Искатель. 1985. Выпуск №4

Тема

ИСКАТЕЛЬ № 4 1985

№ 148

ОСНОВАН В 1961 ГОДУ

II стр. обложки

III стр. обложки

Виталий МЕЛЬНИКОВ

2. 

Андрей СЕРБА

70. 

Уолтер М.МИЛЛЕР-младший

120. 

Виталий МЕЛЬНИКОВ

КРЫЛАТЫЙ ЛАБИРИНТ

I

Майкл мгновенно узнал его: тот самый, что на фотографии. Черная курчавая бородка, усы, большой хрящеватый нос с горбинкой. Да Около самого кончика еще и родинка, как крапина на клюве у пеликана. Парня с такими приметами можно спутать разве что с его собственным двойником. «Ну вот и прилетела птичка», — усмехнулся Майкл. Но не глазами, а только краешком губы. Он был рад — наконец дождался. Три рейса встретил из Рима, этот — четвертый. Впрочем, спешить было ни к чему. Провожая глазами пассажиров, выходивших из похожей на аквариум стеклянной коробки аэровокзала, он незаметно наблюдал за Робертом. Быть может, кто-то его встречает? Нет, не похоже… С видом человека, которого, кроме безоблачного неба, в Лондоне больше никто не ждет, Роберт неспешно направился к стоянке таксомоторов. Что ж, тем лучше. Когда встречаются двое — третий лишний.

Сделав глубокую затяжку, Майкл прикинул на глаз расстояние, отделяющее его от приближающейся добычи, и отбросил сигарету в сторону.

— Мистер Ролт? — шагнул он к Роберту, ядовито улыбаясь, в предвкушении, как тот сейчас вздрогнет от неожиданности и заюлит перед ним глазами. Но Роберт лишь недоуменно повел плечом.

— Карапетян, сэр, — резко и твердо поправил он Майкла, вкладывая в эти слова максимум иронии. — Разве может быть Ролт с таким носом? Вот если бы вы сказали Костакис или, на худой конец, Мазарини…

Майкл напряг мускулы. Его широкие плечи нетерпеливо передернулись.

— Не валяй дурака, парень, — оборвал он Роберта н, переходя на приказной тон, добавил: — Мне очень жаль, но вам придется проехать со мной на Ридер-стрит.

— Я там ничего не забыл, сэр, — сдавленным, но по-прежнему твердым голосом парировал Роберт, делая шаг в сторону, чтобы уступить место носильщику, подкатившему тележку с чемоданами. — Но если вы уж так настаиваете…

Он взял с тележки увесистый, на колесиках чемодан, подал Майклу:

— Тогда… Подержите немножко, а я, если не возражаете, закурю, сэр.

Щелкнув газовым «ронсоном», Роберт оглянулся. Негромко свистнув, сделал кому-то жест рукой, указывая на чемодан.

У Майкла екнуло сердце: неужели не заметил встречающих? Это было его первое самостоятельное задание. Он стремительно обернулся, пытаясь определить, кому Роберт подал знак, но в этот момент три дюжих парня в джинсовых куртках набросились на него и сшибли с ног.

— Негодяй! Украл наш чемодан! Полиция!.. — кричали двое. Третий протянул Роберту руку:

— Спасибо, дружище!

Любопытные обступили дерущихся плотным кольцом. А Роберт с видом человека, убежденного, что совать нос в чужие дела занятие, недостойное истинного джентльмена, неторопливо продолжил свой путь.

— Клянусь, сэр, у этого типа хватило нахальства на прощание помахать мне рукой, — нервно теребя пуговицу пиджака, исповедовался Майкл капитану Макларену. — Но я его найду! — стукнул он кулаком по подлокотнику кресла. — Из-под земли вырою! И… зарою!

На скуле у Майкла крестом белела заплатка пластыря, а щеку пересекала багровая ссадина. Судя по резкости выражений и тому, как Майкл морщился, поворачиваясь в кресле, Макларен ничуть не сомневался, что Роберту не поздоровится, попади он в руки Майкла. Но пудинг любят все, а едят его только те, у кого он в тарелке.

Капитан принялся шагать по кабинету.

— Ты упустил террориста, — с укоризной произнес он, остановившись за спиной у Майкла. — Юнец обвел тебя вокруг пальца, как дурака в водевиле. И если раньше у меня еще оставались какие-то сомнения в том, что он действительно из банды террористов, теперь все совершенно ясно.

Макларен наклонился и через плечо заглянул Майклу в глаза:

— Однако что я доложу шефу? — мягко улыбнулся он.

Майкл подобрался, словно в ожидании удара. Старые сотрудники предупреждали его, что улыбка капитана верный признак величайшего гнева. Майкл, обреченно вздохнув, отвел глаза в сторону. Этот кабинет напоминал ему отсек космического корабля, каким его изображают в фантастических фильмах, вместо стен сплошная, до потолка, аппаратура — компьютеры, терминалы, дисплеи… Говорили, что, вложив в гнездо свою личную магнитную карточку с кодом, Макларен мог в считанные секунды получить из главного компьютера любые сведения. Даже о каком-нибудь паршивом индусе, нелегально приехавшем в страну неделю назад. Майкл всякий раз невольно ежился, попадая сюда. Один из его коллег как-то в шутку сказал: «В кабинете Макларена можно узнать о тебе больше, чем ты знаешь сам. Даже то, с кем и сколько раз изменяла тебе жена, как это влияет на семейный бюджет и что говорят на твой счет друзья».

Шутка шуткой, но Майкл хорошо знал — и не только из газет, — что электронная память главного компьютера хранит подробные досье на двадцать миллионов его соотечественников, включая католиков из Ольстера и адвентистов седьмого дня с острова Питкэри.

— Ты… понимаешь, что натворил? — снова зашагал по кабинету Макларен. Ему надлежало немедленно доложить о случившемся шефу, но он намеренно тянул время, дабы немного успокоиться Шеф в принципе не любил эмоций «Открыть свои чувства равносильно тому, что распахнуть все окна и двери в доме, где повсюду включен свет», — наставлял он как-то Макларена.

Проехав несколько кварталов на такси, Роберт посмотрел на счетчик и приготовил деньги за проезд, прибавив для верности полгинеи чаевых. Когда впереди вспыхнул красный сигнал светофора, протянул деньги водителю:

— Через минуту, дружище, я скажу тебе гуд-бай. Но прошу — не останавливайся, только притормози. Я мигом выскочу…

Слева по ходу показался пятиэтажный дом с полукруглой застекленной лоджией. На остановке рядом с ним в красный даблдеккер,[1] увешанный, как рождественская елка, рекламными плакатами, садились пассажиры. Не теряя времени, Роберт выскочил из машины и, добежав до остановки, успел последним впрыгнуть в отъезжающий автобус. Он прильнул к окну и с удовлетворением отметил про себя, что уловка сработала — плотный поток машин с поперечной улицы отрезал возможную погоню. Но для верности через несколько остановок вышел и переселена другой маршрут.

На подъезде к Трафальгарской площади автобус попал в «пробку»: по улице не спеша двигались демонстранты. Роберт покинул автобус, лавируя в заторе машин, пересек улицу и присоединился к колонне, забившись в самую гущу людского потока.

Люди шли плотно, заполнив всю проезжую часть улицы. Рядом с Робертом оказался высокий пожилой блондин с исхудавшим лицом. Он шел, воздев над головой прибитый к рейке плакат с карикатурным изображением американского президента.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке