Агентство острый нюх

Тема

КИРА СТРЕЛЬНИКОВА

Пролог

Четырнадцать лет назад до начала событий, Питер. 

      Стоял погожий ноябрьский вечер, удивительно ясный для этого времени года в Питере. Чистое, глубокое небо, расцвеченное плавно переходящими друг в друга охристыми, золотистыми, бледно-розовыми и голубыми тонами не портил ни единый росчерк облачка. Воздух, казалось, звенел от свежести и вкусно пах осенними листьями, водой и едва уловимым ароматом первого снега, до которого оставалось всего ничего   какая-то пара-тройка недель. 

      Травница в пятом поколении, Варвара Андреевна неторопливо возвращалась с мужем, ведьмаком Степаном Петровичем, из Мариинского театра. Сегодня там давали классику, «Лебединое озеро», и пожилая пара неизменно именно в этот день ходила на балет, на котором они когда-то познакомились почти полвека назад. Дети давно выросли и разъехались, кто в Москву, кто дальше, на юг, где потеплее, внуков привозили на летние каникулы, и Варвара Андреевна со Степаном Петровичем наслаждались друг другом. Выглядели оба дай бог на тридцать с хвостиком   внутренняя сила и дар позволяли им жить гораздо дольше, чем обычным людям, ну и сохранять подтянутую внешность, которой могли позавидовать соседи-пенсионеры. 

      - Варенька, а не сходить ли нам завтра в Филармонию?   степенно предложил Степан Петрович, с улыбкой глянув на супругу.   У тебя нет никаких дел? 

      - Можно, - кивнула Варвара Андреевна и прижалась к мужу, подарив ответную улыбку.   Завтра у меня как раз выходной. А днём можем поехать в Пушкин, там сейчас красиво, и народу поменьше, чем в выходные, - добавила она. 

      Пара перешла Крюков канал и пошла дальше по улице Союза Печатников. До их дома, находившегося на тихой Мастерской улице, пешком, не торопясь, было идти минут десять. Варвара и Степан наслаждались хрустальным воздухом, небом, городом и прогулкой, иногда неспешно обсуждая какие-то повседневные дела. Дойдя до Мастерской, они свернули и зашли во дворы, добираясь до своего подъезда. Однако, проходя мимо одного из них, Варвара вдруг резко остановилась   ей послышался какой-то звук. Тихий скулёж. 

      - Что такое?   Степан тоже замер, покосившись на супругу. 

      - Здесь кто-то есть, - задумчиво проговорила Варвара и подошла к дальнему тёмному углу за полукруглым эркером.   Ну-ка, кто там у нас?   ласковым голосом произнесла травница и чуть присела, вглядываясь в густую тень   на Питер уже опустился ранний осенний вечер, а здесь, во дворе, фонарь горел только один и в противоположном углу. 

      На неё глянули два чёрных глаза на острой мордочке, и Варвара всплеснула руками, разглядев наконец, кто там прятался. Маленький комочек шерсти, неимоверно грязный, непонятного цвета, с поникшими ушками дрожал крупной дрожью, переступая с лапки на лапку. 

      - Ох ты ж, маленькая!   тихо воскликнула травница и осторожно протянула ладонь.   Бедняжка, ты откуда здесь? 

      Животное отпрянуло, пытаясь вжаться в стенку, но Варвара терпеливо ждала, не убирая руку. Степан присел рядом и покачал головой, усмотрев существо. Потом прищурился, его взгляд стал острым, и ведьмак удивлённо поднял брови. 

      - Варя, да это оборотница, - вполголоса произнёс он.   Только кто, не разберу, она очень напугана, устала и изранена. 

      - Вижу, - Варвара жалостливо вздохнула.   У неё все лапки в крови. Милая, иди ко мне, - снова ласково позвала она животное.   Мы не сделаем тебе плохо, девочка. 

      Оборотница совсем по-человечески вздохнула, тихо тявкнула и осторожно потянулась носом к пальцам травницы. Варвара дала ей обнюхать руку, потом придвинулась ещё ближе и прикоснулась к мордочке животного, тоже грязной и кое-где в засохшей крови. Существо дёрнулось, задрожав сильнее, но не отпрянуло, а спустя мгновение довольно чувствительно тяпнуло за палец. Варвара ойкнула и отдёрнула руку, потом улыбнулась и погрозила сжавшемуся зверьку пальцем. 

      - Голодная, малышка, - сочувственно прокомментировал Степан и в свою очередь решительно потянулся к животному.   Иди-ка сюда, домой пойдём. 

      И столько уверенности было в его голосе, что оборотница, нервно облизнувшись, всё же шагнула на подгибающихся лапках к нему, и стало видно, какая она худая   рёбра торчали под шкурой. Степан аккуратно подхватил зверя, закутал в куртку, совершенно не обратив внимания на грязь, и они с Варварой поспешили домой. Там, отмыв найдёныша, обнаружили, что она   снежно-белый песец, действительно девочка, и Варвара, увидев израненные до крови подушечки, тут же начала хлопотать с отварами и мазями. Малышка, видимо, утомлённая и уставшая, послушно позволила перевязать себя, только вздыхала иногда. Степан одновременно кормил её с ложечки куриным бульоном, очень кстати оказавшимся в холодильнике. Судя по худобе, есть песцу следовало осторожно, чтобы желудок выдержал. 

      - Кто же ты такая, маленькая?   бормотала Варвара, ловко перебинтовывая лапки животного.   До утра потерпишь с оборотом, чтобы лекарства подействовали?   она вопросительно глянула в чёрные глаза песца. 

      Оборотница же совершенно неожиданно икнула, хвостик вяло махнул из стороны в сторону, и девочка зевнула, показав свёрнутый колечком розовый язык. Степан отставил миску с бульоном, потрепал разомлевшего песца между ушами и добродушно усмехнулся. 

      - Пойдём спать, - проговорил он, легко подхватив зверька.   Очнёшься, расскажешь, что с тобой приключилось. 

      Ведьмак отнёс задремавшего найдёныша в гостевую комнату, уложил на разложенный диван и заботливо прикрыл одеялом   вдруг девочка проснётся и ночью решит обернуться. 

      - Халат здесь, - Степан указал на стул, где аккуратно висела одежда Варвары.   Большеват, но пока больше ничего нет. Спокойной ночи, малышка, - тише добавил он и аккуратно прикрыл дверь. 

      Зверёк свернулся клубочком, сунув нос в пушистый хвост, и моментально уснул, умиротворённо засопев. Тепло, сухо и в безопасности   и лапки не болят. Хорошо 

      ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. ЖЕНИХ С ТОГО СВЕТА. 

      Волной морозной свежести коснулся тонкий запах, 

      И флёр душистых ландышей так сладок... 

      По коже словно изморозь зимой коснулась, 

      В душе весна от сна внезапно встрепенулась... 

      Глава 1. 

      Вздрогнув, я открыла глаза и уставилась в потолок, отметив, что в спальне ещё густой полумрак   значит, до утра как минимум несколько часов. Опять этот сон четырнадцатилетней давности, как меня нашли мои приёмные родители. Что со мной случилось до того, как оказалась в одном из питерских дворов, я не помнила до сих пор, и память не спешила возвращаться. Только имя своё и знала. Поначалу пыталась что-то выяснить, но почему-то внутри поселился иррациональный страх, до паники, едва начинала думать, кто же я такая и откуда. В общем, меня никто не искал, и я бросила занятие, решив просто жить дальше. И всё хорошо было, только в последние недели мне снова начал сниться этот сон, и казалось   не к добру это. 

      Вздохнув, я зашевелилась под тёплым одеялом, натянув его на самый нос, и попыталась свернуться калачиком, догнать ускользающий сон. За окном равномерно и умиротворяюще шумел ночной дождь, в офис только к десяти, а можно и попозже   всё равно срочных дел нет, и начальства у нас тоже пока нет. Добродушный Глеб Валентинович, оборотень-медведь, которого в юности занесло шальным ветром приключений из далёкой Сибири в Питер, оставил пост директора агентства и уехал к своим обратно. Он занимал эту должность без малого лет тридцать, и, по его словам, пришла пора уступать дорогу молодым. Кого нам пришлют из головного офиса в Москве, мы не знали и третий день пребывали в возбуждённо-нетерпеливом ожидании замены. Наша штатная предсказательница, цыганка Рада, тоже ничего определённого сказать не могла про будущего шефа. Только то, что он   личность сильная, волевая и с характером, как показали ей карты. 

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке