Голый матадор

Тема

Желязны Роджер

М. Михайлов, перевод

Очутившись, а точнее - задержавшись - в Ки-Уэст, я вспомнил один рассказ, который читал в школе. "Убийцы" Хемингуэя. Впереди показалась забегаловка, что, впрочем, не улучшило моего настроения.

У стойки оказалось только два свободных места - по одному справа и слева от женщины, сидящей в середине.

- Занято? - спросил я, указывая на табурет справа.

- Нет, - отозвалась женщина.

Я сел. Хотя день выдался облачным, она не снимала больших солнцезащитных очков. Бежевый плащ, на голове красно-голубой платок.

- Чем кормят? - поинтересовался я.

- Устрицами.

Я заказал себе бульон и бутерброд с говядиной. Женщина, перед которой стояло несколько пустых чашек из-под кофе, посмотрела на часы, затем повернулась ко мне:

- Отдыхаете?

- Вроде как.

- Остановились где-нибудь поблизости?

- Да, недалеко.

- Хотите, подброшу? - Она улыбнулась.

- Договорились.

Мы расплатились. Женщина встала. Невысокая, где-то футов пять с двумя или тремя дюймами. Кроме ног, ничего толком не видно, зато ноги - что надо.

Мы вышли из забегаловки, свернули налево. Женщина направилась к крохотному белому автомобильчику. Я вновь уловил запах моря.

Мы сели в машину. Женщина не спешила уточнить, куда мне нужно. Она снова посмотрела на часы.

- Ты как насчет потрахаться?

Я почти забыл о сексе, ибо в последнее время был занят тем, что спасал свою шкуру. Но когда она поглядела на меня, утвердительно кивнул;

- Не против. Ты симпатичная.

Вскоре мы съехали с дороги на пустынный пляж. На берег накатывались высокие, темные, увенчанные белыми гребешками волны.

Она остановила машину.

- Здесь? - удивился я,

Она расстегнула плащ, скинула узкую голубую юбку, под которой, как выяснилось, ничего не было, и оседлала меня.

- Остальное за тобой.

Я улыбнулся и протянул руку к её очкам. Она оттолкнула мою ладонь.

- До шеи, выше не смей.

- Хорошо, - согласился я. - Извини. - И запустил руки ей под блузку, выбирая, за что бы ухватиться, - Ну, ты хороша!

Мы быстро перешли от слов к делу. Ее лицо сохраняло прежнее выражение, лишь ближе к концу она заулыбалась и запрокинула голову. Меня вдруг прошиб холодный пот и я перевел взгляд с лица моей подружки на аппетитные, округлости тела.

Приняв в себя мое семя, она перебралась на другое сиденье и застегнула плащ, даже не вспомнив о сброшенной юбке.

- Отлично, - проговорила она, сжимая мой локоть.

А то я уже завелась.

- Взаимно, - откликнулся я, застегивая ширинку и пряжку. Женщина повернула ключ в замке зажигания. - У тебя великолепное тело.

- Я знаю. - Мы выбрались на дорогу и покатили в обратном направлении. - Где ты остановился?

- В мотеле "Саузернмост".

- Ясно.

Глядя в окно, я размышлял над тем, почему у такой девчонки нет постоянного кавалера. Может, она только приехала сюда? Или не хочет ни с кем надолго связываться? А было бы неплохо повидать её снова. Жаль, что я уезжаю сегодня ночью.

Мы подъехали к мотелю, и тут я заметил синий автомобиль, в котором сидел мой знакомый. Я съежился на сиденье.

- Поезжай дальше! Не останавливайся!

- Что случилось?

- Меня нашли.

- Ты про человека в синем "фьюри"?

- Да. Хорошо, что он смотрит в другую сторону.

- На мотель.

- И пускай себе смотрит. Мы свернули за угол.

- Что теперь? - спросила она.

- Не знаю.

- Мне нужно домой, - сказала она, поглядев на часы. - Приглашаю тебя в гости.

- С удовольствием.

Остаток пути я просидел пригнувшись, а потому не мог проследить, куда мы едем. Наконец женщина затормозила и заглушила двигатель. Я выпрямился и увидел перед собой небольшой коттедж.

- Пошли.

Следом за хозяйкой я вошел в дом. Маленькая, просто обставленная гостиная, слева кухонька. Женщина направилась к закрытой двери в дальнем конце комнаты.

- Виски в буфете, - сообщила она, махнув рукой. - Вино на кухне, пиво и содовая в холодильнике. Не стесняйся. Я скоро.

Она распахнула дверь, которая, как оказалось, вела в ванную, вошла внутрь и заперлась. Мгновение-другое спустя послышался плеск воды.

Я пересек комнату и открыл буфет. Я нервничал и сейчас пожалел о том, что бросил курить. Нет, виски не годится. Крепкие напитки замедляют принятие решений, а случиться может всякое. И потом, хочется потягивать, а не пить залпом. Я отправился на кухню, достал из холодильника банку пива, походил с ней туда-сюда и в конце концов уселся на зеленый диван, наполовину застеленный ярким пледом. В ванной по-прежнему шумела вода.

Что же делать? На улице начал накрапывать дождик. Я осушил банку, сходил за другой, выглянул во все окна - даже в те, которые находились в спальне. Как будто никого. Через какое-то время мне захотелось воспользоваться ванной; однако хозяйка, похоже, не собиралась выходить. Интересно, чем она там занимается?

Наконец она вышла; синий махровый халат, не достающий и колен, голова обернута белым полотенцем, лицо закрывают темные очки. Она включила на кухне приемник, поймала музыкальную программу, вернулась в гостиную и села на диван с бокалом вина в руке.

- Итак, что ты намерен предпринять?

- Я уезжаю сегодня ночью,

- Во сколько?

- Около двух.

- На чем?

- На рыбацком баркасе, который пойдет на юг.

- Можешь подождать здесь. Я отвезу тебя в порт,

- Не все так просто. Мне необходимо попасть в мотель.

- Зачем?

- Там остались важные документы. В большом конверте из оберточной бумаги, на дне чемодана,

- Может, их уже забрали?

- Вполне возможно.

- Документы действительно важные?

- Да.

- Дай мне ключ от номера. Я съезжу туда сама.

- Стоит ли?

- Давай ключ. Чувствуй себя как дома. Я пошарил в кармане, нашел ключ и протянул ей. Она кивнула и ушла в спальню, а я отправился на кухню и принялся варить кофе. Хозяйка появилась вновь: черная юбка, красная блузка, красный же платок. Она надела плащ и шагнула к двери. Я догнал её, обнял; она засмеялась и вышла под дождь. Хлопнула дверца машины, зарокотал двигатель. Меня терзали дурные предчувствия.

С другой стороны, документы из чемодана мне и впрямь необходимы.

Я направился в ванную и увидел там на полочке множество флаконов без этикеток. Некоторые были открыты. Одни источали диковинные ароматы, определить которые я не сумел, другие пахли так, словно содержали наркотические вещества. Еще в ванной имелись бунзеновская горелка, щипцы, а также пробирки, мензурки и колбы, которые, судя по всему, совсем недавно мыли.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке