Время, творящее миры

Тема

Кирпичев Вадим

Вадим Кирпичев

Время сказало: "Я мир созидаю, что полон красы".

- "Мы же тебя создаем, о время", - сказали часы.

Рабиндранат Тагор.

ВЫБОР ВРЕМЕНИ

ХХ век лихо перепрыгнув из пролетки в авто, а потом и в ракету, как-то незаметно домчал нас к концу столетия. Философы уже вовсю говорят о конце истории, как всегда в конце века усиливаются эсхатологические настроения, настроения конца света, больше того, новое, неведомое тысячелетие уже громоздится над нами до самых небес черной, накрывающей нас стеной...

Самое время поговорить о времени, да простится мне эта тавтология.

Что есть время? Каковы современные представления о времени? Насколько они расходятся с обыденными? Выбор какого представления о времени позволяет непротиворечиво и адекватно описать мир? На все эти вопросы мы попытаемся ответить в данной статье, взяв в основу логику и реальность - подход, кстати, далеко не безобидный, зачастую приводящий к совершенно фантастическим на первый взгляд умозаключениям.

В истории философии, как известно, можно выделить два наиболее значительных направления в подходе к проблеме времени: субстанциональное и реляционное.

В субстанциональном направлении пространство и время есть самостоятельные, независимые от сознания и материи сущности. Этот подход Аристотеля-Ньютона вполне согласуется с очевидностью, но ведь и вращение Солнца вокруг Земли также о ч е в и д н о .

Реляционное направление отрицает независимость пространства-времени и определяет их как особые отношения между процессами, происходящими в мире. Вне этих отношений пространства-времени нет. В таком подходе подразумевается и добавляется субъект, эти отношения устанавливающий, а с ним добавляется и далеко не очевидный вопрос: а являются ли эти отношения объективными? Пространственно-временные отношения это категории, неотрывные характеристики бытия? Или они проистекают из особенностей нашего сознания?

Смею утверждать, что эти вопросы на самом деле производны от более общего вопроса об объективности самого мышления и вне этого достаточно спекулятивного вопроса не могут быть разрешены. Зато прояснить наши представления о пространстве-времени мы можем на основе вполне зримого и очевидного эксперимента. Речь идет вовсе не о знаменитом опыте Майкельсона, позволившем Эйнштейну перевернуть все наши "очевидные" представления о пространстве-времени. Напомню, что опыт Майкельсона доказал постоянство скорости света в любой инерциальной системе отсчета, независимость этой скорости от скорости наблюдателя, сколь высока бы она не была. Созданная на основе этого факта специальная теория относительности (СТО) изменила сами понятия пространства и времени, лишила их абсолютного характера. Ведь в СТО время, а также понятие одновременности имеют достаточно относительный характер и зависят от выбора системы координат (скорости наблюдателя).

Опыт Майкельсона и СТО в первую очередь изменили физику времени. Нас же интересует его философия. Поэтому в качестве эксперимента проливающего свет на природу времени мы возьмем опыт по сотворению мира. Оставим крайности агностикам, поверим очам своим и будем считать, что материальный мир существует и, больше того, был когда-то сотворен. Что из этого следует? Как мы сейчас увидим - очень многое. Творение мира возможно далеко не во всяком времени. Именно факт существования мира, его создания и определяет выбор времени.

СОТВОРЕНИЕ МИРА - ПАРАДОКС БОЛЬШОГО НАЧАЛА

Был ли в самом начале у мира исток?

Вот загадка, которую задал нам бог.

Мудрецы толковали о ней, как хотели,

Ни один разгадать ее толком не смог.

Омар Хайям

С чего началось ВСЕ? Есть ли у материи начало? А если есть, то что было до него? Какой уловкой сотворен мир из ничего? Удивительные по простоте вопросы, но вот уже две с половиной тысячи лет превеликие славой мудрецы рода людского не в силах на них ответить.

Большое Начало, старт мироздания, Большой взрыв, сотворение мира, начало всех начал... Если у мира было начало, то что было до него? Допустим, предначало. А что было тогда до предначала? Ничего? Тогда каким образом из ничего можно сделать что-то? Никаким. Следовательно, никакого Большого Начала не было и быть не могло, а нас с вами - тем более.

Парадокс на лицо, и сколько блистательных умов тщетно вглядывались в слепящую первозданным мраком бездну этого парадокса... Итак, послушаем, что умного было сказано по проблеме Большого Начала за последние три тысячи лет. Много времени это не займет.

Первым задался вопросом "Что есть все?" Фалес, еще в VI веке д.н.э., тогда же Анаксимандр ввел такое понятие как апейрон-вещественное начало без границ, божественную основу всего сущего. Гераклит предпочел назвать материю вечным огнем, который пребывал всегда. Платон выбрал мир вечных идей и Бытие созданное Мастером (Творцом). Именно древние греки сразу нащупали ту развилку, на которой разминулись пути материалистов и идеалистов в решении проблемы Большого Начала, и, как мы увидим, ничего нового в дальнейшем здесь сказано не было.

Идеалисты, теоцентристы - все как один таскали материю из ничего руками Создателя. Материалисты, те дружно прятали концы проблемы Начала в актуальную бесконечность мироздания во времени и в пространстве. Мол, мир пребывал всегда и никаких гвоздей.

На самом же деле материалисты просто прятались от проблемы Начала за актуальную, законченную бесконечность, то есть за бесконечность абстрактную, якобы реально существующую вне времени. В действительности же мы всегда имеем дело только с потенциальной бесконечностью, с физическими величинами, могущими стать бесконечными лишь в бесконечно удаленном будущем. То есть - никогда.

Век сменялся веком, но суть ответов не менялась. Разве что формулировки становились изощреннее. Спиноза, растворивший Бога в природе, последнюю объявил п р и ч и н о й с а м о й с е б я . Сказано изящно, по сути - верно, но, увы, формально противоречиво, сиречь - бессмысленно. По всем законам формальной логики причина порождает следствие, но никак не самое себя.

Получается, что без конкретного механизма самосотворения, без понимания того, что парадокс Начала и порождаемые им логические нелепицы вызваны представлением об абсолютном ньютоновском времени, философ-материалист ничем не лучше средневекового схоласта, списывающего все трудности вселенского старта на проделки Создателя и, более того, с удовольствием проводящего обратную операцию, а именно: создание самого Мастера (Творца) из парадокса Начала. Недаром первые два доказательства (из пяти) существования бытия Божьего, вышедшие из-под пера Фомы Аквинского, построены именно на неразрешимости проблемы Большого Начала в рамках абсолютного и бесконечного пространства-времени.

Неразрешимость проблемы Большого Начала приводила к Богу самых умных людей. Даже Ньютон примирился с Творцом как с автором первотолчка и меры вещей. На что Кант объявил мнение Ньютона о необходимости первотолкателя жалким, и тут же сам построил доказательство существования Бога, основываясь на разумности законов бытия.

Ничего не дала философии и наивная попытка Гегеля затуманить реальную проблему Начала введением промежуточных категорий становления и чистого бытия. Был только на шаг отодвинут приход к Богу, к этому неизбежному итогу идеализма, загоняющего смысл и цвет бытия в предисторию.

Зато Маркс не мудрствовал. С античной силой и простотой утопив проблему Начала в актуальной бесконечности, он тем самым обрек род людской на трансцедентную аморальность, ибо формула Бесконечность - Бог = Аморальность лишает человека смысла жизни вне себя самого и превращает его во вредный вирусишко в бесконечном хаосе галактик с распятым для всеобщего утешения Христом.

Подведем итог философии по проблеме Большого Начала. Идеалисты отдают задачу сотворения мироздания на откуп Творцу, материалисты, те дружно прячут концы проблемы в абстракцию бесконечности. Оба ответа - имитации ответа, приводящие к плохим последствиям: идеалисты обрекают человека разумного на второсортность, материалисты - на бессмысленность существования вне перманентного процесса расталкивания локтями себе подобных, на самоценную борьбу с таким же как и ты.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке