Имперский гамбит (3 стр.)

Тема

В отличие от некоторых энтузиастов воинского искусства Клозе вовсе не жаждал умереть в бою. Ему было абсолютно все равно, где состоится его рандеву с костлявой старухой в черном балахоне.

В дверь постучали.

Клозе не стал пытаться прятать сигарету и развеивать дым, деактивировал замок и позволил стучавшему войти.

Им оказался очередной представитель молодняка. Из совсем недавнего пополнения. Лицо парня показалось Клозе знакомым, но имя он вспомнить даже не тщился.

– Я могу войти, сэр? – осведомился пилот с порога.

– Валяйте, – сказал Клозе и жестом пригласил парня присесть на стул. – Вы кто?

– Лейтенант Мейер, сэр. Мы с вами летали сегодня.

– Это я летал сегодня, – поправил его Клозе. – А вы телепались где-то сзади.

– Да, сэр. Наверное, сэр.

– И чем я обязан?..

– Я хотел бы выразить вам свое восхищение, сэр. Скольких вы сбили сегодня?

– Семерых, – ответил Клозе. – А вы?

– Э… Одного, сэр.

– Надо же, – сказал Клозе. – Это большой успех, лейтенант. Но если вы пришли хвастаться, то вы ошиблись адресом. Офицерский клуб находится на следующей палубе.

– Я… не хвастаться пришел, сэр. Я хотел бы поговорить с вами.

– Мы уже говорим, – устало сказал Клозе.

Мейер настолько активно игнорировал дымящуюся сигарету в руке капитана, что Клозе стало смешно. Он выпустил клуб дыма по направлению к Мейеру и предложил присоединиться. Мейер отказался. Трус? Или просто не курит?

– Вы лучший пилот из всех, кого я видел, – сказал Мейер.

Клозе счел комплимент средненьким, учитывая, как мало настоящих пилотов Мейер мог видеть.

– Я уже говорил, что восхищен вашим умением?

– Да, – сказал Клозе. – Это уже все или вы хотите сообщить мне хоть что-нибудь, чего я не знаю?

– Да, сэр. В смысле – хочу.

– Выкладывайте, – сказал Клозе.

– Я был лучшим на своем курсе, сэр.

– Этого я действительно не знал, – согласился Клозе. – Но с чего вы взяли, что мне это интересно?

– Это далеко не все, сэр, – сказал Мейер. – После окончания курса подготовки меня вызвали на беседу. Она была очень неприятной, сэр.

– УИБ? – поинтересовался Клозе.

– Служба духовного воспитания, сэр, – сказал Мейер.

Клозе вздохнул. Он никак не мог привыкнуть, что эту недавно образованную контору люди теперь боятся больше, чем Управление имперской безопасности. Еще одно свидетельство того, что времена меняются.

– И чем вы заинтересовали этих ребят?

– Видите ли, сэр, когда я поступал на курсы, я указал, что являюсь атеистом, – сказал Мейер.

– Очень неблагоразумно с вашей стороны, должно быть, – сказал Клозе.

– Я уже это понял, сэр. Кардинал, с которым я беседовал, твердо дал мне понять, что я не смогу сделать карьеру в ВКС, если срочно не пересмотрю свои религиозные убеждения.

Странно, подумал Клозе. С чего это целый кардинал опустился до беседы с каким-то новоиспеченным пилотом? Неужели у них там нет нижних чинов? Клозе не слишком хорошо разбирался в иерархии клира, но кардиналы всегда казались ему чем-то вроде полковников. Если не генералов.

– По сути, он сказал, что удивлен, как меня вообще допустили к курсам. И еще он сказал, что исправит эту оплошность и меня не допустят к настоящим полетам.

– Но вас допустили, – заметил Клозе. – Хотя и отправили не в самое престижное место службы. Далеко не самое престижное.

– Допустили, – подтвердил Мейер. – Но только после того, как я согласился выполнить небольшое поручение кардинала.

– И?.. – сказал Клозе, когда посчитал молчание чересчур затянувшимся. – Предполагается, что сейчас я должен спросить, что это за поручение, которое вы согласились выполнить, и при чем здесь я? Можете считать, что я уже спросил.

– Ну, вообще-то мне поручили устранить вас, – выпалил Мейер.

– Убить, – уточнил Клозе.

– И выдать это за обычную смерть в бою, – добавил Мейер.

– Это не так уж сложно устроить, – заметил Клозе. – И как же вы намерены поступить?

Глаза Мейера расширились от изумления.

– Я думал, это очевидно, раз я пришел сюда. Я не собираюсь этого делать.

– Не так уж и очевидно, лейтенант, – сказал Клозе. – Вы вполне могли оказаться приверженцем старой благородной школы. Этот жест вполне вписывается в рыцарское понятие о благородстве. Предупредить, вызвать на бой, вместо того чтобы просто и надежно ударить в спину. Но я бы так делать не стал. Я бы ударил в спину.

По лицу Мейера можно было определить, что последнюю фразу Клозе он считает самооговором. Причем самым злостным.

– Тогда зачем же вы пришли? – спросил барон.

– Только чтобы информировать вас, сэр.

– Какой мне прок от этой информации? – вопросил Клозе.

Удивлен он не был. Теперь его было не так легко удивить, особенно если дело касалось человеческой глупости или подлости.

– Э… Кто предупрежден, тот вооружен, – сказал Мейер. – Или типа того, сэр.

– Почему вы передумали? – полюбопытствовал Клозе.

– Потому что… эта идея не нравилась мне с самого начала, сэр. Нельзя начинать свою карьеру с такого поступка.

Боже, он еще думает о карьере, подумал Клозе. Это в такое-то время? Стоит ли рассказать ему, какая карьера его ждет? Он вряд ли успеет дослужиться до капитана, прежде чем все человечество накроется одним большим медным тазом.

– А потом… Потом я увидел вас в деле.

– И испугался?

– Нет, – сказал Мейер. – Ударить в спину легко. Технически. Ведь вы бы не ждали такого от меня… От кого-то из своих. Но вы – не просто человек. Вы… Я не знаю, как это выразить… Легенда при жизни…

– Скорее уж я – жизнь при легенде, – ухмыльнулся Клозе. – Не боитесь, что кардиналу не понравится такое отношение к его приказу?

– Пусть кардинал катится к черту, сэр, – решительно сказал Мейер. – Мы – пилоты. Мы не бьем по своим.

– Ты был один? – Вон он, момент истины.

– Нет, сэр. Позже меня познакомили с другими. Кардинал имел в виду, что вы очень хорошо умеете пилотировать.

– Сколько вас было?

– Трое, сэр.

– Всего-то? – удивился Клозе. – Видать, кардинал плохо изучил мое личное дело. С вами мне все ясно, лейтенант, а что насчет тех двоих? Мне все еще следует опасаться удара в спину?

– Нет, сэр. Лейтенант Густавсон не осмелился идти со мной, но я говорю и от его имени тоже.

– А третий?

– Сегодня он отлетал свое, сэр.

– Понятно, – сказал Клозе. – Вы сообщите мне имя того кардинала, который подписал вас на столь богоугодную работенку?

– Я его не знаю, сэр.

– Он даже не представился?

– Нет, сэр. Высокий, худой, старше средних лет, волосы темные…

Клозе жестом остановил Мейера.

– Это описание ни о чем мне не говорит, лейтенант, – сказал он. – Боюсь, я не знаю в лицо всех кардиналов. Даже одного не знаю.

Хотя нет. Одного я знаю. Кардинала Джанини, личного духовника нынешнего императора. Типа, с подачи которого и заварилась вся эта каша.

Трое, подумал Клозе. Да эти типы меня совсем не уважают. После «Трезубца»… Хотя это ведь может быть и не одна тройка. Вряд ли бы всех моих потенциальных убийц стали сводить вместе.

Черт побери, воевать становится все веселее. Теперь надо смотреть еще и за спину, ожидая удара от «своих».

С другой стороны, почему меня это не удивляет? Потому что я ждал чего-то подобного с самого момента своей отправки в это соединение.

Мейер не уходил. Он словно ждал чего-то еще, хотя вряд ли мог добавить к беседе новые факты.

Потом Клозе сообразил, чего Мейер ждет.

Прощения. Отпущения грехов, пусть и не такого, как в церкви.

– Можете идти, Мейер, – сказал Клозе. – Я не буду вам лгать, сказав, что вы хорошо воюете, потому что я не видел, как вы воюете. Но у вас еще есть все шансы заслужить мое уважение.

Мейер посветлел лицом. Покашливание Клозе догнало его уже на пороге. Он обернулся.

– Спасибо, лейтенант, – сказал Клозе.

Единственным человеком, от общения с которым Клозе не тошнило, был, как ни странно, офицер контрразведки майор Сэм Клементс. Вообще-то пилоты обычно недолюбливали контрразведчиков, но майор Клементс оказался на удивление приятным собутыльником. Возможно, именно поэтому он и получил назначение в местную «эскадрилью прокаженных». Командовал небольшим соединением вице-адмирал ВКС Карлос Рикельми. Он был неплохим военным даже по строгим меркам Раптора. Но шутники называли его соединение «эскадрильей прокаженных имени Клозе». По фамилии самого знаменитого прокаженного.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке