Сокровища негодяев

Тема

Антон МЕДВЕДЕВ

Книга первая

Потерянный рай

Для того чтобы выжить, иногда следует умереть. Именно поэтому мой глайдер с телом незадачливого шпиона догорал на дне Каньона Скелетов, а я сидел в небольшой закусочной напротив сверкающего огнями Звездного ресторана и жевал жесткое мясо неизвестного мне животного. Расправившись с бифштексом, я не торопясь смаковал не менее экзотический напиток, ненавязчиво поглядывая в сторону ресторана. Пожалуй, к утру мой глайдер найдут, еще часа два уйдет на опознание тела. Итого, пока уважаемый господин Сагата, с которым у меня возникли небольшие финансовые разногласия, не поймет, что его в очередной раз обвели вокруг пальца и не начнет активные поиски моей скромной персоны, пройдет часов двенадцать — уйма времени. И это время надлежит использовать с максимальной эффективностью, а именно — постараться убраться отсюда как можно дальше.

Я допивал уже вторую порцию напитка, когда из дверей ресторана наконец-то вышел удовлетворяющий всем моим требованиям джентльмен. С трудом закурив сигару, он пару раз оглянулся, словно раздумывая, куда ему податься, затем обреченно махнул рукой и нетвердой походкой заковылял в сторону спального корпуса.

Расплатившись, я перекинул через плечо свою спортивную сумку, не спеша вышел на улицу и спокойно пошел за ним следом. Выбранная мною жертва была слишком пьяна, чтобы осознать опасность. Впрочем, «жертва» — это слишком громко сказано. Проследив за моим подопечным до северных ворот спального корпуса, я спокойно вошел следом, так же не торопясь поднялся вслед за ним по эскалатору. Мой пьяный друг никак не мог вставить ключ в замочную щель своего номера, и я с удовольствием вызвался ему помочь, благо в коридоре никого не было.

— Благ-годарю, — произнес он, взглянув на меня мутными покрасневшими глазами.

— Всегда рад помочь, — искренне улыбнулся я, приветливо распахивая перед джентльменом дверь. Когда он вошел, я тихо скользнул следом и несильно стукнул его чуть позади правого уха. Подхватив обмякшее тело, аккуратно прикрыл за собой дверь. После чего, уложив бесчувственного джентльмена на кровать, уже не спеша выпотрошил его карманы. Итак, кто я теперь?

— Ян Роллинг, инженер, служащий компании «Аст-росервис», — прочитал я вслух личную карточку лежащего на кровати господина. Нажав идентификационную панель, критически оглядел всплывшую на экране фотографию. Лицо на ней сильно отличалось от моей симпатичной физиономии, поэтому пришлось достать из сумки компактный компилятор и ввести в документ свое изображение — подобные устройства, весьма полезные при моем образе жизни, стоили на черном рынке недешево, но себя вполне оправдывали. Уладив, таким образом, все необходимые формальности с документами, я не торопясь переоделся. Поношенную рабочую одежду, в которой мне пришлось проходить весь сегодняшний день, я бросил в утилизатор и переоделся в найденный в стенном шкафу великолепный выходной костюм. Он пришелся мне как раз впору — не зря я целый час проторчал у ресторана, подыскивая подходящую кандидатуру.

Одевшись, я без лишних угрызений совести стал собирать свой дорожный чемодан — не может же солидный джентльмен, служащий такой уважаемой компании, путешествовать налегке. Сам чемодан нашелся в соседней комнате, в него быстро перекочевало кое-что из одежды и других полезных в дороге мелких вещей моего безмолвного друга. Нельзя сказать, что я не мог всего этого просто купить — вероятнее всего, богаче меня сейчас в этом городе никого не было, но зачем же зря тратить деньги и время, когда все нужное можно взять прямо здесь? К тому же мой друг наверняка застрахован, поэтому все его убытки будут с лихвой возмещены. На секунду у меня даже мелькнула мысль о том, не сломать ли ему, в целях одолжения, пару ребер — для увеличения страхового возмещения. Впрочем, не стоит быть таким великодушным.

Спеленав своего подопечного по рукам и ногам и привязав к кровати, я заклеил ему рот упаковочной лентой и критически оглядел проделанную работу. Все сделано наспех, но вполне надежно, до завтрашнего утра он никуда отсюда не денется. А большего мне и не надо — пока его найдут да пока он заявит о краже документов, меня уже здесь не будет. Я оглядел себя в зеркале, причесался — вполне сносный вид, типичный респектабельный джентльмен.

— Ну что ж, Ян Роллинг, пора в путь. — Подмигнув отражению в зеркале, я взял чемодан со своими вещами, перекинул через плечо мою драгоценную, в полном смысле этого слова, сумку, вышел из номера и закрыл за собой дверь.

Минут через двадцать я уже подлетал к зданию кос-мопорта. Расплатившись, я отпустил глайдер, подхватил свои вещи и бодрой походкой направился в сторону билетных касс. Кредитные карточки Яна Роллинга лежали в моем кармане, но мне не хотелось оставлять лишние следы, поэтому я расплатился наличными — сегодня утром мне удалось сбыть за треть цены один из камушков Сагаты, поэтому я чувствовал себя богачом. Остальные драгоценности были запаяны в антирадарную пленку и надежно спрятаны в двойном дне моей сумки. Я представил физиономию Сагаты в тот момент, когда он узнал о похищении его краденых богатств, и мое и без того неплохое настроение стало еще лучше.

Стоя у терминала таможни, я ждал своей очереди, мой рейс отбывал через двадцать пять минут. И хотя по сравнению с предыдущими событиями таможенный контроль был сущим пустяком, сердце слегка щемило — вдруг у господина Роллинга были нелады с законом?

— Цель поездки? — осведомился таможенник, вставляя мою карточку в гнездо терминала; в то время как его коллега всевозможными детекторами проверял мой багаж.

— Отдых. — Мое лицо излучало искреннее радушие. — Я в отпуске, хочу отдохнуть на пляжах Илионы.

Внимательно взглянув на меня и сделав необходимые отметки, чиновник вернул мой документ.

— Желаю приятно провести время. Следующий…

Я подхватил свой багаж и, облегченно вздохнув, пошел к посадочной площадке. Последнее препятствие было благополучно пройдено, через пару дней я буду на Илионе. Но окончательно расслабиться я смог лишь тогда, когда тихо загудели двигатели корабля, по корпусу прошла мелкая, но в высшей степени приятная для меня дрожь. Немного поглазев из окна своей каюты на медленно удалявшуюся поверхность Виолы, я с наслаждением растянулся на кровати и провалился в глубокий беспробудный сон.

В жизни каждого человека бывает момент, когда приходится остановиться и трезво оценить свою жизнь. И в большинстве случаев подобный момент истины бывает не слишком приятен. Для меня этот момент наступил достаточно рано. Мне было двадцать два года, я работал в ремонтной компании, целыми днями возясь с глайдерами и их электронной начинкой. Работал до тех пор, пока в один прекрасный день мне все это не опротивело. Я просто не видел своего будущего, я очень отчетливо понимал, что мне всю жизнь придется просидеть в этом тесном мирке, ограниченном работой и нудными приевшимися развлечениями.

Осознание бессмысленности подобной жизни было таким острым, что уже через неделю я распрощался с ремонтной компанией, продал свое нехитрое имущество, пожал руки немногочисленным друзьям и отправился на один из Дальних Форпостов — денег как раз хватило на билет в один конец. Именно там я и завербовался в Группу Освоения, благо туда с удовольствием брали болванов вроде меня. Шесть месяцев подготовки, в течение которых из меня немного выбили мою земную дурь, и я, Максим Крылов, двадцати трех лет от роду, приступил к героической работе космоисследователя. И вскоре своими глазами увидел многие из тех экзотических мест, о которых раньше мог судить лишь по газетной хронике да телерепортажам.

Увы, реальность оказалась не столь захватывающей, как представлялось ранее. Я терпеливо месил грязь на планетах Большого Кольца, бродил по болотам Увирандры, обливался потом в раскаленных песках Чистилища. Двух лет подобной работы оказалось для меня вполне достаточно. Я просто физически чувствовал, как медленно, но верно падает мой интеллект, что все мои помыслы сводятся к двум простым желаниям: вволю поесть и уснуть беспробудным сном. Все сверх этого уже казалось раем.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке