Никто не устоит перед кино

Тема

Щупов Андрей

АНДРЕЙ ЩУПОВ

Расположившись на балконе высотного этажа и прихлебывая из бутылочек прохладное пиво, Джекки наслаждался зрелищем сражения. В миле над землей два гигантских сверкающих корабля, грузно маневрируя, стегали друг дружку огненными радугами. Ее Величество Смерть сотрясала небеса грохотом, разгоняя горожан по подвалам и переполненным убежищам. Картина завораживала, вызывала благоговейный трепет. И Джекки не видел ни одного смельчака, кто подобно ему наблюдал бы за схваткой с балкона. В этом жутковатом театре он представлял собой единственного зрителя. Впрочем, небесная дуэль близилась к концу. Оба корабля успели получить серьезные повреждения. Один из них кренился, все больше теряя управление. Было видно сквозь обширные иллюминаторы, что внутри парящего дредноута полыхает пожар. Когда прогремел роковой взрыв, Джекки даже не моргнул глазом, хладнокровно созерцая падение корабля. Соскользнув вниз, стальной гигант рухнул на хрупкие крыши небоскребов. Каменный град хлынул на тротуары улиц. Соперник, приблизившись к месту падения, искристыми очередями принялся добивать тех, кто намеревался еще спастись...

Джекки настолько увлекся разыгравшейся на глазах трагедией, что внимание на приближающуюся стаю обратил чересчур поздно. Исполинских размеров крысы входили колоннами в город. Самое время для утоления голода! Увлеченные войной люди столь рассеянны! Вот и сейчас, едва заметив человека, грызуны, ни секунды не колеблясь, по-слоновьи медленно полезли по стенам. Казалось, земного притяжения для них не существует. Шаг за шагом они одолевали этажи небоскреба. Самая крупная из них, почерневшая от старости, тигровой масти, сунулась на полпути в одну из балконных оранжерей и азартно молотнула голым хвостом. Хрустнули рамы, и звон осыпающегося стекла слился с отчаянным воплем. Все так же медлительно хищница высвободила усатую морду. Зубастая пасть стискивала трепещущую жертву - какого-то бородатого старикашку, изо всех сил колотящего сухонькими кулачками по нижней челюсти крысы. Последней было все равно. Круглые, с футбольный мяч, глаза ее уже глядели на Джекки. И тотчас зрительский восторг сменился ужасом. Отшатнувшись от наплывающих монстров, Джекки ударился затылком о бетон и похолодел. Отчего-то у балкона не оказалось двери! Он очутился в ловушке! Голая бетонная стена и перила... Но как же это? Почему?!..

Лохматые морды тем временем надвинулись вплотную. Джекки закричал, увертываясь от клацающих клыков, но долго метаться ему не пришлось. Огромная пасть мягко и бережно обхватила плечо Джекки, и, дернувшись, он проснулся...

Сенбернар Лотрека - его первого помощника на этих островах топтался возле койки и слюнявыми брылями терзал высунувшуюся из-под простыни руку. Издав воинственный рык, Джекки ухватил его за уши и притянул к себе. Пес забрыкался, вырываясь. Повалив сенбернара на пол, Джекки дурашливо объявил:

- Поединок, которого ждали миллионы зрителей, завершился полным поражением Лима! Хилые мышцы пса-тяжеловеса не шли ни в какое сравнение с мускулатурой его соперника - известного режиссера Джекки Баруа! - он наклонился к мохнатой голове сенбернара и в самое ухо пробубнил:

- Тебе бы такой сон, дурила! Рассказать, не поверишь... - он потрепал пса по лобастой голове. - Ладно, убирайся! Уже встаю. Так и передай своему хозяину.

Отпустив сенбернара, Джекки Баруа взглянул на часы и выбрался из постели. Что ж, совсем неплохо! Вполне приличный сон и вполне приличное настроение. Легкий стресс - не в счет, поскольку тоже на пользу. Главное, что ни малейших признаков головной боли!..

Самое трудное в здешних местах - это пережить день. Тропики есть тропики. От солнца можно, разумеется, укрыться в тень, а мощный кондиционер в пару минут остудит комнатку, но это максимум благ, который способна предоставить современная техника. Колотый лед, охлажденное пиво, душ и солевые таблетки - все это не могло, к сожалению, помочь в их основном деле. Заниматься съемками в полуденную жару по-прежнему оставалось форменным самоубийством. Смирившись с климатом Торнэйских островов, Джекки полностью переиначил свой рабочий день, а значит, и рабочий день всей приехавшей с ним армии киношников. Фильм снимали ночью, утром и вечером. Днем - все сто тридцать шесть человек - операторы и актеры, пиротехники и осветители, каскадеры и костюмеры спешили укрыться в палатках, в наскоро сооруженных из пенопластовых плит домиках. Утром и вечером работа возобновлялась. Первым, как правило, пробуждался Лотрек. Он-то и посылал своего лохматого Лима выполнять неприятную миссию - будить "командующего армией". С пробуждением Джекки все немедленно приходило в движение, и люди окунались в съемочные будни, как суповой набор в кипящую воду. Варево обещало получиться крайне аппетитным.

Приводя себя в порядок, Баруа машинально проделал привычные манипуляции - покончив с душем, прополоскал рот ароматизированной водой, причесался перед зеркалом и быстро оделся. Попутно успел восхититься и новым, принесенным накануне костюмом. Да здравствует одежда! Именно она по праву заслуживает того, чтобы называться восьмым чудом света. Хорошо и изящно подогнанная, именно одежда способна изменить фигуру до неузнаваемости. Это не просто вторая кожа, это вторая жизнь! Пара минут и появляются широкие плечи, стройный стан и все то, что так хочется увидеть в зеркале. Это вам не пыхтеть часами в тренажерных залах! Просто, дешево и удобно! То есть, не совсем, конечно, дешево, но Баруа себе подобные подарки мог вполне позволить. И позволял.

Придирчиво осмотрев себя, Джекки остался доволен. Как всегда он выйдет наружу легким неспешным шагом и, приподняв над глазами затемненные очки, с усмешкой оглядит собравшихся людей - невыспавшихся, помятых, украдкой зевающих в ладони. Лишь трое, как обычно, составят ему конкуренцию: Лотрек - однофамилец знаменитого художника, собранный и аккуратный испанец, в обязанности которого входило быть везде и всюду, являя собой образец пунктуальности и предприимчивости; доблестный Валентино - загорелый гигант с бицепсами в двадцать дюймов, супергерой всех его сериалов; ну и, конечно же, неотразимая Паолина, которая не нуждалась ни в каких комплиментах и была просто Паолиной. Эту девушку не испортила бы ни дерюга, ни самый кошмарный наряд, не говоря уже о том, что она превосходно выглядела и без всякой одежды.

Джекки вновь подумал о том, что сон ему приснился расчудесный. Вот если бы это суметь воспроизвести на экране! Феерия красок, парад проникающих в кровь ужасов - как раз то, в чем так нуждается сегодняшний обыватель. Впрочем, что же тут невозможного? Современная компьютерная техника по одной-единственной фотографии или картинке способна воспроизвести на экране кого угодно - Чаплина, Пушкина, покойных президентов США и Англии, даже кого-нибудь из Людовиков! А уж поместить в город гигантских крыс - проще простого! На счастье тех же обывателей в мире существовали еще люди вроде Баруа, и свою безудержную фантазию эти воинствующие режиссеры готовы были предоставить в полное распоряжение зрителя.

Да уж!.. Баруа знал, чем потрафить публике, и пока он жив, зрителям всегда будет что посмотреть в кинотеатрах. "Кошмары и ужасы Баруа", "Багровое шоу короля экзотики"... А сколько других газетных заголовков всплывет в самом ближайшем будущем! Невидимая рука будет осыпать пресыщенных телеманов оплеухами, стискивать их тощие шейки, увлекая на чужие планеты, в болота и пещеры, сталкивая с зубами и когтями синелицых созданий. Пока Джекки будет видеть подобные сны, ему не нужны будут ни годы раздумий, ни мучительные кинопробы с актерами, ни мощные галлюциногены. Талант - это та штука, что всегда при тебе, - и, ей богу! коллегам стоило за него держаться. В любой день и в любой час Баруа сумеет сообразить, чем еще можно потрясти огрубевшего зрителя, чем околдовать наиболее капризных и привлечь внимание наименее восприимчивых.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке