Все ключи одной печати

Тема

Тарабанов Дмитрий

Дмитрий ТАРАБАНОВ

рассказ

1

Флоренция, 11 Ноября 1999 г.Кабинет Ричарда Брайтона.

- Это почерк нубнов, - заключил Ричард, рассматривая при помощи лупы рисунок на форзаце книги. - Поэтому я сразу решил, что она краденая.- Нубны, - повторил Рудольф, осторожно перенимая из рук архивариуса книгу.- Никогда не приходилось о них слышать.Ричард покачал головой.- Это не из-за вашей неосведомленности, уважаемый мистер Ваннерманн. Нубны просто следят, чтобы о них знало как можно меньше людей. Или вообще не знали.- Довольно странный экслибрис. Видно, что работал профессионал, но я не знаю ни одного частного коллекционера с таким символом библиотеки.- Вы все еще не желаете согласиться, что книга принадлежит племени полузабытых монахов.- Знаете, Ричард, не каждый день появляются конкуренты с такими книжками, - он любовно прогладил пальцами кожаную поверхность книги. - Это человеческая кожа, не так ли?- Прошу прощения, но вы ошиблись. Книга принадлежит периоду, когда переплет делали более гуманными методами. А конкурентами, как вы сказали, у них больше прав считать вас. Сколько вы уже этим занимаетесь?- Не меньше четырнадцати лет, - ответил Рудольф.- Вынужден согласиться, что вы весьма преуспели.- Спасибо за комплимент, - пальцы коллекционера ощупывали узорное теснение.- Расскажите мне о них побольше.- Мистер Каупман вас не заждется?- Я думаю, его это не затруднит. В конце концов, здесь есть неподалеку хорошее кафе, и он непременно туда зайдет, если посчитает мое отсутствие скучным...- Тогда о нубнах, - Ричард снова взял в руку бронзовое перо и принялся вертеть его вокруг оси. - Это племя монахов, если можно так выразиться, которое живет где-то в западной Европе. Намного древнее, чем тамплиеры. Успешно пережили времена инквизиции, поскольку никогда не считали за цель встревать в судьбу государства. Концентрировали в своих руках исключительно книги.- Собирали обыкновенную библиотеку или оккультную?- Оккультную. Причем, то ли нубну, то ли сам случай заботился, чтобы книги в Монастыре оказывались в единственном экземпляре. Если порыться в архивах, можно найти не одну историю странных пожаров, в результате которых сгорал весь тираж определенной книги, а авторский экземпляр пропадал прямо из рабочего стола.- Простите мое невежество, но ни об одном пожаре я не слышал. Наверное, их уже давно не было. Сами понимаете, в издательствах теперь отличная противопожарная система, да и писатели хранят произведения преимущественно в файлах.- А как же насчет вашего друга Каупмана? - спросил Ричард.- О, это совсем другой случай. Он ведь поэт. Такую вещь, как стихи, довольно сложно представить на экране компьютера. Это из той части литературы, которую нужно по-прежнему писать при свете свеч и на пергаменте, - Ваннерманн усмехнулся. - И насколько же велика их библиотека?- Сам не видел, сказать не могу. Могу только предполагать.- И?- Велика. Наверняка, крупнейшая из оккультных в Европе. И в библиотеке этой хранятся отнюдь не случайные книги.Рудольф подал книгу Ричарду.- А это тоже неслучайная?Ричард смерил Ваннерманна чуть ли не презрительным взглядом.- "Дыхание дьявола" - почти легендарная книга. Она просто чудом у вас оказалась.- Вы же сказали, что уверены в том, что книга краденая.- Ну, не так уж просто унести что-то из библиотеки нубнов. И если кому-то это удавалось, то только методом кражи. Ненадолго, правда...- Что значит "ненадолго"? - напрягся Рудольф.- Вы же не верите в мистику.- Правда. С книгами не может быть ничего связано, кроме обыкновенных предубеждений и труда тех, кто их создавал.- Я тоже так думаю. Но знаете, случаются в жизни неожиданности, совершенно незакономерные, но постепенно превращающиеся в закономерность...- Избавьте меня от этого, - рассмеялся Ваннерманн. - Лучше расскажите об экслибрисе.- Ну, для начала, - сказал Рудольф, открывая книгу на форзаце, - рисунок и надписи выполнены кровью.- Ритуальный рисунок?- Нубны верили, что заключают пакт с Люцифером, отдавая души только за уверенность, что с книгой не случится никакая беда. Совершенно фанатическое предубеждение.- Согласен.- Некоторые буквы, например "m" и "n" внизу перечеркнуты. "t" еще перевернуто. Это совсем сатанинский манер. Не думаю, что кто-то, кроме нубнов, может так подписывать.- А подражатели? Вы не исключаете эту возможность?- Есть один способ проверить, - пожал плечами Ричард.- Какой?Архивариус повернулся к камину и бросил книгу в огонь.- Черт вас побери, что вы делаете? - Рудольф вскочил, и бросился к камину. Ему чудом удалось оттащить книгу от огня.- Ну что, убедились? - не оборачиваясь, спросил Ричард.Книга не пострадала ничуть. Такая же гладкая кожа и такие же желтоватые по краям страницы.- Вы знали об этом, - заявил Ваннерманн. - Откуда?- Я же сказал, что бывают незакономерные явления, которые потом, в последствии, становятся закономерностями.- Расскажите поподробней?В дверь прихожей позвонили.- Наверное, это мистер Каупман. - Предположил Ричард, вставая. - Я открою.- Не нашел, видно, кафе, - пробубнил Рудольф, возвращаясь за стол и продолжая рассматривать экслибрис.На рисунке изображалась кольцевая гряда гор, в центре которой, в огромной рытвине, полыхало пламя. Не возникало сомнений, что экслибрис изображает вход в ад. Ваннерманн готов был поклясться, что никогда не встречал гравюры такого рода. Надпись сообщала: "Все ключи одной печати".Шум голосов перенесся из прихожей в кабинет Ричарда.- Мистер Каупман вас уже заждался, - заметил архивариус. Затем повернулся к только что вошедшему гостю: - Не выпьете чаю?- Думаю, нам уже надо идти, - часто закивал седовласый Каупман. - Рудольф, пойдемте.- Секундочку, у меня еще один вопрос. Я смогу найти монастырь?- Нубнов?Рудольф кивнул.- Вы можете поискать по гравюре. Некоторые мои знакомые уже так делали. И знаете, холодная логика много чего может сделать.- Не думаю, что это самый действенный метод.- Я тоже. Проще будет, если я сам дам наводку. Может все-таки по чашечке чаю? Вы любите бергамот?..

2

Флоренция, 25 Ноября 1999 г.Кабинет Ричарда Брайтона.

- И как? Неужели ничего не нашли? - вскинул бровь Ричард над дужкой очков. Он осторожно закрыл дверь и провел гостя в свой кабинет.Рудольф хмуро покачал головой. Не прекращая сопеть после промозглого осеннего воздуха, сбросил плащ.- Нет, Ричард, монастырь-то я нашел. Вернее, то, что от него осталось.Архивариус принял холодный плащ и повесил его в гардероб.- Что-то я вас не совсем понимаю, - сказал он.- Да я тоже мало что понимаю.- Налить вам чаю? Согреетесь, - предложил Ричард.- Если можно, я бы не отказался от чего-нибудь погорячее. Виски у вас найдутся?- Если что, можно поискать... Так что у вас там?Ваннерманн сел на стул, стоящий у рабочего стола архивариуса и прикрыл уши руками.Ричард, повозившись у бара, достал наполовину полную бутылку скотча.- Ричард, я, честно, вымотался. Знаете, проехал пол-Европы, чтобы побродить по пепелищу, где и гостиницы нормальной-то найти не удалось. А потом сразу к вам. Больше меня во Флоренции ничего не держит.- Я понимаю, - посочувствовал Ричард, присаживаясь и наливая виски в фужеры. - Я сам редко пью, но бывают моменты... А по пепелищу чего вы бродили, если можно поинтересоваться?- Монастыря нубнов, - сухо сказал Рудольф, отрывая губы от стекла.- Он сгорел? Как давно?- За два дня до моего приезда.Ричард покачал головой.- Да случаются в жизни неожиданности. Вы с кем-нибудь из нубнов встречались? Расспрашивали про библиотеку?- Ни библиотеки, ни нубнов, - слишком широко развел руками Ваннерманн. Единственные, кто мне попались, это пожарники, чересчур бегло разговаривающие по-испански. Они мне ясно втолковали, что сооружение это было уже давно заколочено, и из жильцов там могли быть только крысы да бродяги, а когда я упомянул про библиотеку, он улыбнулся и предложил мне пойти ее поискать.- И ваши действия? - подался вперед Ричард.- Ну что мне оставалось делать? Вы же сказали, что рукописи не горят. Не знаю, могли ли нубны подать договора на апелляцию и вернуть свои души, но ни книг, ни монахов я не обнаружил. Обглоданные пламенем каменные стены и сугробы пепла. Я измазался по шею и возвратился в полном отсутствии настроения. Мы его сейчас с вами расхлебываем. Кстати, хорошее виски...- О, благодарю! - архивариус смущенно раскланялся. - А вы не спрашивали, насколько давно ставни были заколочены?- Лет пятьдесят.- Да, нубны знали, как прятаться.- Вы же говорили, что кто-то из ваших знакомых был там.- Проездом, - улыбнулся Ричард и отвел глаза.Они помолчали.Рудольф Ваннерманн выложил из чемодана герметический пакет и, достав из него книгу, принялся ее разглядывать.- Смотрю, ваш интерес к ней не остыл.- Я думаю, что стало с остальными книгами библиотеки. Жалко было бы потерять такую коллекцию.- Вы точно уверены, что книги не уцелели при пожаре?- Надеюсь. В крайнем случае, если они попали в руки одному из моих конкурентов, мне придется на время, на очень длительное время позабыть о киче.Ричард покачал головой, глядя в потолок. Потом он тихо спросил:- Вы не находите все это забавным?- Забавным? Что же тут забавного?- Экслибрис. Я имею в виду надпись и гравюру, выполненные кровью на форзаце вашего экземпляра. Там изображены горы и пламя в центре. Не знаю, как нубнам удалось так долго продержать свою библиотеку, но никто другой не рискнул бы изображать в экслибрисе пламя. Опасно, знаете ли. Чем черт не шутит?- Никто бы другой не рискнул изображать в экслибрисе перевернутые кресты. И, тем не менее, нубны, если они действительно существовали в природе, довольно долго хранили свои книги, - Рудольф глубоко вздохнул. - А горы там и впрямь, высокие и красивые.- Рад, что хоть это вам понравилось, - улыбнулся Ричард.- Да, но после такой поездочки, я не против расслабиться где-то в культурном центре. Может, остаться у вас во Флоренции? Хорошенько отмоюсь, высплюсь, похожу по музеям. В конце концов, с мистером Каупманом приятно общаться.- Так и сделайте! Я могу составить вам компанию в походе по экспозициям. Я человек ленивый, пока меня не вытащишь из кабинета, я и не вспомню, что географический мир несколько шире, чем мое обиталище, - он тихо рассмеялся. - Кстати, раз мы уже заговорили о мистере Каупмане, я вспомнил интересную деталь из его биографии.- Странно, мне казалось, что Хьюго успел сообщить мне все о себе и своем творчестве за эти три года. Язык у него, как у любого другого поэта, подвешен хорошо, если дело его касается...- Он не любит вспоминать этот факт. Для него по тем временам это ударом было. Сами посудите, вторая книга молодого поэта, стопка страниц, полная надежд... Поезд с тиражом останавливают гитлеровцы и полностью уничтожают тираж. Позже выяснили, что это была наводка. Фашисты думали, что поездом перевозят литературу, распространяемую движением Сопротивления.- Но вторая книга Каупмана "Ветер тяжелых елей" благополучно увидела свет уже после окончания войны! - возразил Рудольф.- То была третья книга. Вторая называлась "Как я нашел Люцифера". Сборник совершенно странных стихотворений. По тем временам он был очень молод, а в германии бушевал религиозный экзистенциализм... Знаете, с помощью оккультных штучек пытались выследить подводные лодки врага и прочее... Каупман счел тему сатанизма интересной, и, как он сам утверждал, сочинение получалось гениальным.- А он не пытался восстановить черновые варианты?- Думаю, он не станет этого делать и сейчас. Удар был слишком тяжел, тему эту он забросил далеко, считая слишком опасной. Скорее, все-таки не опасной, а несчастливой для него.- Странно, он проявлял интерес к моим изысканиям. Брал у меня кое-что из коллекции...- Может, что-то и осталось. Но он глубоко семейный человек... Сейчас, после смерти жены живет один, но дети его по-прежнему навещают. И ему не хотелось бы подавать им повод для учинения его в старческом слабоумии.- Что вы, Каупману еще работать и работать. Четырнадцать сборников - это не так уж и много. Может, новый хоть чем-нибудь и отметят. Хотя в этом я серьезно сомневаюсь. Он хорош как друг, но как поэт совершенно некудышний. Надеюсь, вы не скажете ему, что я так о нем отзывался?- Что вы! - поднял руки Ричард. - Я придерживаюсь по поводу его стихов такого же мнения. Хьюго просто приятный человек.- Да, но уничтоженный тираж и нубны, безусловно, имели связь. В этом не приходится сомневаться.- Вот видите, мистер Ваннерманн, - поводил пальцем архивариус. - Вы все-таки согласились, что бывают незакономерные явления...- Которые становятся закономерностями. Да. Иногда такое случается. Иногда. Никак не чаще.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке