Ржавое золото

Тема

Джордж Локхард

Я не могу веровать в таких богов! Что вы за боги, если требуете человеческих жертв?! Это вы когда-то навлекли на людей Катаклизм! Верно, вы могущественны! Но оставте нас в покое, слышите?! Такие боги нам не нужны!

Танис Полуэльф

ПРОЛОГ:

Рождение

Триумвират: Власть

Тишину древнего подземелья нарушали лишь звуки капающей воды. Мощные скальные стены сходились вверху, создавая ощущение, словно они готовы рухнуть и похоронить смертного, потревожившего их мёртвый покой.

В подземелье царила тьма, но в центре большого восьмиугольного зала слабо светилось зелёным светом некое тело. Оно напоминало вытянутый в длину кристалл хрусталя. И ещё оно напоминало гроб.

Тысячи лет никто не тревожил покоя гробницы, пока чья-то рука не смахнула вековую пыль с прозрачной крышки. Шорох её падения напоминал протестующий шёпот старика, которого вытащили из тёплой постели на мороз. Рука, столь жестоко поступившая с пылью, принадлежала человеку.

Трое людей стояли у хрустального гроба, глядя сквозь тускло мерцавшие зелёным светом грани на парящее в воздухе, иссохшее тело. Все трое были одеты в мантии магов. Белую, красную и чёрную.

– Уверен ли ты, что нет иного пути победить Такхизис? – спросил носитель белых одежд.

– Поверь мне, я хорошо знаю истоки её власти... – чёрный маг усмехнулся.

– Помните, оживить тело мы не властны. Ибо ОН... – рука в красном указала на мёртвого – ...сейчас бродит по Ринну в облике юноши, лишённый памяти и могущества, но столь же несокрушимый как и ранее.

– Излишне напоминать нам об этом, брат. – насмешливо заметил человек в чёрном. Он единственный среди них смотрел по сторонам уверенно, не ощущая тревоги.

– Властелин Прошлого и Будущего... ОН был равен богам... – белый маг нервничал.

– ОН так и останется лежать здесь, в центре земли. Мы пришли не за НИМ. – заметил чёрный маг, коснувшись посоха.

– Ширак.

Навершие посоха засветилось пурпурной звездой. И в тот же миг от дальней стены, раздвигая мрак, отделился скелет дракона. С тихим шорохом чудовище приблизилось к окаменевшим от неожиданности людям.

– Магия вне закона в этом месте... – голос шелестел, как абсолютно мёртвый песок.

– Кто ты?... – первым опомнился носитель чёрной мантии. Он первые утратил невозмутимость, и смотрел на монстра с огромным волнением. Словно узнал.

– Я храню его покой. – мёртвый голос говорил абсолютно монотонно.

– Ты знаешь, зачем мы здесь? – тихо спросил алый маг.

Шелест пепла на могиле.

– Да.

– Дашь ли ты нам то, зачем мы пришли?

Шорох древних костей.

– В обмен.

Маги переглянулись.

– Какова твоя цена? – спросил служитель Равновесия в алом.

Тонкий свист ветра на кладбище.

– Один из вас займёт моё место.

Люди в ужасе отшатнулись.

– Нет! – белый маг стиснул посох. – Никогда!

– Цена слишком высока! – добавил алый.

– Что возмёшь ты взамен жизни одного из нас? – спросил чёрный колдун. Мёртвый дракон оглядел троих людей пустыми дырами глазниц.

– Я хочу на свободу.

Они отшатнулись.

– Это невозможно! Ты мёртв!

Скрип крышки от гроба.

– Я был величайшим из величайших... Пока ОН не пленил меня страшным заклятием иного мира... Я был сильнее его! Возьмите МОЮ душу с собой, и освободите меня!

Люди в страхе смотрели на существо, мёртвое тысячи лет.

– Кто... Кто ты такой? – спросил наконец белый маг.

– Смертные звали меня Нутари... – прошептал череп. Маги отпрянули.

– Сын Владычицы Тьмы?!

– О нет... – прошептал череп со странной, едва уловимой горечью. – Такхизис была моей женой! Я Владыка Тьмы! Она изменила мне с презренным Саргоннасом, и подлым обманом отняла власть... А затем она низвергла меня в мир смертных, в насмешку назвав сыном! И смертный поработил меня своим проклятием. Но я бог!

Скелет расправил костяные ножи крыльев.

– Я не могу умереть, и уже десять тысяч лет терплю жестокие муки в этом подземелье, связанный проклятым заклинанием...

Трое пришельцев с ужасом и неверием смотрели на бога Зла, представшего перед ними в столь жалком обличии.

– Как можем мы освободить тебя? – спросил наконец чёрный маг. – Рядом с НИМ, мы всего лишь песчинки. Никто не властен нарушить заклятие Фистандантилуса, даже боги...

– Я могу получить свободу! Я могу возродиться в теле иного дракона!

Люди переглянулись.

– Что для этого неоходимо?

Костяная ладонь поднялась, расправив когти. Люди в ужасе смотрели, как бывший дракон оторвал один из суставов от пальца.

– Дайте ЭТО драконе, ждущей ребёнка...

Белый маг стиснул руки на посохе.

– Нет! Освободив тебя, мы принесём на Ринн больше Зла, чем сотворила Такхизис за всю его историю!

– Я уничтожу Такхизис! Я покину Ринн навечно, и никогда не вернусь! Клянусь вам!

– Мы не верим тебе.

Скелет отступил, поворачивая голову от одного к другому. На лице белого мага отражалось отрицание, красный сомневался. Глаза чёрного горели возбуждением. Мёртвый дракон приоткрыл пасть в жутком оскале.

Внезапно он резким движением нанизал на костяные лезвия своих крыльев двух людей. Вопли быстро затихли, и только капающая кровь нарушала тишину подземелья.

– Мы можем договориться, о смертный... – прошептал череп. Чёрный маг усмехнулся.

– Тебе это дорого обойдётся, бог.

Триумвират: Разум

– О Паладайн, не дай мне совершить грех... – могучий золотой дракон склонил голову перед статуей бога. Сзади трое серебрянных держали концы цепей, сковывавших молодую золотую дракону.

– Трусы! – дракона презрительно оглядела своих стражей. – Да, я сделала это! И не стыжусь!

– Замолчи! – удар наотмашь заставил её вскрикнуть. Дракон тяжело дышал.

– Ты опозорила весь наш род!

– Я не рабыня. – гордо возразила дракона. – Я выбираю, с кем и когда мне иметь детей.

– Ты предала дело Света!

– Я никогда ему не присягала! – рассвирипела она. – Я не принадлежу Паладайну! Я свободна!

– Так отправляйся же в царство Тьмы, куда так стремишся... – прошипел золотой дракон, гневно ударяя себя хвостом.

Дракона с горечью спросила:

– И это ваш бог? Он убьёт меня и моего ребёнка? Только потому, что чешуя его отца была чёрной?

– Не смей упоминать имя Паладайна. – сурово сказал один из людей, наблюдавших за судом. Он был одет в длинные белые одежды.

Дракона гордо вскинула голову.

– Я не прошу милости для себя. Я поступила так из любви, и знайте – она окинула всех презрительным взглядом. – знайте, что я повторила бы свой поступок. Ибо только слепой не увидит, что цвет – лишь предрассудок, имеющий целью разжигать вражду между нами.

Люди и драконы молчали, обратив гневные взоры на дерзкую. Она продолжала.

– Но я прошу у Паладайна милости к ребёнку. Ибо не виноват он, что в мире царит вражда. Если ваш – она подчеркнула это слово – ВАШ бог имеет хоть каплю милосердия, он не убьёт невинного ребёнка.

Все переглянулись.

– Твоё отродье не будет жить среди нас. – твёрдо заявил золотой дракон.

– Мы не примем его. – добавил рыцарь в сверкающих доспехах.

– Я пощажу его. – негромко сказал старик в широкополой шляпе и серой рясе. Его заметили только сейчас, и все склонили головы. Все. Кроме матери.

– Благодарю тебя, – сказала она.

Старик не спеша подошёл к маленькому чёрному дракончику, сидевшему на земле и очень внимательно следившему за всем происходящим. Дракончику было не больше пары дней, однако он уже твёрдо стоял на ногах. И чешуя его блестела, словно чёрное зеркало.

– Я пощажу ... – начал было старик, положив руку на голову дракончику. Внезапно он замер, лицо исказила гримаса недоверия и ярости. Все вздрогнули.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке