Мертвецы с «Доброй надежды»

Тема

ПРОЛОГ

АРС-3-ИТА реаматериализовался в каталогизированной гиперточке в восьми световых годах от Солнца. Грузовой корабль дальнего радиуса действия, он весил восемнадцать миллионов тонн и возвращался с Бета Кита-4.

Корабль был гружен биочипами – компьютерными переключателями, изготовленными на четвертой планете системы Бета Кита. Подходящих условий для их производства не было больше ни на одной из планет Федерации. Эти переключатели составляли ядро любой новейшей компьютерной системы. Так что даже и при высокой стоимости транспортировки, продавая их по всей Федерации, "Транс Фед компани" все равно имела огромную прибыль.

На пульте управления замигал красный свет.

Алек Романов, Первый офицер, единственный человек на командном мостике в это утро, дрожащими пальцами нажал на клавиши интеркома.

– Капитана Белугу немедленно на мостик.

– Что случилось? – осведомился Белуга.

– Все же лучше всего будет, если ты немедленно поднимешься на мостик, – сказал Романов, невысокий темно-волосый русский.

– Уже иду, – донеслось из интеркома.

Первый офицер переключил дисплей на терминал данных, и информация побежала по экрану. Через пару минут капитан Стюарт Белуга проскользнул в дверь рубки и прямиком направился к пульту, держа в правой руке дымящуюся чашку кофе.

– Что за дьявольщина, Алек? – пробурчал он, опускаясь в свое противоперегрузочное кресло и подтягивая к себе командный модуль.

Романов хотел было пуститься в объяснения, однако Белуга уже заметил мерцающий сигнал. Он отставил чашку и сразу же включил интерком и корабельную сирену.

– Стилмэн, Хедди, Багс, немедленно на мостик! – скомандовал он. И тут же вызвал на связь бортовой компьютер.

– Охранительница? – мягко спросил Белуга, памятуя, что никогда нельзя кричать на бортовой компьютер, если хочешь, чтобы он функционировал безупречно.

– Да, Стюарт, – ответил мягкий, женственный голос над головой Белуги.

– Место и идентификация сигнала бедствия.

– Я могу сообщить только то, Стюарт, что это автоматический сигнал бедствия. Но я, конечно, могла бы уточнить эту информацию, если ты переключишь на меня бортовые системы.

– Хорошо, – сказал Белуга. Некоторое время было тихо. Охранительница работала.

– У них на борту, кажется, нет Охранительницы, – внезапно сказал компьютер. Белуга изумленно поднял брови.

– Что? – он был поражен. Ни один корабль не может ориентироваться в глубоком космосе без координирующей компьютерной системы.

– Корабль, видимо, очень стар: первобытная модель.

– Что еще?

– Автоматический сигнал бедствия. Нет Охранительницы. Никакой реакции на радиосигналы. Главный двигатель, очевидно, атомный.

Белуга подскочил от неожиданности. Сердце бешено колотилось. Атомный двигатель на межзвездных кораблях существовал только в исторических книгах. Подобный тип двигателя в Федерации не использовался уже лет пятьдесят. Именно в те времена был разработан гипердрайв, а межзвездные путешествия еще не вышли за стадию исследований.

– Это исследовательский корабль?

– Он идентифицирован как "Добрая Надежда", но в моем банке данных о подобном корабле сведений нет.

Руперт Стилмэн, навигатор, зевая, поднялся на мостик. Сигнал тревоги безжалостно разбудил его.

– Что случилось, Стью? – спросил он.

– Сигнал бедствия. Кажется, какой-то исследовательский корабль. Древняя модель. С атомным двигателем.

Стилмэн окончательно проснулся. Он бросился в противоперегрузочное кресло и передвинул пульт на удобную позицию – так, чтобы он был перед глазами. Его пальцы за-играли на переключателях, и Охранительница начала выдавать информацию.

– Мы уточняем нашу относительную скорость, – сказал капитан. – Они, вроде бы, движутся со скоростью семьдесят процентов от световой.

Томас Хедди, офицер, и Хэл Багс Богарт, главный механик, поднялись на мостик.

– Мы приняли сигнал бедствия. Надо идти на сближение и выяснить, в чем дело, – бросил Белуга через плечо.

Томас и Багс заняли свои места. Управление кораблем приняли Стилмэн и Охранительница. Когда все были готовы, Белуга начал отдавать распоряжения.

– Том, мне нужны сведения об атмосфере на борту этого корабля.

– Хорошо, – отозвался Хедди.

– Багс, посмотри, что ты сможешь разузнать вместе с Охранительницей. И передай мне на контрольный экран.

Белуга повернул выключатель приборов наблюдения. Он направил камеры на цель и дал сильное увеличение. Перед ним, на расстоянии примерно тысячи километров, плыл самый огромный искусственно изготовленный аппарат, который он когда-либо в своей жизни видел.

– Охранительница, – позвал Белуга.

– Да, Стюарт?

– Мне все-таки нужна информация о корабле, к которому мы приближаемся.

– При помощи локатора я узнала не слишком много, Стюарт, но ты и сам видишь, как велик этот корабль.

– Точнее!

– Он приблизительно кубической формы с длиной ребра в 3,1 километра. Масса – девяносто восемь миллионов метрических тонн.

Белуга присвистнул сквозь зубы:

– А как насчет электромагнитных волн?

– Никакой заметной активности, кроме сигнала бедствия.

– А система жизнеобеспечения?

– Мы с Томом не получили никаких точных данных. Их защитный экран довольно мощен. Рассеянное излучение указывает скорее всего на термоядерный реактор. Я оцениваю вероятность того, что система жизнеобеспечения все еще функционирует, по меныпей мере на девяносто семь процентов.

– Спасибо, – сказал Белуга. – Расстояние?

– Еще шестьдесят секунд до стыковки, – сообщил Стилмэн, лица которого не было видно за контрольными приборами. – Я задам направление по кривой, чтобы добраться до полярной грани. Там, кажется, имеется что-то вроде приемного шлюза или посадочной площадки.

– Охранительница, – спросил Белуга, – ты можешь измерить силу тяжести, создаваемую генератором?

– Нет. Кроме того, если принять во внимание скорость вращения, то можно заключить, что на борту нет никаких генераторов искусственного тяготения.

– Боже мой! – громко сказал Белуга. – А как велика вероятность, что этот корабль человеческий? В частности, земного происхождения?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке