Принцесса помойки

Тема

Вячеслав Шалыгин

Предупреждение: имена героев, названия планет, городов и т. д. абсолютно реальны. Любое сходство с вымышленными именами и названиями случайно и ничего не значит.

– Финансовая империя Злюхина терпит огромные убытки и очень скоро рухнет, но сам Яков подался в бега, и найти его мы пока не можем, – четко отрапортовал Сбондин, подсовывая начальству накладную на выдачу нового «Молота-1000».

– Вы подключили всю агентуру... полковник? – генерал Бандерский подмахнул бумажку и поднял взгляд на новенькие погоны Федора.

– Так точно! Последний раз следы присутствия Злюхина были обнаружены в пространстве Гундешманской Тирании, на Клоакии. Куда он отправился с этой планеты, нам не известно.

– Так выясните, – строго приказал генерал. – Пока Яков не окажется за решеткой, операция будет считаться неоконченной.

– Я понимаю, но вот уже неделю никаких сведений о Якове не поступало. Он словно растворился.

– Он что, сахар, чтобы растворяться?

– Да уж, Злюхин не сахар, – Сбондин позволил себе мимолетную улыбку. – Приложим все усилия! Если он не провалился в черную дыру – найдем! Очень скоро одним нечистым на руку олигархом в Федерации станет меньше!

– Даже если провалился... – Бандерский покачал головой. – Это дело чести.

– Так точно! Вытащим из любой дыры!

– Вот и хорошо. Выполняйте, – генерал повелительно взмахнул рукой. – От нас еще никто не уходил!

Сбондин покинул кабинет и, войдя в лифт, утер со лба пот. Вытащить из дыры! Образно выражаясь, это, конечно, было делом чести, но если Яков действительно спрятался в какой-нибудь Щекотурии или Дрисландии?

Теоретически это было маловероятно, ведь вернуться оттуда еще никому не удавалось. А значит, сидел он где-то в ином местечке. Но однозначно – за границей. Возвращаться в Земную Федерацию ему было опасно. Здесь его с нетерпением ждали люди Бандерского и Сбондина. В пространстве Цивилизации супермен-гуманоидов ему тоже вряд ли были рады. Оставалась Гундешманская Тирания. А это означало... Это означало, что с Клоакии Злюхин никуда не улетал! А почему? Потому что затевает какую-то авантюру при поддержке «гундосов». Скорее всего, авантюру последнюю и наиболее дерзкую. Средств у Якова осталось как раз на одну серьезную проделку, а по части дерзости безбашенные гундешманцы были, наверное, первыми в населенном космосе. Даже первее пиратов с Куйбы или бастурманцев. Потому что с мозгами у ящеросапиенсов был постоянный и жесткий дефицит.

Полковник нажал кнопку коммуникатора.

– Анализирую, – откликнулся дежурный по аналитическому отделу.

Сбондин поморщился. Эти ученые вечно выпендривались. Почему было не ответить «алло» или «слушаю»? Сохраняя кислую мину, полковник переключил прибор связи на секретную волну и приказал:

– Подготовить данные по агентуре гундешманской разведки и частным шпионским компаниям на Клоакии.

– Какие конкретно данные? – уточнил дежурный.

– Аналитические, – Сбондин дал «отбой».

Вот так! Пусть утрутся и не думают, что самые умные в контрразведке. Весьма довольный собой, полковник покинул лифт на подземном уровне и не спеша направился к бронированным дверям столовой для руководства. С появлением на погонах третьей крупной звездочки он получил доступ даже в этот секретнейший отдел разведцентра. В святая святых службы генерала Антона Бандерского.

1

– Сдалась она тебе, – Карлик Баскетболисто вылез из-под днища своего ДКР. – Муфта насквозь...

Накануне старых приятелей снова свела судьба. В этот раз ее выкрутасы были изощреннее, чем обычно, но ничего особенного. У дальнего косморазведчика Карлито отказала система охлаждения двигателей, а КР-5 Безногого просто развалился от старости. Так они оба и оказались в ремдоках базы «56», лучшей мастерской на всей Луне. Теперь Баскетболисто искал в бескрайних развалах местного склада подходящие детали, а Зигфрид тосковал по сгинувшей в недрах мусоропровода подруге. Карлик на трезвую голову печали друга не разделял, и если еще вчера, в кабаке, порыв Зигфрида всячески поддерживал, то сегодня был настроен более чем скептически.

– Кто сдалась, муфта? – не понял Зигфрид.

– Да не муфта, Аманда, – пояснил приятель. – Выйди за ворота да свистни погромче. Тысяча таких селедок приплывет. Или две.

Он кивком указал на ворота ремонтного ангара.

– Мне две тысячи ни к чему, мне Аманду надо вызволить, – вздохнул Безногий. – И кошку мою...

– Вот ведь, втемяшилась тебе блажь! – Карлик уселся верхом на какую-то балку. – Ты людей-то послушай! Зинка Пропасть с твоей принцессой на Воле три года отсидела. Да и Професор ее по многим делам знает, а уж он-то никогда не присвистывает. Да и тебя самого, говорят, она чуть Злюхину не продала. На что тебе эта авантюристка?

– Я ж тебе объяснял, по моей вине гундешманцы ее в Щекотурию упаковали, вот и переживаю, – сказал Зигфрид со вздохом. – Я, может, и не буду от нее ничего добиваться. Ну, там, взаимности или раскаяния... Но вытащить из дыры обязан. Долг такой мужской, понимаешь? Ну, как Галактику от чужих защищать или алименты платить.

– Понимаю, – Баскетболисто усмехнулся. – Долго такой долг в штанах не удержишь. Ничего, что я каламбурю на такую душещипательную для тебя тему?

– А-а, – Безногий махнул рукой. – И ты туда же... друг называется...

– Ты бы лучше еще водки выпил, – посоветовал Карлик. – Хочешь, угощу? Или на отдых слетай.

– Водки – это всегда успеется, а отдых... Он и так получится. Когда на карантин этот двухдневный, будь он неладен, придет пора вставать. Но мне еще неделю можно в космосе болтаться. Только не на чем, как видишь.

– Так чего же ты ждешь? Чуда? Что мешок с деньгами на голову свалится? Так ты его, один хрен, пропьешь на месте. Вы с Професором сколько у Злюхина увели? Тысяч двести? Ты мог бы себе десять ДКРов купить «ноль шестых», а что в результате? Даже на новый КР-5 не осталось! Непрактичный ты, капитан. Лох, проще говоря.

– Чего это я лох?! – возмутился Зигфрид. – Да на Лохудринске приличной машины не купить ни за какие деньги! Там все или краденые, или с правым штурвалом – импорт с Гундешмана. И моложе семи лет ни одной не найдешь. Одно старье. А на них знаешь какие пошлины?! А еще министр Заколебанов сказал, что с правым штурвалом скоро вообще запретят. Сам видел в новостях. Чтобы, значит, нашему говенному дерьму, вроде КР-5, конкуренции зарубежной не было... Ну и зачем я буду вкладывать свои кровные в товар без будущего?

– А в водку вкладывать правильнее, – язвительно предположил Баскетболисто.

– Надежнее, – подкорректировал Зигфрид. – Хотя, конечно, печень против.

– Напрасно ты упрямишься, – Карлик спрыгнул с балки. – Все равно пока без транспорта. Мог бы и отдохнуть. Дела ведь не уйдут. Мир спасен, все деньги в твое отсутствие никто не захапает – Злюхин-то в бегах. Чего еще делать? Ну, а краля твоя в черной дыре вообще, как в формалине. Там же ни времени, ни пространства. Она даже не стареет. Спасешь ты ее сегодня или завтра – для нее все в один миг произойдет. Вот только что «гундосы» ее в мусорку бросали, а тут уже и ты на белом коне.

– Погоди, а как же эти страшные истории? Ну, про Щекотурию и вечные муки от неудержимого смеха или про Дрисландию и вечный...

– Враки! – Баскетболисто махнул рукой и, подхватив найденную в куче хлама муфту, направился к выходу. – Ничего там нет, кроме мусора. И это ужасно: жить вечно, но по уши в дерьме...

Двери ангара за ним сомкнулись, и Зигфрид удрученно уселся на колесо разобранной до костяка «Фортуны» – старого изыскательского планетохода. Вечные муки полнейшего одиночества! Аманда была распоследней стервой, но даже она не заслуживала такого наказания. Безногий-то надеялся, что она действительно попала в Щекотурию, где ее трясет от беспричинного смеха, или в Истрахию, где... кхм... ну, или в Зомбирь – под присмотр ужасных полумертвых аборигенов. Но та-акую изоляцию Зигфрид даже не мог себе представить!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке