Калинов мост

Тема

Алексей Гравицкий

Сергею за помощь, поддержку и идеи.

Пролог

* * *

Егор Тимофеич тем временем вприпрыжку скакал между вольерами и орал благим матом. Единственное цензурное слово, которое прорывалось между потоками грубости, было «старая».

– Старая!! Мать етить, где тебя заразу носит…

Сторож огляделся. Почему-то внимание его привлек указатель с хищниками, и он поспешил туда.

Передвигаться по территории Егору Тимофеичу было теперь тяжело. Возраст и ежедневные вливания давали о себе знать. В московском зоопарке Тимофеич проработал лет тридцать. И ведь раньше бегал дай боже. А теперь… Правда, тогда, когда пришел сюда впервые, алкоголя в крови было поменьше, да и не называл его тогда никто ни Тимофеичем, ни Егором Тимофеичем. Кликали Егоркой. Да, пожалуй, он один из старейших сотрудников зоопарка. Из старой гвардии теперь остались только он да старуха. Но старуха вообще отдельный разговор. Сейчас никто не знает, с каких пор старая здесь работает. Когда он только устроился сюда, она уже тогда была старейшим сотрудником и старухой.

Интересно, сколько ей лет? На этот вопрос она никогда не отвечала прямо. Либо отшучивалась – что никто не считал. Либо делала вид что кокетничает, и бурчала, что дамам подобных вопросов не задают. В ее устах подобное кокетство звучало особенно смешно.

Если бы кто-то спросил его, Тимофеича, сколько старой лет, он бы честно ответил, мол, столько не живут. Но его теперь никто ни о чем не спрашивал. Да и тому, что говорит, не особенно верили. Все знали, что сторож пьет. Потому Егор, не будь дурак, сам втихомолку стал присматривать за старухой, а когда понял, что та далеко не так проста, как кажется, предложил ей бизнес. Так родилась ведунья, в третьем колене Всезнающая. По их уговору Тимофеич давал объявления в газетах и на столбах, приводил клиентов, а старуха гадала на картах, кофейной гуще и бараньей лопатке. Иногда проводила какие-то ритуалы. Клиенты покупались на эту чушь, ведь чудес в неспокойное время всем охота, а старуха и сторож имели с них неплохую денежку, которую делили пополам.

Свою долю Тимофеич, как правило, пропивал и шел к старухе на поклон. Старая взаймы не давала, зато наливала мутного самогону. Пес знает откуда она его брала, но самогон был знатный, и Тимофеича такая ситуация вполне устраивала.

Старуху он нашел у клетки с пантерой. Огромный черный кот тоже жил здесь сколько Егор себя помнил. Удивительно, как до сих пор не сдох. А ведь не сдох и старым не выглядел. Здоровое, мощное, крупное даже для пантеры животное. Старуха со зверем сидела подолгу, видимо, нравились ей долгожители.

– Ты чего здесь? – тяжело выдохнул запыхавшийся сторож.

– Думаю, – отозвалась та. – Тебе чего, Егорушко?

– Сколько раз просил, – огрызнулся Тимофеич. – Не называй меня так. Какой я тебе Егорушко?

– А кто ты? – хитро усмехнулась старуха. – И как прикажешь тебя звать, когда я тебя пацаном зеленым помню?

– Егор Тимофеич, – фыркнул тот почище тюленя, что плавал, кстати, неподалеку.

– И что за панику ты тут развел, Егор Тимофеич? – Старуха снова перевела ясный, вовсе не старческий взгляд с Егора на пантеру в клетке. – Не пожар, чай. Клиент всего лишь.

Тимофеич опешил:

– Откуда знаешь, что клиент? Я ведь не говорил.

– Нешто я слепая? – усмехнулась старая. – Сам же в газетенках пишешь, что ясновидящая.

– Я тебе за деньги еще не то напишу, – хмуро пообещал Тимофеич. – Идем, он там заждался уже поди.

Старуха прикрыла глаза и улыбнулась.

– Не-е, не заждался. Он там Ваську твоего наблюдает и думает, что с тобой сделать, если ты с его задатком ушел и не вернешься. Сейчас вот про тазик с цементом думает и про мутные воды реки Москвы.

Сторож поперхнулся, закашлялся. На пожилую смотрительницу выпучился так, словно перед ним находился судья со смертным приговором, а не бабулька – божий одуван.

– Меня в цемент? И ты сидишь тут?.. А ну пошли. Живее.

Тимофеич ринулся было схватить старушку в охапку и поволочь к себе силой. Старая резко поднялась на ноги. Чистые глубокие глаза посмотрели на сторожа с такой пронзительностью, что тот оторопело замер, растеряв всякое желание трогать бабульку руками.

– Чего встал, Егорушко? – ядовито поинтересовалась старушка. – Пошли уже.

Сторож вяло, словно муха в киселе, потопал следом.

– Живее, – прикрикнула старая, ускоряя и без того резвый для ее возраста шаг.

Клиент встрепенулся, явно намереваясь броситься к Тимофеичу с претензией, но следом за сторожем вошла маленькая ветхая старушка с удивительно ясными глазами. По виду ее казалось, плюнешь, потонет. Но от старческой фигурки веяло такой силой, что клиент растерял всю свою решительность и сел обратно на табурет.

– Меня зовут…

– Для меня это совершенно не важно, Сергей Грачикович, – перебила старуха и выразительно поглядела на Тимофеича.

Притулившийся в уголочке Егор вздохнул и послушно вышел. Ему всегда было любопытно посмотреть, что же такого делает с этими богатыми мужиками старуха, что те столь легко расстаются со своими деньгами. Однако такой возможности старая ему не давала.

– И с чем вы ко мне пришли? – спокойно поинтересовалась старуха, когда дверь за сторожем закрылась.

– Я, знаете ли, хочу вложиться в новое дело… кхм-м… и, знаете ли, не хотел бы потерять свои деньги.

– Обратитесь к экономистам. – Старушка повела ветхими плечами. – Пусть выстроят вам хороший бизнес-план.

Клиент поерзал на табуретке и подался вперед, словно пытаясь подавить собеседницу и вернуть себе обычную самоуверенность.

– Понимаете ли, бизнес-план… кхм-м… Даже самый хороший бизнес-план – это только предположения. Мне нужно знать, выгорит мое дело или нет. Знать точно. И я готов заплатить за это знание.

Старуха усмехнулась.

– Ну, хорошо. Рассказывайте о своем деле, Сергей Грачикович.

– В смысле? – не понял клиент.

– Рассказывайте про свой бизнес.

– Вы хотите, чтобы я выдал вам ноу-хау? – Сергей Грачикович хохотнул. – Я так похож на идиота? Это мой бизнес, и я…

Старушка не стала слушать, просто выставила ладонью вперед сухую стариковскую руку.

– Вы меня не поняли, дорогой мой, у меня свое дело, ваше мне не нужно. Но если хотите, чтобы я делала свое, говорите. Не хотите говорить – всего хорошего.

Клиент закашлялся, замахал руками, став похожим на ветряную мельницу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке