Первая тройка или Год 2001-й

Тема

Сергей МИХАЛКОВ

Героическая феерия в двух частях, семи картинах

Консультант - летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза Алексей ЛЕОНОВ.

Светлой памяти ЮРИЯ ГАГАРИНА посвящается Автор.

Действующие лица Федя ДРУЖИНИН Вадим Гонтарев Наташа Печатникова школьники 12-14 лет Дружинина Зоя Петровна - Федина бабушка.Титов Герман Степанович - летчик-космонавт, Герой Советского Союза. По воле автора пьесы - начальник Главного управления межпланетных сообщений СССР.Артамонов Артем Иванович - академик.Павловский - представитель горкома комсомола.Леночка - секретарша.Ричард Вуд - корреспондент американской газеты "Уоркер".Первая девочка.Вторая девочка.Диктор телевидения.

ОТ АВТОРА. Действие происходит на советской земле и в космосе в начале XXI века. В пьесе частично использованы записи бесед с крупнейшими советскими учеными, обобщенные журналистом В. Губаревым в книге "ЧЕЛОВЕК, ЗЕМЛЯ, ВСЕЛЕННАЯ".

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Первая картина

Просторная комната в квартире Дружининых. В комнате удобная современная мебель, большой радиотелевизионный и телефонный комбайн. Над диваном фотография военного летчика, отца Феди Дружинина. В комнату вбегает Федя. За ним входят Наташа и Вадим. Федя подбегает к столу и залпом выпивает несколько стаканов воды из графина.НАТАША (Феде). Смотри, лопнешь!ФЕДЯ. Пусть. (Отдышавшись.) Последнее слово все равно будет за мамой. Это уж проверено... Это уж будьте спокойны...НАТАША. В конце концов мы с Вадиком тоже не безмамные.ВАДИМ. А в нашей семье все папа решает. Но тут и мама не возражала. Мы с ней всегда находим общий язык.ФЕДЯ. В родительском вопросе нет мирового стандарта, а сознание многих пап и мам, несмотря на стремительное развитие науки и техники, все еще остается на уровне шестидесятых годов прошлого столетия. Моя мамуля - это моя мамуля! Со всеми особенностями! Я для нее единственный и неповторимый. У нее вся жизнь во мне, как она говорит...НАТАША. Ока знала, что ты принимал участие в конкурсе?ФЕДЯ (пожимает плечами). Разговора на эту тему не было.ВАДИМ. Твоя мама, выходит, и радио не слушает и телевизор не смотрит. Ведь заключительный тур передавался по Всемирному радио и телевидению.ФЕДЯ. Она не любит смотреть телевизор. Она говорит, что от этого у всего человечества испорчено зрение.ВАДИМ. Я убежден, что все уладится. Не будет же она лишать тебя такого удовольствия. Все-таки это не обычная экскурсия.ФЕДЯ. Все это так... Все это верно... Но тут нет места логике. Нет места здравому смыслу. Здесь играют роль эмоции и инстинкты! Моя мама - мама! В полном смысле этого слова. Вы же ее не знаете! Познакомитесь - поймете!ВАДИМ (мечтательно). Не исключена возможность, что в день нашего старта "Пионерская правда" выйдет на всех языках мира и нам посвятят целый номер газеты. Это же как-никак событие мирового значения!НАТАША. Прямо не могу свыкнуться с мыслью, что мы первые ребята. Честно говоря, я не очень-то надеялась. Больше боялась за астронавигацию. А ты, Вадик, за что боялся?ВАДИМ. За радиоэлектронику и немножко за небесную механику.ФЕДЯ. А я за маму, только за маму... Боялся и боюсь!ВАДИМ. Не смеши! Что говорить, проверочка была основательная: шесть академиков, три доктора наук, два генерала авиации. И все спрашивают, все проверяют... Одним словом, нам здорово повезло!ФЕДЯ. Представляете, как будет обидно, если моя мама упрется! Что тогда? Что тогда, я вас спрашиваю?ВАДИМ. Тогда твое место займет болгарский пионер Асен Босев. Он из следующей тройки! То ему своей очереди ждать, а так он полетит в первый рейс.ФЕДЯ. Я этого не переживу.НАТАША. Федя! Зачем ты нас к себе пригласил?ФЕДЯ. Как идейное подкрепление... Познакомить с мамой...НАТАША. Как зовут твою маму?ФЕДЯ. Анна Захаровна.ВАДИМ. Да! Ребятишки! Говорят нас уже завтра должны вызвать к Герману Степановичу Титову, Он будет с нами проводить собеседование, ФЕДЯ. Сколько же ему сейчас лет?ВАДИМ. Наверное, лет семьдесят с небольшим. Но он бодро выглядит. Я его несколько раз видел.НАТАША. Подумать только! Второй советский космонавт! Он тогда совершил всего-навсего суточный полет вокруг Земли на высоте двести километров и сразу стал Героем Советского Союза!ФЕДЯ. Но когда это было! Сорок лет тому назад. На заре космонавтики!НАТАША. Кстати, кто знает, когда мы к нему пойдем., что нужно иметь на руках, кроме дипломов?ВАДИМ. Письменное согласие родителей.ФЕДЯ (мрачнея). Ну вот, еще и письменное... Напишет она... ждите.Звонок в передней. За ним второй, третий.НАТАША /вопросительно смотрит на Федю). Мама? Да?ФЕДЯ (растерянно). Она! Ребята, не забудьте: Анна Захаровна! Анна Захаровна! И только не сразу! Не сразу! Постепенно! А то она не переживет! (Выбегает открыть дверь.) ВАДИМ (Наташе). Последнее испытание!В комнату стремительно входит Федина бабушка, За ней появляется растерянный Федя.ДРУЖИНИНА (с порога). Твоя мать еще с ума не сошла! ФЕДЯ (робко). Послушай... ДРУЖИНИНА. И слушать не хочу!ФЕДЯ (умоляюще). Я тебе не успел сказать...ДРУЖИНИНА. Радио было со мной откровеннее, чем родной, близкий человек. Я все знаю: "Первая тройка"! "Победители Всемирного детского космического конкурса"! "Сто пятьдесят тысяч участников"! Мне все известно! Не пущу! Не пущу! Ни за что!ФЕДЯ. Пойми...НАТАША (деликатно). Вы меня, пожалуйста, извините, Анна Захаровна...ФЕДЯ (хватается за голову, шепчет). Зоя Петровна! Зоя Петровна!Наташа и Вадим недоуменно переглядываются.НАТАША ( невозмутимо.). Анна Захаровна! Вы напрасно так боитесь. Это же лететь не куда-нибудь в полную неизвестность, а на Mapc! Взрослые туда летают? Летают!ДРУЖИНИНА. Ну и пусть себе летают! Мало ли, куда они летают теперь? А ему нечего там делать. А вы, собственно говоря, почему заступаетесь? Я вас вообще первый раз вижу. И потом зовут меня Зоя Петровна, а не Анна Захаровна.ФЕДЯ (обретая дар речи). Бабушка! Познакомься, пожалуйста! Это Наташа Печатникова из Киева и Вадим Гонтарев из Челябинска. Ребята! Это моя бабушка!ДРУЖИНИНА (не сразу). А вы "Первая тройка"?ФЕДЯ. Да. Это мы. И я как раз третий!ДРУЖИНИНА (приглядываясь к ребятам). Вы, стало быть, тоже собрались на Марс? И вас дома отпускают?НАТАША. Конечно. Наши родители не против. Ведь в этом соревновании участвовало более двадцати пяти тысяч советских ребят, не считая ребят других стран. А победило всего шесть человек. И мы - в первой тройке! Это что-нибудь да значит!ДРУЖИНИНА. Нет, как вам это нравится! Если бы я сегодня утром не включила радио, я так бы ничего и не узнала! (Поясняет.) Я ведь живу теперь одна, за тридевять земель... Пришлось взять первый же космолет и прилететь сюда, чтобы образумить внука. Как могла ему прийти в голову эта безумная мысль лететь на Марс! Уверена, мать его не пустит. Так рисковать!ВАДИМ. В настоящее время космические полеты совершенно безопасны.ФЕДЯ. Бабуся! Ты себе не представляешь, какая это техника! Какая совершенная аппаратура! На Марсе нас встретят, все нам покажут и отправят обратно на Землю: Земля - Марс - Земля! Все будет "о кэй"!ДРУЖИНИНА. Я даже не представляю, сколько туда километров!НАТАША (быстро). Двести двадцать семь миллионов километров с хвостиком, ДРУЖИНИНА (хватается за голову). Боже мой! Какая даль!ФЕДЯ. Но это же не на космолете лететь! Тут совсем другая скорость!ДРУЖИНИНА (решительно). Нет, нет и нет. Так далеко одного я тебя не пущу!ВАДИМ. Почему одного? Нас же будет трое!НАТАША. Анна Захаровна! (Поправляется.) Зоя Петровна! Это кажется, что далеко. Марс не какой-нибудь необитаемый остров в океане. Там живут наши люди. Осваивают планету.ДРУЖИНИНА. Кто только выдумал эту экскурсию?ВАДИМ. Международный комитет детей и юношества.ФЕДЯ. Для советских школьников это большая честь - побывать на Марсе первыми.ДРУЖИНИНА. Если бы твой отец при жизни мог себе это представить...ФЕДЯ (убежденно). Бабуся! Неужели он бы меня не пустил? Папа ведь сам был космолетчиком!Телефонный звонок. Дружинина энергично снимает трубку с аппарата, вмонтированного в комбайн. На большом экране телевизора возникает крупным планом лицо интеллигентного человека в роговых очках.ВУД (по-русски, с иностранным акцентом). Это Москва? Квартира Дружининых?ДРУЖИНИНА. Да, да! Вас слушают.ВУД (вежливо). Добрый вечер! (Поправляется.) Простите, я хотел сказать: добрый день! Госпожа Дружинина... (Поправляется.) Товарищ Дружинина! С вами говорят из Вашингтона. Корреспондент американской коммунистической газеты "Уоркер" Ричард Вуд. Я обращаюсь к вам в связи с предстоящим первым полетом трех советских школьников на планету Марс. Как нам стало известно, ваш сын Федор Дружинин вошел в первую тройку победителей. Это верно?ДРУЖИНИНА. Да. Это так. Только это не мой сын, а мой внук. С вами говорит его бабушка. Его матери сейчас нет дома.ВУД. Простите. (Помолчав.) Все наши газеты печатают сегодня сообщение о первом полете советских детей на Марс и портреты "Первой тройки", а также их биографии.ДРУЖИНИНА. Уже печатают?ВУД (продолжает). Да. Все газеты. Американские школьники, впрочем, как и дети всего мира, поздравляют своих советских друзей и шлют им братский, международный привет. Каждый ребенок Америки хотел бы быть сегодня на их месте. Не могли бы вы нам ответить на один вопрос?ДРУЖИНИНА. На какой?ВУД. Нам известно, что Федор Дружинин - сын Героя Советского Союза, летчика-испытателя космолетов. Это правда?ДРУЖИНИНА. Да. Это правда.ВУД. Что бы вы могли, как мать героя и как бабушка Федора Дружинина, передать миллионам читателей нашей рабочей газеты? Вы меня поняли? Должен я повторить вопрос?ДРУЖИНИНА. Не надо повторять. Я вас поняла. Я не глухая.ВУД. Я записываю.ДРУЖИНИНА. Передайте, что я горжусь своим сыном (неожиданно для самой себя) и внуком...ВУД. Благодарю вас. Большое спасибо, товарищ Дружинина! Желаю счастья вашей семье!Экран гаснет. Лицо человека в очках исчезает. Дружинина опускает трубку на рычаг и медленно садится.ДРУЖИНИНА (после паузы). Так сколько же все-таки километров до вашего Марса?ФЕДЯ (осторожно). Двести двадцать семь миллионов восемьсот тысяч километров!ДРУЖИНИНА (неожиданно). Только со мной!ФЕДЯ. Бабушка! Но ты же не прошла конкурс.ДРУЖИНИНА. Ну и что из этого? Я до сих пор плаваю, ныряю, прыгаю, бегаю и танцую! Управляю автомобилем! В конце концов я вам могла бы пригодиться в этом путешествии.В передней прерывисто звонят.ФЕДЯ. Это мама! Бабуся! Уговори ее! Умоляю! Ты одна можешь! Пожалуйста. НАТАША. Мы вас тоже просим. Очень просим!ВАДИМ. Теперь, после того, как вы дали такое интервью корреспонденту американской газеты, отступление уже невозможно!В передней продолжаются прерывистые звонки ДРУЖИНИНА (Феде). Да открой же матери дверь! Открой!Федя выбегает. Все молча ждут.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Механики
266.8К 2853
Отрок
56.1К 284