Король-лис

Тема

Раймонд Фейст

Часть I. АГЕНТ

На службе у Цезаря все законно.

Пьер Корнель, «Смерть Помпея»

1

ВОЗВРАЩЕНИЕ

НАД ГОРОДОМ ПАРИЛА ПТИЦА.

Ее глаза высматривали кого-то в толпе у причала — одного-единственного человека среди людского прилива, что затопил берег в разгар дня. Порт Ролдем, морские ворота столицы островного государства, носившего то же имя, считался одним из самых оживленных в море Королевства. Каждый день товары и путники из Империи Великого Кеша, Королевства Островов и еще полудюжины малых государств, расположенных поблизости, прибывали и отправлялись прочь.

Оказавшийся под наблюдением молодой человек был одет в дорожное платье дворянина — из прочной материи, которую легко чистить, удобное в любую погоду. Накинутая на одно плечо модная куртка специального покроя оставляла свободной правую руку — чтобы ничто не мешало выхватить меч в случае опасности. Черный берет украшали серебряная булавка и одиночное серое перо. Багаж дворянина сейчас выгружали, чтобы отвезти по названному им адресу. Прибывший путешествовал без слуги — для человека благородного необычно, но нельзя сказать, что уж вовсе неслыханно — не все дворяне богаты.

На миг он остановился, чтобы оглядеться. Люди вокруг — грузчики, матросы, возчики — торопились по своим делам. Повозки, груженные настолько, что их колеса, казалось, разъезжались в стороны, медленно катили мимо; грузы везли в город или дальше, на паромы, чтобы доставить на уходящие корабли. По всем меркам Ролдем был оживленным портом — не все товары оставались здесь, некоторые только перегружались, не зря порт считался торговой столицей моря Королевства.

Куда бы ни посмотрел молодой человек, везде он видел кипучую торговую деятельность. Некоторые торговались с перекупщиками, другие обсуждали цену разгрузки или заключали страховые договоры на случай пиратского нападения или потери груза в море. Были здесь и агенты торговых компаний — они выискивали любую возможность увеличить выгоду своих хозяев, сидевших по кофейням в далеком Крондоре или поближе, на Торговой бирже, всего в квартале от того места, где сейчас стоял прибывший дворянин. Туда, на биржу, можно было послать мальчика с запиской — сообщить новости о прибывших грузах тем людям, которые, прежде чем продавать или покупать, пытались предугадать перемены на далеких рынках.

Молодой человек пошел дальше, увернулся от стайки несущихся куда-то мальчишек. Усилием воли он удержался от того, чтобы проверить кошелек, потому что и так чувствовал — все на месте, однако вполне могло быть, что мальчишек отправили на промысел карманники, которые выслеживали кошелек потолще. Молодой человек постоянно оглядывался, высматривая возможную угрозу, но видел только пирожников да уличных торговцев, пассажиров и пару стражников — как раз тех людей, кого и можно было повстречать в толпе ролдемского порта.

Птица заметила с высоты, как в густой толпе другой человек отправился по пути, параллельному пути молодого дворянина, и придерживался одинакового с ним темпа.

Птица сделала круг и увидела еще одного человека — высокого темноволосого путешественника; двигаясь с грацией хищника, прячась за прохожих, он без труда держал предыдущего человека в поле зрения, с легкостью ныряя в толпу, не отставая, но и не слишком приближаясь к нему, чтобы не обнаружить себя.

Молодой дворянин — светлокожий, но загоревший на солнце — щурил голубые глаза в ослепительном свете дня. В Ролдеме кончалось лето; утренние туманы уже рассеялись, выжженные сияющим солнцем, и только легкий ветерок с моря делал жару терпимой. Поднимаясь от порта на холм, молодой человек насвистывал какой-то мотив — он разыскивал свою старую квартиру в доме над лавкой ростовщика. Он знал, что за ним следят, потому что был охотником, и одним из лучших.

В Ролдем вернулся Коготь Серебристого Ястреба, последний представитель племени оросини — агент Конклава Теней. Здесь его знали как Когвина Ястринса — дальнего родственника лорда Сельяна Ястринса, барона при дворе принцессы в Крондоре. У него был титул сквайра Белкасла и баронета Серебряного озера — эти поместья дохода почти не давали; а еще он являлся вассалом барона Илита; Ког Ястринс, в прошлом служивший в звании лейтенанта под командованием герцога Вабонского, был молодым человеком не самого низкого положения, но с весьма скромным состоянием.

Почти два года он не возвращался в те места, которые видели его триумф — победу в состязании в ролдемской Школе Мастеров, принесшую ему звание лучшего фехтовальщика в мире. Человек скептического склада ума, Ког не обольщался насчет своего превосходства — он всего-навсего оказался удачливее нескольких сотен участников, которые приехали в Ролдем на турнир, и это не давало ему повода считать себя лучшим в мире. Он не сомневался, что где-то в дальнем гарнизоне найдется солдат или наемник, несущий охранную службу, кто порубил бы его в куски, будь у него такая возможность; к счастью, на турнир никто из них не явился.

На короткий миг Ког задумался, суждено ли ему через три года приехать в Ролдем на следующее состязание. Ему исполнилось двадцать три года, так что только обстоятельства могли стать препятствием на пути к турниру. Если это случится, он надеялся, что турнир окажется менее трагичным, чем предыдущий. Тогда в поединках два человека погибли от его клинка — такое на турнирах случалось крайне редко, и публика была шокирована. Однако Ког не чувствовал сожаления, поскольку один из этих двоих был в ответе за гибель сородичей Кога, а другой оказался наемником, которого послали, чтобы Кога убить. Вспомнив об убийцах, Ког вспомнил и о том человеке, который за ним следил. Он сел в Саладоре на тот же небольшой корабль, но ухитрялся избегать прямой встречи с молодым человеком, несмотря на то что в море они провели почти две недели.

Птица покружилась над головой и зависла в воздухе, хлопая крыльями, вытянув ноги и развернув веером хвост — словно увидела добычу. Хищник возвестил о своем присутствии характерным криком.

Услышав знакомые звуки, Ког поднял голову и замер — над толпой реял серебристый ястреб. Молодой человек носил имя этой птицы и считал ее своим покровителем. На какой-то миг Когу показалось, что он видит глаза ястреба и слышит его приветствие. Птица сделала круг и улетела.

— Вы заметили? — спросил носильщик, остановившийся рядом. — Никогда не видал, чтобы птица такое выделывала.

— Это просто ястреб, — отозвался Ког.

— Что-то не я видал ястребов такой масти, тем более здесь, — заметил носильщик, бросил еще один взгляд в небо, где птицы уже не было, и взялся за свою ношу.

Ког тем временем вернулся в толпу. Серебристые ястребы водились на его родине, далеко на севере, за обширным морем Королевства, и, насколько ему было известно, в островном королевстве Ролдем не встречались. Он ощутил беспокойство, тем более сильное, что причиной его был не только незнакомец, следивший за ним от самого Саладора. Молодой человек так долго играл роль Кога Ястринса, что забыл, кем является на самом деле. Наверное, птица должна стать предупреждением.

Пожав плечами, он сказал себе, что появление ястреба могло быть простым совпадением. Оросини по происхождению, он был принужден отказаться от традиций и верований своего народа. В глубине души он оставался все тем же Когтем Серебристого Ястреба, личностью, выплавленной в суровых испытаниях, которые выпали на долю его страны, но окончательно сформировали его судьба и учителя-чужеземцы, и теперь мальчик из клана оросини казался не более чем туманным воспоминанием.

Молодой человек пробирался через городскую толпу и вскоре оказался в более зажиточной части города, где в витринах были выставлены роскошные одежды и дорогие украшения. Но эти улицы Ког прошел с видом полного безразличия. По легенде, выработанной для него членами Конклава Теней, он был дворянином с весьма скромным достатком. Конечно, столь обаятельный молодой человек и к тому же победитель турнира по фехтованию был вхож в высшие круги ролдемского общества, но не имел возможности организовывать приемы в собственном доме.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке