Пограничная полоса

Тема

Свистунов А

А. Свистунов

(Ташкент)

Крестик, нолик, крестик, нолик, крестик, нолик... Километры крестиков и ноликов, выписанных в одну линию. Символ безнадежно ничейной партии отразился в пограничной полосе, много лет разделяющей естественный и искусственный интеллект...

Вдоль пограничной полосы, по нашу сторону, фланировала золотая молодежь с пестрыми плакатиками в руках. Серые комбинезоны тащили лозунг: "Да здравствует мир без Исипов. Убирайтесь отсюда вон!" Люди, одетые строго и со вкусом, несли предостережение: "Каждое действие - суть необратимое". Юноши и девушки, понавешавшие на себя по паре бутафорских ног, рук и голов, выступали под лозунгом: "Мы хотим с вами!" При этом каждый выкрикивал что-то свое и в разноголосом шуме терялся смысл пламенных призывов.

Бес с трудом продирался сквозь толпу. Вокруг мелькали самодовольные физиономии ярых сторонников и ярых противников искусственного интеллекта. Впереди над людскими головами постепенно надвигался на Беса экран информационного панно, неотвратимый и обязательный, как чистка зубов по утрам. На экране уже заканчивал свою речь представитель высокой договаривающейся стороны - Исин вполне человеческого вида.

- Мы уже выросли. Вы нас создали - спасибо. Но теперь мы превзошли вас. Мы - новая цивилизация. Почему мы должны работать на вас? У нас свои цели, свои потребности, своя жизнь. Живите спокойно и постарайтесь понять, что ваше время прошло. Пора уступать дорогу, но вы упрямо держитесь середины проезжей части, мешая развитию молодой перспективной цивилизации. Ваш долг выполнять договорные обязательства по поставке необходимых нам материалов. При дальнейшем сохранении добрососедских отношений мы беремся помочь развитию вашей цивилизации. Спасибо за внимание.

Бес просто не понимал, зачем нужны все эти бесконечные разглагольствования, без конкретных предложений хотя бы с одной стороны. Выделить одну планету в Солнечной системе, благо Исинам все равно, чем дышать, установить дипломатические отношения, как с совершенно иным миром, и впредь быть осторожнее с искусственными цивилизациями... Но, пожалуй, время упущено, конфликт назревает.

На экране возник диктор. Вид у него был подчеркнуто торжественный.

- Только что получено важное сообщение. Как вам известно, два месяца назад, в течение трех дней бесследно исчезли с нашей территории тридцать восемь человек. Был составлен так называемый "список" и предъявлен искусственному интеллекту с требованием возвратить похищенных. Но представители младшей цивилизации категорически отрицали свою причастность к событиям.

Диктор сделал паузу.

- Сегодня на Приграничной улице был обнаружен человек из "списка". Некто Кроха. К сожалению, состояние его здоровья вызывает крайнюю озабоченность у медиков, и он не может рассказать о происшедшем с ним и его товарищами. В настоящий момент Кроха находится в городской клинической больнице. Власти предпринимают новые попытки по выяснению судьбы остальных.

Бес вдруг почувствовал горечь во рту и торопливо сплюнул, стараясь хотя бы слегка притушить в себе чувство острой ненависти к Исинам.

Сзади кто-то схватил его руку. Бес резко обернулся и встретил как всегда заинтересованно-вопросительный взгляд ловца сенсаций журналиста Корсара.

- Чего тебе? - устало выдавил Бес.

- Ты, конечно, слышал сообщение, - сказал Корсар. - Я все же хочу, чтоб ты поговорил с ним.

- С кем?

- С Крохой. Я могу это устроить.

Бес последовал за Корсаром.

Они прошли через весь город. Плотные скопления демонстрантов, взбудораженных собственным количеством, тянулись к центру, а на окраинах улицы словно звенели пустотой.

Корсар важно кивнул стражу, стоящему у ворот городской больницы, и провел с собой Беса. Затем они раскланялись с важным лицом в больших очках и белом халате. И наконец оказались в тесной одноместной палате. Два кресла в белоснежных чехлах, погасший информационный экран и человеческое существо на койке, свернувшееся калачиком на зеленом одеяле.

Корсар легонько потряс Кроху за плечо. Реакция была столь же сильной, сколь неожиданной. Кроха вздрогнул, вскочил с койки, прижал руки к корпусу и, совершенно не раскачиваясь, деревянно двинулся к двери. Достигнув ее, он оперся о косяк спиной и блуждающим взором принялся рассматривать свое местожительство. Бес между тем внимательно разглядывал его апатичные руки, беспокойно качающуюся голову, безнадежно, как бы необратимо пустые глаза. Он пытался найти в них хотя бы отблеск разумной мысли, хоть какую-то направляемую ею энергию.

Корсар подошел к Крохе вплотную и стал монотонно повторять:

- Искусственный интеллект, искусственный интеллект, искусственный интеллект.

Кроха на миг замер и вдруг открыл рот, похожий сейчас на штору какого-то прибора:

- Путь. Суровый, кусающий душу страх. Высота, Безусловное превосходство, ленивая проворность третьего порядка, - принялся вещать он жестяным голосом.- На мгновение замолчал, но, словно повинуясь внутреннему толчку, резко дернулся всем телом и продолжил так же механически: - Покой. Безмятежная пустота, радость в безразличии, бесчувственные коридоры сознания. Равнодушно-смертельное пробуждение и неотвратимая цикличность.

Даже видавшему виды Корсару и тем более Бесу стало не по себе.

Внезапно Кроха обратил внимание на их присутствие. Он осторожно, по стеночке продвинулся в самый дальний от них угол и постарался стать как можно более незаметным. Глаза Крохи расширились от испуга, он обхватил голову руками и торопливо заговорил:

- Да, я Исин. Оставьте меня в покое. Оставьте мне меня. Перестановка взбудораженного сознания. Тихий, шелестящий поток чужих, обледенелых мыслей. Колеблемая внутренняя зыбкость. Абсолютная яркость внешних сигналов.

Кроха замолчал и пригнул голову, как бы ожидая продолжения допроса. Не выдержав, Бес подошел, взял беднягу за плечи и попытался уложить его на койку. Но в этом тщедушном, больном и жалком существе сейчас сопротивлялась усилиям Беса неожиданно упругая, словно стальная мускулатура. Кроха застыл скорбным изваянием, но Бес не мог сдвинуть его с места.

- Хочешь сделать сенсацию из бреда больного человека? - обернулся он к Корсару.

- Нет. Это еще не сенсация. Необходимо добраться до первоисточника, вот для этого мне нужен ты. Как экстремист, противник всего, что связано с искусственным интеллектом.

- Нет, я не экстремист. Только убежденный нонконформист. Ты же об этом знаешь.

- Ладно, к чему оттенки? Ты ведь не откажешься сегодня же тихо и незаметно пересечь со мной пограничную полосу?

- Не откажусь. Дело слишком далеко зашло, - Бес кивнул на Кроху. - Но мы ворвемся туда, открыто и нагло, произведя как можно больше шума, - чтобы отказаться от шанса тихо и незаметно пропасть без вести.

Они покинули клинику. А Кроха остался стоять в углу палаты неподвижный, как сама незыблемость, бдительно охраняющий своей невменяемостью тайну Исинов.

Бес и Корсар подошли к светлому зданию из стекла и бетона. Было довольно сыро после дождя. В ярком электрическом свете их длинные тени опережающе скользили по лужам навстречу опасности.

Заученным движением Бес извлек из-под куртки короткоствольный гранатомет и вставил в ствол гранату. Корсар довольно четко повторил движение.

Ударил первый залп.

Фасад КПП превратился в дымящуюся груду стекла и бетона. В глубине чужой территории завыли сирены, замигали синие лампы.

Быстро проскрипев ботинками по обломкам и осколкам, диверсанты заняли позицию у следующего препятствия.

Огромная серая броневая плита перегораживала середину КПП.

"Люди! Вы совершаете неправомочные действия. Без достаточных на то оснований переступать пограничную полосу не рекомендуется..." - с мертвящей механичностью предостерег раздавшийся откуда-то сверху голос.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора