Избранные стихотворения

Тема

Кирилл Воронцов

НЕНАЧАТАЯ СКАЗКА

Вечер. Багряное солнце

Медленно падает в море,

Темнеет лазурное небо,

И скалы вдали розовеют,

На севере тьмою покрывшись.

Свободен и чист легкий ветер,

Парящий в бескрайнем просторе,

И свежею дымкой окутав,

Трепещущий лес на прибое.

Над Солнцем сияет Венера,

Влюбленных звезда мореходов,

Стихии покорных русалок,

Которые часто взбираясь

По камням на выступ скалистый,

Встречают и прочь провожают,

Белеющий парус корвета,

Иль брига неспешную легкость,

Иль робкий порыв бригантины,

Спешащих из края до края

И вновь исчезающих в море.

Русалки поют в этот вечер

О дали, о штормах и бурях,

О безднах Отца-Океана,

Скрывающих тайные клады:

И россыпи дивных алмазов,

И золота темные слитки,

Которые в трюмах томятся

Давно затонувших фрегатов.

Русалки поют о великом

И с песней уходят в надежде,

Что зов их услышанным будет:

Исполнятся старые сказки,

Поросшие небылью были,

И станут их счастливы лица.

Но в этом русалок тревожит

Печалью иная картина.

Кто знает, а вдруг... может, если...

Тогда они просто исчезнут,

Исчезнут в воде, словно тени,

И больше никто не услышит

Тех грустных и светлых напевов,

Что так утешают спешащих

В далекие страны матросов.

Ах, Боже! Пусть длятся веками

Русалок печальные песни,

И пусть неутешное горе

Останется с ними навечно;

Пусть сказка неначатой будет.

25.XII.92

АСМАРАНД

Пылился древний фолиант

Забытый Богом и веками,

На нем названье "Асмаранд"

Светилось тусклыми огнями.

Во мраке полном он лежал

В пещере дальней за горами,

Но изумрудом он блистал,

Сияя яркими лучами

В момент рождения Луны,

Когда на небе звезды блещут,

И ночи сказочно бледны

И словно на ветру трепещут.

В подобный час сей манускрипт

Горел над главами седыми

Гор, опоясавших холм Гибт;

И расстилался по низине

Незримый чад отверстых уст,

Произносящих заклинанья

(Холм оставался прежде пуст,

Но ясно слышались стенанья,

Хулы, проклятья и мольбы,

Происходящи из пещеры;

И грохот явственный борьбы,

И чей-то крик во имя веры).

Вот проходил за часом час

И гасли крики постепенно.

Их заглушал болотный газ,

С равнины двигавшийся, верно.

А утром снова тишина

Ложилась на поля и горы,

И до полудня лишь трава

Шептала эти наговоры.

С тех давних пор унылый край

Пустыней ужасов считался,

Для демонов печали рай;

Да так в поверьях и остался.

Природа прошлого темна

И тем печальнее порою,

Увидев древних письмена

Их лишь значков считать игрою.

Да будет жив тот человек,

Кто первым в путь во тьму поднялся!

И памятью в сердцах навек

Он с этим подвигом остался.

Услышав дедов ворожбу,

Он в путь усердно собирался.

С мечтой связав свою судьбу,

Всю жизнь по свету он скитался.

И так теперь. Про Асмаранд

Узнав, явился чужестранец;

Решил увидеть фолиант

И с истин лжи очистить глянец.

Упорно двигая веслом,

Добрался он до гор далеких.

А дальше путь лежал пешком,

В хребтах скалистых и высоких.

Но вот холм Гибт пред ним лежит.

И странник дивною игрою

Теней, чей бледный манит вид,

Заворожен. "Клад предо мною!",

Воскликнул он; и вниз скорей,

Во глубь пещеры с ярким светом.

Тот полыхал во тьме ночей,

Огняных брызг давал ракеты.

На камне фолиант лежит,

Само знамение десницы;

О, небо! Асмаранд открыт!

Но в нем... лишь чистые страницы.

август 93

КАРВАДЖАЛ

Мой путь давно определен Незримой верностью решенья, И даже малое сомненье Не может раствориться в нем.

Куда больней, чем горя путь И ярче страсти созерцанья, С планетой дивной расставанье; Я в смерти жизни вижу путь.

Порой минувшее затмит Игру актеров драмы древней И кажется - вот случай верный, Но рок иной определит

Мне час для выхода на сцену, Чем я хотел себе решить. И поздно миг остановить: Судья готовит мне арену.

Финальный акт моей судьбы... Я жду. Мгновенья истекают, Часы идут, минуты тают... Нет, я не cдамся без борьбы!

Но торжествующий удар Уже наносит провиденье. Все, смерть. Нет от нее спасенья. Я вечность жду; мой час настал.

22.VI.94

* * * В мрачной пещере два темных пятна. Падают капли. Струится вода. Быстро проносятся годы во мгле. Трудно мгновенье увидеть в стране Вечного мрака, где времени ток Чахл и скуден; и к солнцу росток Там никогда не протянет листы: Холод погубит младые черты. Семя безбрежно во время уйдет Если провалится с грязью под лед Или на камень за ветром падет. Будет одно. А пещеры народ Вымер давно там - жуки и сверчки Были последними. Здесь их зрачки Высохли, стерлись на жестком челе Или застыли в холодной воде,

Стужа бушует в пещере одна. Капли на камне. Два темных пятна.

27.VI.93

В ПУТИ

На краю неизвестной дороги На которой не видно следов, Я прилягу. Усталые ноги Отдохнут после долгих трудов.

Распакую рюкзак свой неспешно И достану еды и питья; После долгой дороги, конечно, Так приятна прохлада ручья,

Что журчит тихо-тихо на склоне Укрываясь в еловой тени. Утомленный, он в сладкой истоме Еле двигает воды свои.

Вечереет. Играет зарница На востоке среди облаков. Вдалеке приютилась криница; Она звездный скрывает покров,

Отражая в себе Зазеркалье. Мир иной погрузился во тьму, Лишь звенит соловей, и печально Прорывает дергач тишину.

3.08.93

* * * Ты вернешься, я знаю, вернешься; Мое сердце устало молиться; И в душе звоном струн отзовешься, Я так жду, я не в силах забыться.

Но лишь только порог переступишь, Но лишь только взойдешь по ступеням, Я умру. Так ты жизнь свою купишь И не вспомнишь об этих мгновеньях.

Ты не вспомнишь о наших свиданьях Поздней ночью иль нежным рассветом, Ты не вспомнишь о долгих скитаньях, Никогда ты не вспомнишь об этом.

Все равно я надеюсь на встречу, Пусть мгновенную; только бы взором Повстречаться. Спрошу и отвечу И исчезну вспененным узором,

Но останусь я в замке навеки Белым призраком в залах холодных, Ночь живу, исчезая с рассветом, Чтобы ты оставался свободным.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке