Дальше - тишина

Тема

Косенков Виктор

Виктор Косенков

"- Нам не выйти отсюда. Выпи выклевали нам глаза." Гарсиа Маркес.

Объект был параноиком. Совсем тронутым на собственной безопастности. Впрочем не без оснований. Вероятно эта кошка знала, чье мясо слопала, и теперь явно не собиралась за это отвечать. Алекс стоял перед окном заброшенной квартиры и наблюдал в крошечный цифровой бинокль за тем, как человек готовится войти в дверь собственного дома, где располагалась его квартира. Обстоятельно так готовится. Наблюдая это, Алекс не мог не восхититься, с каким изяществом и непосредственностью производятся все необходимые действия. Осмотр людей, находящихся на улице, как бы бегло, просто-напросто оглянувшись, но очень цепко, с фотографической точностью. Слегка замешкался, что-то ища в кармане, и моментально выделил субъектов, находящихся в опасной близости, и тех, кто может в течение нескольких секунд начать движение и войти в опасную зону. Зону, необходимую для нападения. Объект четко знал то расстояние, на котором атака может быть уже неотражаемой. Знал и сознательно избегал такого сближения с незнакомыми людьми. Даже на улице, в толчее, объект ухитрялся так лавировать между телами, что не возникало никакой возможности сблизиться с ним вплотную и воспользоваться каким-либо средством из арсенала Андрея. Объект был параноиком.

Алекс еще некоторое время понаблюдал, как Объект вынимает левой рукой электронные ключи и, вставив их не глядя, набирает код. При этом не вынимая правую руку из широкого кармана плаща. Дверь распахивается... Алекс на секунду напрягся. Момент может быть благоприятный... Видимо Объект разделял его мнение и, аккуратно придерживая дверь левой рукой, вошел в подъезд, держа краем глаза людей за спиной. Дверь быстро захлопывается, и Алекс за миг до закрытия видит, как в полутьме лестницы вспыхивает лучик лазерного наведения на оружии Объекта. Алекс знал, что, войдя в подъезд, Объект достает из широкого правого кармана плаща крупнокалиберный пистолет с лазерным наведением и разного рода примочками на манер системы ведения цели и глушителя "Аноним". Хороший пистолет. Алекс знал это, потому что два дня назад валялся на лестнице дома Объекта в якобы пьяном виде. Явление обычное и довольно распространенное в этом районе. Алкоголики, променявшие уже некоторые свои органы, в прямом смысле, на синтетический алкоголь, наркоманы, бродяги - все эти отбросы громадного города - забирались периодически в подъезды для ночевки, несмотря ни на какие замки и двери. Потом за ними приходили специальные отряды сил правопорядка, и бродяги исчезали. Совсем. Что впрочем нисколько не снижало количества проникновений и не остужало стремления бродяг проникнуть в помещение. Ночевать на улице было гораздо страшнее. Так что найти несколько тел на лестничном пролете у стены, завернутых в грязные тряпки и разорванный пластик, было делом обычным. Вот и Алекс лежал так у стены... Этот трюк он повторял уже несколько раз с разными степенями успеха. Несколько раз такой прием приводил даже к удачному завершению задания. Однако в этот раз успехом даже не пахло. Объект вел себя на лестнице, как хищник на охоте. И Алекс долго не смел пошевелиться, ощущая на себе жгучую точку лазерного прицела и словно слыша легкое трепетание в электронных потрохах устройства ведения цели... Только когда хлопнула дверь, убийца смог встать и вдохнуть свободно. Алекс вспомнил этот вдох, и мурашки пробежали холодными лапками по его спине. Тогда, на лестнице, явственно пахло квази. Свежим... Именно тогда Алекс понял, что имеет дело с параноиком. Глотать квази просто так, чтобы пройти лестницу... А ведь квази это не просто наркотик, это такая штука... Даже думать об этом не хотелось. Вероятно потому, что дома у Алекса лежала не одна ампула натуральной боевой квазы. И прибегать к ней кроме как в очень исключительном случае ему не хотелось. Может быть, это и есть как раз тот случай? Сюжетец - параноик-жертва и убийца-наемник охотятся друг за другом, наглотавшись боевых наркотических смесей...

Алекс засунул бинокль в футляр и отошел к трехногому столу из голубого пластика. На удивление чистый цвет покрытия резко контрастировал с царящими вокруг цветами запустения и разрушения. Черный, коричневый, серый... Грязь, отбросы, испражнения - все атрибуты заброшенного помещения. Дом, терпеливо ожидающий взрывников. На столе аккуратно лежали документы и маленький компьютер с голографическим интерфейсом. Алекс ввел первую карточку. Над поверхностью монитора мелькнуло световое пятно и возникло голографическое изображение лица клиента. Не молодой, но и не старый мужчина. Лет так сорока. Чуть раскосые темные глаза. Память о японской оккупации. Не генетическое, конечно, наверняка операция. Тогда многие делали пластические операции такого плана. Чуть желтили кожу, чуть зауживали разрез глаз... Волосы черные, легкие залысины. Внешность, впрочем, Алекс помнил и так. Основные детали досье были перенесены во вживленную частично электронную память Алекса, изображение в том числе. Имя из памяти было специально удалено. Алекс терпеть не мог уничтожать людей с именами. Объект он и есть Объект... Впрочем на этот раз имя ему понадобится. И Алекс запросил имя.

Лицо сменилось изображением всего тела Объекта. Особые приметы. Общие физические данные. Затем пошли строки психологического анализа личности. Склонности, привычки. Досье было полным. Очень полным, но, к сожалению, не отражало сути. Ни одна строчка в досье не указывала на то, что Объект помешан на собственной безопасности и готов глотать квази только для того, чтобы подняться по лестнице. Алекс сделал приблизительный подсчет. Получилось, что только на его памяти Объект глотает квазу уже около двух недель. Ежедневно. Что там медицина говорит о побочных явлениях? Похоже пришла пора обратиться к специалисту. И только выйдя на улицу Алекс задумался над тем, где и каким образом Объект ухитряется закупать такое количество квази. Штуки дорогой и запрещенной всеми конвенциями. Эти невзрачные голубенькие ампулки не станет продавать ни один торговец с нормальной головой... А ненормальный? Таких не так уж и много в городе...

Сколько Алекс помнил Сержанта, он всегда был таким. Словно законсервировался на определенном возрасте и на одном состоянии. Сержант был худым, высоким и вечно раздраженным. Алекс однажды поймал себя на мысли, что не может вспомнить имени сержанта. Для Алекса он всегда был просто Сержантом.

Во время войны с югом, Сержант был приписан к медицинской части, которая обслуживала специальный отряд, в котором воевал Алекс. Штопать раны и лечить дизентерию в этой медчасти тоже умели, но основным их занятием было исследовать и контролировать воздействие квази-наркотиков на организм солдат. Неизвестно, что там Сержанту не показалось, но по окончании военных действий он долго раздувал шумиху вокруг квазы, пытался опубликовать какие-то разоблачительные материалы, избежал трех покушений и в конце-концов осел в столице, всеми забытый и разочаровавшийся в жизни, правительстве и правде вообще. Мужик он был хороший, вечно злящийся, но как-то необъяснимо добрый. А самым главным его достоинством было то, что он обладал невероятным количеством знаний по медицинской части и постоянно владел самой последней информацией по лекарствам и наркотиками. Правда, эти знания не могли бы его вытащить из той ситуации, в которую он попал, когда по его следу была выпущена целая тройка наемников от совершенно разных организций. Было неясно, в курсе ли Сержант о роли его, Алекса, в этой истории.

- Здравия желаю, Сержант! - Алекс легко щелкнул каблуками.

- Здравия? Какое к черту здравие? Я подохну скоро, никто не заметит, а ты тут про чтото еще говоришь... Про меня вспоминают только для... Да нет, про что я говорю! Про меня совсем никогда не вспоминают. Вот только ты иногда заскочишь за какойнибудь ерундой... Чего требуется-то? Только не говори, что зашел проведать ветерана.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке