Легенда о рассвете

Тема

Лорд Дансени

Когда появились миры и все прочее, Боги были уже строги и стары, и Они видели Начало из-под бровей, скрытых инеем лет, все, кроме Инзаны, Их дочери, игравшей с золотым шаром. Инзана была дочерью всех Богов. И закон до Начала и после него сводился к тому, что все должны повиноваться Богам, но все Боги Пеганы должны повиноваться Дочери Зари, потому что она любила повиновение.

Было темно во всем мире и даже в Пегане, где живут Боги, было темно, когда дитя Инзана, Рассвет, впервые увидела золотой шар. Затем поднявшись по лестнице Богов на легких ногах – халцедон, оникс, халцедон, оникс, ступень за ступенью – она бросила золотой шар в небо. Золотой шар пересек небо, и Дитя Зари в ореоле пылающих волос, смеясь, стояла на лестнице Богов. И стал день. Так сверкающие поля внизу узрели первый из всех дней, предначертанных Богами. Но к вечеру некоторые горы, стоявшие вдалеке и в стороне, сговорились встать между миром и золотым шаром, и окружить его своими скалами, и скрыть от мира. И весь мир был погрузился во тьму, когда они привели в исполнение свой замысел. И Дитя Зари в Пегане заплакала о своем золотом шаре. Тогда все Боги спустились по лестнице к воротам Пеганы, чтобы взглянуть, что беспокоит Дитя, и спросить ее, почему она плачет. Тогда Инзана сказала, что ее золотой шар был отобран и скрыт горами, черными и уродливыми, далеко от Пеганы, в мире камней под куполом неба, и она хотела вернуть свой золотой шар и не могла вынести темноты.

Тогда Умбородом, которому гром служил псом, взялся за поводок и зашагал по небу по следам золотого шара, пока не достиг гор, что стояли вдалеке и в стороне.

Там гром уткнулся носом в камни и помчался по долинам, и за ним по пятам следовал Умбородом. И чем ближе пес-гром подходил к золотому шару, тем громче становился его вой, но, надменные и тихие, стояли горы, чей злой умысел принес в мир тьму. В темноте, среди скал, в огромной пещере, охраняемой двумя пиками-близнецами, наконец нашли они золотой шар, о котором плакала Дитя Зари. Тогда Умбородом прошел по нижнему миру, и гром, задыхаясь, плелся за ним, и они вернулись во тьме до наступления утра и отдали Дочери Зари ее золотой шар. И Инзана засмеялась и взяла его в руки, и Умбородом возвратился в Пегану, и у его порога улегся спать гром.

Снова Дитя Зари бросила золотой шар далеко в синеву неба, и второе утро засияло над миром, над озерами и океанами, и отразилось в каплях росы. Но когда шар несся своей дорогой, блуждающие туманы и дожди сговорились, схватили его, обернули в свои изодранные плащи и унесли. И сквозь прорехи в их лохмотьях сверкал золотой шар, но они крепко держали его и тащили по нижней грани. Тогда Инзана уселась на ониксовые ступени и зарыдала, ибо не могла быть счастливой без своего золотого шара. И снова Боги пожалели ее, и Южный Ветер пришел, чтобы поведать ей рассказы о самых дивных островах, которые она не стала слушать, как и истории о храмах в пустынных странах, которые поведал ей Восточный Ветер, стоявший подле нее, когда она бросала свой золотой шар. Но Западный Ветер издалека принес весть о трех серых путешественниках, завернувшихся в дырявые плащи и уносивших с собой золотой шар.

Тогда вскочил Северный Ветер, который стережет полюс, и вытащил свой ледяной меч из снежных ножен, и помчался по дороге, которая ведет через синеву небес. И во тьме нижнего мира он повстречал трех серых путешественников, и ринулся на них, и гнал их перед собой, ударяя мечом, пока их серые плащи не окрасились кровью. И когда они бежали в рваных красно-серых плащах, он выхватил у воров золотой шар и вернул его Инзане.

Снова Инзана бросила шар в небо, создавая третий день; и он взлетел и упал на поля, и когда Инзана наклонилась, чтобы поднять шар, она внезапно услышала пение всех существующих птиц. Все птицы в мире пели хором и в унисон со всеми потоками, и Инзана сидела, и слушала, и не думала ни о золотом шаре, ни о халцедоне и ониксах, ни обо всех отцах своих – Богах, но только о птицах. Но в лесах и лугах, где они все внезапно запели, так же внезапно они и прекратили петь. И Инзана увидела, что ее шар опять потерян, и в полной тишине разносился один только смех совы. Когда Боги услышали плач Инзаны о шаре, Они собрались вместе на пороге и посмотрели в темноту, но не увидели никакого золотого шара. И склонясь, Они окликнули летучую мышь, которая носилась вверх и вниз: «Летучая мышь, ты, видящая все на свете, скажи, где золотой шар?» И летучая мышь ответила, что ничего не знает. И ни один из ветров ничего не видел, ни одна из птиц, и во тьме сияли только глаза Богов, искавших золотой шар. Тогда сказал Боги: «Ты потеряла свой золотой шар», и Они создали из серебра луну, чтобы перекатываться по небу.

И дитя зарыдало, и бросило луну на лестницу, и раскололо и сломало ее края, и потребовало вернуть золотой шар.

И Лимпанг Танг, Бог Музыки, который был самым ничтожным из Богов, увидел, что ребенок все еще плачет о своем золотом шаре, выбрался из Пеганы, прокрался по небу и обнаружил птиц всего мира, сидящих на деревьях и в зарослях плюща и перешептывающихся в темноте. Он расспросил их одну за другой о золотом шаре. Некоторые птицы в последний раз заметили его на соседнем холме, а другие – среди деревьев, хотя ни одна не знала, где шар теперь. Цапля видела, что он упал в водоем, но дикая утка в каких-то тростниках видела шар последней, когда она возвращалась домой через холмы, и шар катился куда-то далеко.

Наконец петух выкрикнул, что он видел шар лежащим под миром. Туда Лимпанг Танг отправился на поиски, и петух указывал ему путь в темноте своим громким криком, пока наконец золотой шар не был найден. Тогда Лимпанг Танг вознесся в Пегану и отдал шар Дочери Зари, которая больше не играла с луной. И петух и все его племя воскликнули:

«Мы нашли его. Мы нашли золотой шар». Снова Инзана бросила шар вдаль, смеясь от радости, что вновь видит его, ее руки взметнулись вверх, ее золотые волосы растрепались, и она внимательно наблюдала, куда же упадет ее игрушка. Но увы! Шар с громким всплеском упал в великое море и мерцал и мерцал, падая, пока воды не сомкнулись над ним. И люди по всему миру сказали: «Как велика роса и как над водой поднимаются с бризами туманы».

Но роса была слезами Дочери Зари, и туманы были ее вздохами, когда она сказала: «Не настанет время, когда я снова буду играть с моим шаром, ибо он потерян навсегда».

И Боги пытались успокоить Инзану, пока она играла с серебряной луной, но она не слушала Их, и пошла в слезах к Слиду, туда, где он играл с блестящими парусами и в своей огромной сокровищнице перебирал драгоценные камни и жемчуг и разбрасывал их по морю. И она сказала: «O Слид, чья душа находится в море, верни мой золотой шар». И Слид встал, смуглый, облаченный в морские водоросли, и нырнул с последней халцедоновой ступени порога Пеганы прямо в океан. Там на песке, среди разбитых подводных флотов и сломанных орудий меч-рыб, скрытых в темной воде, он нашел золотой шар.

И поднявшись ночью, зеленый и промокший, он принес сверкающий шар к лестнице Богов и вернул его Инзане, отобрав у моря; и из рук Слида она приняла шар и подбросила его изо всех сил над парусами и морем, и высоко вознесся он над странами, которые не ведали о Слиде, а потом достиг зенита и опустился к миру.

Но прежде чем он упал, Затмение выползло из своего укрытия, бросилось на золотой шар и сжало его челюстями.

Когда Инзана увидела, что Затмение уносит ее игрушку, она громко позвала гром, который вырвался из Пеганы и ринулся с воем на горло Затмения, которое выпустило золотой шар и уронило его на землю. Но черные горы укрыли себя снегами, и когда золотой шар падал к ним, они превратили свои пики в темно-красные рубины и озера в сапфиры, сверкающие среди серебра, и Инзана увидела украшенную драгоценностями шкатулку, в которую упала ее игрушка. Но когда она наклонилась, чтобы вновь подобрать потерянное, она не обнаружила никакой шкатулки с рубинами, серебром и сапфирами, а нашла только злые горы, укрывшиеся снегами и заманившие в ловушку ее золотой шар. И тогда она зарыдала, поскольку не было никого, кто мог бы найти шар: ведь гром где-то далеко преследовал Затмение, а все Боги рыдали, когда Они видели ее горе. И Лимпанг Танг, который был наименьшим из Богов, сильнее всех переживал печаль Дитя Зари, и когда Боги сказали: «Играй со своей серебряной луной», он слегка отступил от остальных, спустился по лестнице Богов, играя на музыкальном инструменте, и отправился в мир, чтобы отыскать золотой шар, потому что Инзана рыдала.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке