Горе поиска

Тема

Лорд Дансени

Рассказывают также о Короле Ханазаре, как он склонился низко пред Древними Богами. Никто не кланялся Древним Богам так низко, как Король Ханазар.

Однажды Король, возвращаясь с церемониала Древних Богов и с молитвы в храме, приказал, чтобы их пророки предстали перед ним:

«Я хочу узнать кое-что о Богах».

Тогда предстали пред Королем Ханазаром пророки, обремененные многими книгами, и Король сказал им:

«Этого нет в книгах».

С тем и ушли пророки, унося с собой тысячи методов, прекрасно описанных в книгах, посредством которых люди могли обрести мудрость Богов. Остался только один верховный пророк, который забыл книги, ему и сказал Король:

«Древние Боги могущественны».

И ответил верховный пророк:

«Очень могущественны Древние Боги».

Тогда сказал Король:

«Нет других Богов, кроме Древних Богов».

И ответил пророк:

«Других нет».

И эти двое остались наедине во дворце. И Король сказал:

«Поведай же мне о Богах и о людях, если может быть открыта правда».

Тогда сказал верховный пророк:

«Далека и светла и пряма дорога к Знанию, и по ней среди жара и пыли идут все мудрые люди земли, но в полях прежде, чем они достигнут цели, самые мудрые ложатся отдохнуть или собирают цветы. У дороги к Знанию – о Король, она трудна и горяча – стоят многие храмы, и в дверном проеме каждого храма стоят многочисленные священники, и они призывают путников, утомленных дорогой, обращаясь к ним так: «Это – Конец».

И в храмах звучит музыка, и с каждой крыши доносится аромат приятных курений; и всякий, кто смотрит на прохладный храм, на какой бы храм они не бросали взгляд, или слышит скрытую музыку, оборачивется, чтобы убедиться, действительно ли это Конец. И тот, кто обнаруживает, что его храм на самом деле не Конец Пути, снова возвращается на пыльную дорогу, останавливается в каждом храме, мимо которого проходит, из опасения, что минует Конец, или мчится вперед по дороге, не видя ничего в пыли, пока не утратит способность двигаться дальше и пока не устанет от путешествия и не остановится на отдых в каком-то другом храме, где любезный священник поведает, что это также Конец Пути. Ни один человек на той дороге не может получить какой-либо помощи от своих товарищей, ибо только одна вещь, которую они говорят, непреложно истинна: «Друг, мы не можем разглядеть ничего, кроме пыли». И пыль, которая скрывает путь, была с тех самых пор, когда появилась дорога, и часть ее вздымается под ногами всех путников на дороге, а еще вьется у дверей храмов.

И, о Король, было бы лучше для тебя в путешествии по той дороге остановиться тотчас же, как только заслышишь ты один зов: «Это Конец», сопровождаемый звуками музыки. И если в пыли и тьме ты минуешь Ло и Маш и дивный храм Кинеша, или Шината с его опаловой улыбкой, или Шо с агатовыми глазами, все же Шило и Минартхитеп, Газо, Амаранд и Слиг все еще будут перед тобой и жрецы их храмов не забудут воззвать к тебе.

И, о Король, говорят, что только один узрел конец и миновал три тысячи храмов, и жрецы последних были похожи на жрецов первых, и все говорили, что их храм в конце дороги, и все были сокрыты пылью, которая опускалась на них, и все были очень дружелюбны, и только дорога была утомительна. И в некоторых храмах было много Богов, и в некоторых только один, и в некоторых алтари пустовали, и во всех было много жрецов, и во всех путешественники были счастливы, пока они отдыхали. И в некоторых его товарищи путешественники пробовали остановить его, и когда он сказал: «Я отправлюсь дальше», многие сказали: «Этот человек лжет, ибо дорога кончается здесь». И он, который путешествовал к Концу, поведал, что, когда над дорогой послышались раскаты грома, раздались голоса всех жрецов, насколько он мог слышать:

«Внемлите Шайло!» – «Услышьте Маша!» – «О! Кинеш!» – «Голос Шо!» – «Минартхитеп сердит!» – «Слушайте слово Слига!»

И вдали над дорогой какой-то путешественник кричал, что Шинат вторгся в его сны.

O Король, это очень печально. Рассказывают, что тот путешественник достиг наконец самого Конца и обнаружил там огромный залив, и в темноте на дне залива ползал один маленький Бог, не больше зайца, и его рыдающий голос разносился в холодном воздухе: «Я не знаю». И за заливом ничего не было, только кричал маленький Бог.

И тот, который странствовал к самому Концу, помчался назад, пока снова не достиг храмов, и вошел в тот, где жрец кричал: «Это – Конец», остановился и улегся на кушетку. Там тихо сидел Юш, с изумрудным языком и двумя большими сапфировыми глазами, и многие оставались там и были счастливы. И старый жрец, успокоив ребенка, приблизился к тому путешественнику, который видел Конец, и сказал ему: «Это Юш, и это Конец мудрости». И путешественник ответил: «Юш очень мирный и это действительно Конец»».

«O Король, желаешь ли ты услышать больше?»

И Король сказал:

«Я желаю услышать все».

И верховный пророк ответил:

«Был также другой пророк, и его имя было Шаун, который так почитал Древних Богов, что он обрел способность различать их формы при свете звезд, когда они бродили среди людей, невидимые для других, Каждую ночь Шаун постигал формы Богов, и каждый день он учил о них, пока люди в Авероне не узнали, что все Боги кажутся серыми на фоне гор, и что Руг был выше, чем гора Скагадон, и что Скун был меньше, и что Азгул наклонялся вперед при ходьбе и что Тродат смотрел вокруг своими маленькими глазками. Но однажды ночью, когда Шаун наблюдал за Древними Богами при свете звезд, он слабо различил нескольких других Богов, которые неподвижно сидели далеко на склонах гор позади Древних Богов. И на следующий день он сорвал с себя одежды пророка Аверона и сказал людям:

«Там есть Боги превыше Древних Богов, три Бога, слабо различимые на холмах, три Бога, при свете звезд наблюдающие за Авероном». И Шаун отправился в путь и путешествовал много дней, и многие люди следовали за ним. И каждую ночь он все более ясно различал формы трех новых Богов, которые спокойно сидели, пока Древние Боги бродили среди людей. На самых высоких горных склонах Шаун остановился со всеми своими людьми, и там они построили город и поклонялись Богам, которых мог разглядеть только Шаун, Богам, восседавшим над ними на горе. И Шаун учил, что Боги были подобны серым полосам света перед восходом солнца, и что Бог справа смотрел вверх в небо, и что Бог слева смотрел вниз на землю, а Бог в середине спал.

И в городе последователи Шауна построили три храма.

И справа был храм для молодых, и слева был храм для старых, и третий храм был для древнейших, и в третьем храме все двери были заперты и запретны – никто и никогда не переступал порога храма. Однажды ночью, когда Шаун наблюдал за тремя Богами, сидящими в бледных лучах на фоне горы, он увидел на верхних склонах горы двух Богов, которые беседовали и указывали на Богов горы с насмешкой, только он не слышал ни звука. На следующий день Шаун рассказал об увиденном и несколько человек последовали за ним, чтобы подняться на верхние склоны горы в холодное время и найти Богов, которые были столь велики, что они насмехались над тремя молчаливыми божествами. И около этих двух Богов они остановились и построили себе хижины. Также они построили храм, в котором Двое Великих были вырезаны рукой Шауна: головы изваяний были обращены к собеседнику, усмешка была на Их лицах и презрение – в Их жестах; а внизу были вырезаны три Бога горы как актеры, играющие в игры.

Никто не вспоминал теперь Азгула, Тродата, Скана и Руга, Древних Богов.

Много лет Шаун и его немногочисленные последователи жили в хижинах на вершине горы, поклоняясь Богам, которые насмехались над другими Богами, и каждую ночь Шаун видел этих двух Богов при свете звезд, когда они смеялись в тишине. И Шаун становился все старше.

Однажды ночью, когда его глаза были обращены к этим Двум, он увидел за горами вдали великого Бога, восседающего на равнине и досягающего до самого неба. Великий Бог сердито смотрел на Двух, когда они сидели и насмехались. Тогда сказал Шаун немногим людям, которые следовали за ним:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке