Кресло забвения

Тема

Эрик Френк Рассел

"Кресло забвения"

Те двое не знали, что Дженсен стоит за дверью. Приди им хоть на минуту в голову, что там, в темноте, кто-то подслушивает их, пытаясь не упустить ни единого слова, они немедленно приняли бы эффективные меры. Но они ни о чем не подозревали. Дженсен подкрался к двери неслышным шагом, скользя как тень, и лишь легкое дуновение выдыхаемого им воздуха выдавало его присутствие. Вот почему они вели разговор, вернее спор, во весь голос, в минуту несогласия переходя на крик.В глубоком мраке коридора Дженсен прижался ухом к тонкой, не более дюйма толщиной, щели, сквозь которую пробивалась полоска света. И хотя он весь обратился в слух, пронзительный взгляд его налитых кровью глаз был устремлен туда, откуда он пришел. В доме царила полнейшая тишина, но он был начеку: а вдруг (кто знает?) в коридоре появится человек, слуга например, с такой же кошачьей походкой, как у него самого. Нельзя, чтобы его схватили, ни в коем случае нельзя позволить опять заграбастать себя. Этот псих Хаммел убил стражника, когда они бежали, и хотя сам он, Дженсен, не стрелял, все равно его сочтут соучастником. Впрочем это не играло большой роли. Он и так получил вышку за убийство, а казнить человека можно только раз. Но он не вернется в камеру смертников - никогда! Котелок у него варит, а парни, у которых варит котелок, на виселицу не попадают.Жестокая, холодная решимость светилась в его глазах, с угрозой сверливших темноту, в то время как он прислушивался к тому, что происходило в комнате.Сейчас говорил тучный мужчина средних лет. Он пытался что-то втолковать похожему на дистрофика типу с седыми волосами, который никак не хотел понять самые простые вещи. Предметом спора была машина. Толстяка звали Бленкинсоп. Обращаясь ко второму, он именовал его то Уэйном, то доктором. Машина, которую Дженсен с трудом разглядел сквозь дверную щель, представляла собой странного вида отполированный предмет, слегка напоминавший панель компьютера, увенчанную феном для просушки волос. Она была укреплена на высокой спинке кресла, и толстый кабель, отходивший от него, был включен в электрическую сеть.- Хорошо, Уэйн, - лениво протянул Бленкинсоп.- Допустим, я согласен с вашим утверждением, что жизненная сила - это всепроникающая радиация, которую можно направлять и усиливать. Я готов даже принять на веру ваше заявление, что это приспособление способно излучать жизненные лучи с такой же легкостью, с какой кварцевая лампа излучает полезное человеку тепло. Он похлопал себя по огромному животу и затянулся дымом так, что на месте его жирных щек образовались две впадины. - Ну, а дальше что?- Я который раз объясняю вам, - пожаловался Уэйн, - что огромное увеличение духовной энергии способствует высвобождению человеческой души.- Знаю, знаю, - одной затяжкой Бленкинсоп сжег полдюйма своей сигары и сбросил пепел на машину. Довольно я наслышался басен, их любят рассказывать мистики: всякие там раджи, хамы, ламы, свамы и бог знает кто еще. С одним таким я был даже знаком. Называл себя Рай Свами Алажар. Утверждал, что может освободить свое астральное тело и взмыть в небо подобно реактивному самолету. Сквернословил отчаянно. Настоящее его имя было Джо О'Хэнлон. - Бленкинсоп осклабился, отчего у него сразу выросло четыре подбородка. - Впрочем, полагаю, что с прибором, изобретенным таким великим ученым, как вы, можно выкинуть фокус и похлеще.- Я гарантирую успех, - воскликнул Уэйн.- Не горячитесь, - посоветовал Бленкинсоп. - Я готов принять ваш прибор без всяких испытаний. - Он небрежно взмахнул жирной рукой. Огромный бриллиант на среднем пальце брызнул снопом искр, вызвавшим ответный блеск в глазах стоящего за дверью человека. - Я вам верю. Я простой, честный труженик, я лишь эксплуатирую чужой мозг. Моя компания делает ставку на вашу способность создавать вещи, достойные ее финансовой поддержки. Но вы должны понимать, что могут существовать и другие точки зрения на этот вопрос.- Меня они мало интересуют, - сказал Уэйн, - мне не раз приходилось иметь дело с вашей фирмой...- К обоюдной выгоде, - заметил Бленкинсоп. - Что касается меня, я готов считать эту штуку очередным детищем вашего таланта. Я принимаю ваши заверения в том, что она способна выполнить обещанное. Но я учитываю и тот факт, что она мне уже стоила кучу денег и будет стоить еще больше, если я запущу ее в производство. И я задаю себе вопрос: способна ли она принести мне прибыль, хотя бы самую скромную? - Он перевел оценивающий взгляд с Уэйна на прибор и снова на Уэйна. - Да или нет?- Деньги, деньги, деньги, - воскликнул Уэйн с гримасой отвращения. Неужели научный прогресс оценивается лишь с точки зрения дохода, который он способен принести?- Да!- Но моя машина поможет человеку высвободить свою душу - свое "я"! Какие необыкновенные возможности откроются перед людьми!- А кому нужно освобождать свое "я"? Кто захочет платить за это и сколько? Черт побери, в наши дни, когда всякий дурак может купить билет на самолет, кому понадобится автоматический транспортер душ? Когда мне хочется навестить Мейзи на юге Франции, я отправляюсь туда лично - во плоти и крови. Какой мне смысл посылать туда мое астральное тело? Вряд ли она получит удовольствие, обнимая дух.- Вы забываете, что при облучении происходит такой громадный рост жизненной энергии, - с горячностью запротестовал Уэйн, - что душа человека способна покинуть свою телесную оболочку и переселиться в другое тело - по своему выбору, - навсегда вытеснив прежнего владельца, при условии, конечно, что тот не прошел соответствующей обработки, которая придала бы ему равную или даже большую силу.- В своде законов, как мне помнится, это называется похищением трупов, уточнил Бленкинсоп, улыбнувшись одной из своих грязных улыбок. - В свое время вы изобрели несколько превосходных вещиц, мой милый, но на этот раз вы явно перемудрили. Мне не получить и двух с половиной процентов за механического похитителя трупов, так что лично меня эта штука не интересует.- У вас какой-то иррациональный подход к делу, запротестовал Уэйн. - Я ведь имею в виду лишь легальный обмен телами.- Легальный? - Развеселившийся Бленкинсоп чуть не подавился сигарным дымом. - Чьи это тела могут подлежать легальной конфискации? И ради чьей выгоды? Он ткнул жирным пальцем в грудь Уэйна. - Кто будет платить за переселение и кто будет получать эти деньги? И при чем тут буду я?Глядя на него с нескрываемым презрением, Уэйн сдержанно пояснил:- В прошлый четверг умер Коллистер. Это был крупнейший в мире специалист по раковым заболеваниям. В тот же день был казнен Бэт Мэлони - преступник. Мозг Коллистера оставался активным до конца, в то время как тело было изношено долгими годами служения человечеству. Душа Мэлони представляла собой неизлечимо извращенное, антисоциальное "я", заключенное в грубое, но сильное и здоровое тело.- Понимаю, - согласился Бленкидсоп. Он протянул руку за своей шляпой. Будь ваша воля, вы бы засунули Коллистера в каркас Мэлони. Не стану обсуждать научную сторону этого эксперимента, так как верю, что вам бы он удался. Но я неплохо разбираюсь в законах. Моя жизнь протекала не в лаборатории, в окружении приборов и машин, а в нашем грешном и жестоком мире. Примите совет жалкого реалиста: вам не найти такого закона, который дал бы вам право на подобные фокусы, даже если бы вы агитировали за их гуманность до самого страшного суда.- Но...- Пора вам и повзрослеть наконец, - нетерпеливо перебил его Бленкинсоп. С вашим идеализмом вам место разве только в детской. Я не могу выпустить на рынок воздушный замок, мне не дадут за него и стоимости пачки сигарет.Пухлая рука протянулась к ручке двери, и человек, стоящий по ту сторону ее, отпрянул в темноту.- Советую вам лучше поломать голову над вашим стереоскопическим телевизором. На нем можно крупно заработать. Публика хочет этого, а кто мы такие, чтобы отказывать массе в ее желаниях? Что касается вашей бредовой машины, то если вы предложите мне еще что-нибудь в этом роде, я просто умру со смеху.И, смеясь, он вышел из комнаты.И умер.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке