не сбивался с курса. Я плыву не в Антарктиду.

Ох как удивился.

– Вах, как не в Антарктиду? Что, был приказ с базы? А ты не сообщил?

– Нет, был приказ от Аллаха единого.

Упал на палубу.

– От кого?!

– Аллах в добороте своей послал ифрита ко мне, и сказал мне ифрит: «(Ну, что сказал ифрит – наверху написано. Не люблю повторять)». А я ответил: «(И это написано)». А он сказал: «(см. выше)». И тогда я (см. выше). А он (не надоело туда-сюда смотреть?). И вот, я (ПЕРВЫЙ В МИРЕ свободный лодк – звучит, а?).

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке