Волонтеры Хаоса

Тема

Темнота.

Двое стоят друг против друга.

Вдали зловеще сверкают фиолетовые сполохи. Мана, пожираемая электростанцией, обеспечивает насущные потребности города.

Города, оставшегося где-то на поверхности.

Здесь, глубоко под землей, двое стояли друг против друга. Они встретились лицом к лицу впервые, предварительно проделав долгий запутанный путь по городским катакомбам. Вот почему все телохранители выглядели столь раздраженными. А также оттого, что двое отнюдь не являлись друзьями.

Присутствующие были одеты в темные строгие костюмы, белоснежные рубашки и неприметные галстуки. Под пиджаками кое-где выпирали рукоятки пистолетов — незаметные ровно настолько, насколько этого требовали правила приличия.

Двое синхронными жестами отослали охрану, и высокий начал разговор. Фиолетовые отблески блеснули на длинных клыках.

— Вот мы и встретились, господин полковник. Все вышло не так, как вы себе представляли, верно? Второй поморщился:

— Обстоятельства появляются, меняются и исчезают. Вы ничуть не ловчее предшественника, Локхони. — Остроконечные уши раздраженно дернулись. — Исход наших игр давно предрешен.

— Мойрак был просто дурак. У вас ничего нет, господин полковник. — Тролль ухмыльнулся. — В противном случае вам не понадобилось бы с такими предосторожностями назначать эту встречу.

— Не верно, Локхони. — Гоблин улыбнулся в ответ. — Кое-какой материал у меня все-таки есть. Думаю, его хватит с лихвой, так что по камерам потаскают изрядно. До тех самых пор, пока я не откопаю что-нибудь новенькое. Так будет снова и снова.

Почувствовав напряжение босса, четверо огров за спиной Локхони глухо заворчали. Пиджаки натянулись на широченных плечах, когтистые пальцы сжались в кулаки.

Локхони дернул лысой головой. Глаза тролля злобно сощурились.

— Это начинает звучать слишком уж пошло, — донеслось из пасти глухое рычание. — Даже для вас, полковник. Неужели вы, отчаявшись, догадались притащить сюда микрофон?! Неужели было трудно понять, что я не дурак?..

— Это я понял задолго до исчезновения Мойрака. Видимо, гораздо раньше его самого.

— Вот и славно. — Тролль распрямился во весь устрашающий рост. Однако гоблин, стоявший напротив, коротышкой отнюдь не казался. — Говорите, что хотели, или мы уходим.

Полковник кивнул:

— Рад, что формальности остались позади. Как я сказал, обстоятельства имеют свойство меняться. У нас имелись разногласия, господин Локхони. Это естественно. Вы и ваши предшественники доили добропорядочных граждан, я же старался вам в этом мешать. — Гоблин перевел дыхание. — Однако все это отступает перед... — Секундная пауза. — Даже не знаю, как объяснить. Боюсь, вы слишком далеки от этого. Еще до того, как мы родились, отцы наших отцов воевали в Вековечной войне. Их сердца пылали в черном огне. Любой из них понял бы меня без слов. Но вы...

— Я и впрямь не могу вас понять, полковник, — нахмурился тролль. — О чем вы бормочете? Я не патриот и уж тем более не моралист. Оставьте пафос.

— Ладно. — Гоблин поднял голову и заглянул троллю в глаза, мгновенно, казалось, сровнявшись в росте. — Повелитель вернулся.

Локхони отшатнулся. На морде проступил ужас, смешанный пополам с надеждой.

— Что касается меня, Локхони, — продолжал полковник, — мораль бывает разной. Великое прошлое нашей страны и впрямь позабыто. Теперь эльфы — кумиры наших детей. — В голосе гоблина звучал раскаленный металл. — Не Хротгар Черный, и даже не Тироль Кровопийца, как было жалкую сотню лет назад. Я не могу довериться никому, кроме кучки мечтательных болтунов, а потому вынужден обращаться за помощью к ВАМ, убийцам и бандитам. Что скажете, Локхони?

Тролль покачал головой. Роли переменились, и главарю преступного мира это не нравилось. Слишком легко полковнику удалось выбить почву у него из-под ног. Чувства и мысли находились в смятении.

— Признаюсь, — прокашлявшись, сказал он, — вы меня озадачили. О Повелителе знают все. Я — из историй своей же бабули, рассказанных на ночь. Таким он мне и помнится — Повелителем кошмаров, тенью, порожденной коллективным сознанием.

— Вы образованный тролль, Локхони. Существование Повелителя — такой же непреложный исторический факт, как, скажем, существование Империи.

— В этом я не сомневаюсь, — кивнул Локхони. — Однако... Слишком давно это было.

— Верно, — кивнул полковник, — я тоже не сразу привык.

— Что ж, считайте, у меня получилось. Где он?

— На орбите. Секретная станция, замаскированная под эльфийскую лабораторию. Перекрыты все каналы, любые пути к бегству. Помимо живой силы в киберспейсе его сторожат Звери Света.

Локхони помолчал, привыкая. Повелитель...

Гангстеру неплохо жилось и сейчас, однако он не мог поступить иначе. Правила игры придумал не он, равно как не он сотворил этот мир. Речь шла о будущем, которое творится сегодня.

— Догадываюсь, что от меня потребуется. — Тролль усмехнулся, обнажив клыки. — Недостаток кадров, господин полковник. Угадал?

— Угадали. Недостаток НАДЕЖНЫХ кадров. Надежных настолько, чтобы... Словом, вы меня поняли.

— Надеюсь.

Тут полковник хитро подмигнул:

— Дабы предупредить возможные неувязки, считаю нужным предупредить: на ЭТУ информацию вы покупателя не найдете. Так уж получится, поверьте.

— Денег у меня хватает. — Тролль помолчал, неожиданно хрюкнул и сплюнул. — Просто потому, что МОИМИ героями в детстве были вовсе не эльфы!

— По-моему, — гоблин оскалился, — время обсудить детали. Кого вы можете нам предложить?

— Прежде всего... Это специалист высочайшего класса. Присядем?

— С удовольствием.

... И они непринужденно перешли на дружеский тон.

* * *

Небо над городом напоминало перегревшийся хрустальный шар. Будто бы бурлила вкипевшая мана, рождая взгляду безумные видения. Голограммы сверкали в облаках, соперничая друг с другом в экспрессивности рекламных слоганов.

Сильвер направлялся к ночному клубу легким прогулочным шагом.

Глаза, скрытые зеркальными стеклами, скользили по праздной толпе, автоматически отмечая потенциально опасных субъектов. Ему без помех удавалось продвигаться в толпе, словно рассекая улицу, соблюдая тем самым дистанцию между собой и любым вероятным противником. Годы практики, как объяснил бы сам темный эльф. Подчеркнутое уважение, проистекающее из животного страха, — ответило бы большинство населения.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке