Выхода нет (3 стр.)

Тема

Его сообщения были пафосными, амбициозными, самоуверенными донельзя, но вместе с тем они были глубокими, откровенными, наполненными какой-то возвышенной страстью, какой-то гипнотизирующей одержимостью. Некоторые из них светились добротой, тогда он ласково улыбался мне с экрана телефона словами, в некоторых звенел металл, а некоторые, ударами в колокол, били в самое сердце гремящим в них тожеством и триумфом. И все были разными, и все объединены одним: Его Категоричностью.</p>

<p>

Иной раз, отвечая кому-то другому, я отмечала краем глаза, как долго и упорно он что-то «печатает...», с любопытством ждала сообщений, но он так и не отправлял. Сидел, наверное, педантично формулируя свои замысловатые фразы, и так и не решался их отправить. Или просто не хотел.</p>

<p>

Мы проделали долгий путь, читая его сообщения, Я и мое Любопытство, Я и моя Любознательность, Я и моя Жажда новых открытий, но даже такие неразлучные друзья, какими были мы с раннего детства, не могли оказаться поглощены столь занимательной манерой письма, в той степени, в которой она заслуживала.</p>

<p>

А посему, на протяжении целого долгого лета, последовавшего за той нежно-зеленой весной, в которую он впервые написал, не найдется ни одного сколько-нибудь достойного упоминания события относительно данного объекта моих будущих пристальных наблюдений. Я попросту о нем забыла, и даже редко теперь открывала Вк. Он и не думал забывать про меня. Однако отмечая, что на его обращения никто достойно не реагирует, он все же позволял себе краткосрочные перерывы - не больше одной-двух недель, после чего снова принимался за старое.</p>

<p>

Но если весной его сообщения имели лавинообразный характер, то летом струились скорее водопадами - с редкими вкраплениями ледяных брызг.</p>

<p>

Я почти не читала, а если и читала, то с плохо скрываемым недовольством. Почти не отвечала, ну разве что ограничивалась парочкой-другой колких ёмких фраз, поскольку, как человек добрый и крайне воспитанный, я искренне полагала: под сотней сообщений, ОБЯЗАНА поставить хотя бы одно.</p>

<p>

 </p>

<p>

Сто к одному.</p>

<p>

 </p>

<p>

3</p>

<p>

Сообщения от незнакомца я любила читать перед сном, уютно утроившись на кровати и прислушиваясь к звукам улицы, засыпающей за окном.</p>

<p>

Рядом привычно расположился муж, назовем его, пожалуй, буквой J. Читая книгу или просматривая почту за день, J время от времени отвлекался от своего занятия, чтобы вскинуть черную бровь и пустить надменную шуточку вслед новоиспеченному словесному сложению моего контактного «друга», которые я по своему обыкновению выразительно ему зачитывала.</p>

<p>

Он швырял слова безжалостно, говорил крайне серьезно, отчего шутки его становились ещё беспощаднее, ещё остроумнее, тогда уже я не могла сдержаться и смеялась в голос, запрокидывая голову в порывах неистового веселья, каталась по кровати, путаясь ногами в одеяле, в то время, как единственное, на что оказывался способен J – это ленивая полуулыбка одним лишь уголком своих чувственных губ.</p>

<p>

Пришло время познакомить тебя с J, мой читатель.</p>

<p>

В такие моменты, как этот, я обожаю его даже больше, чем можно представить. Зачем же тогда уходить? Ответ у меня найдется, но мне не нравится этот ответ (а между тем, пока он единственный).</p>

<p>

Любви не должно быть так много.</p>

<p>

Когда между людьми так много любви, она ранит. Как яд. Думаю, все концентрированное вредно по умолчанию, я же стремлюсь к гармонии во всем. К равновесию сил. Между нами с J всегда было много любви. Слишком много любви.</p>

<p>

Итак, J.</p>

<p>

Красив, умён (порой даже слишком). Когда мы встретились, я свято верила, что он гениален (весь первый год). Считала своим учителем; впитывала каждое слово, которое он ронял. Училась всему, чему он мог бы научить. Вбирала знания. Стремилась к большему. Он старше на год, а разница, кажется, идет в столетиях. Любуюсь им, теряю счет времени. Смотрю на него, и ловлю себя на мысли, что он, должно быть, сделан из воска (люди ведь не куклы, не могут быть так правильно слеплены). Но он именно такой.</p>

<p>

Смугл, атлетически сложен, с уверенной походкой и гордо поднятой головой, глазами карими, такими темными, что, кажется, утянут в концентрированный за ними мрак - ты только продолжай смотреть.</p>

<p>

И эта невероятная улыбка.</p>

<p>

Улыбка - именно то, во что я влюбилась вначале. Сначала в улыбку, потом только в ум. Весь первый год совместной жизни я очаровывалась каждый раз, когда он улыбался мне, и просила ещё. НИЧЕГО не могла с этим поделать. Эта улыбка могла свести с ума, и она сводила. Сложный, тяжелый, сотканный из тысяч оттенков эмоций и чувств, испытываемых этим человеком, взгляд его насмешливых глаз ещё надо было суметь как-то выдержать, не говоря уже о том, чтобы достойно ответить на иронические замечания, слетающие с губ. Он - король своей жизни. Вот, пожалуй, и есть та самая единственная фраза, которая охарактеризовала бы его по-настоящему и полно. Он сам создает свою реальность, он лепит из неё, и как это цепляет. Вот даже сейчас, описывая то, какой он, я просто не могу быть объективна, и думаю, это чувствуется. Мне и самой это не нравится, не нравится, как я привычно, как податливо лечу на его Огонь.</p>

<p>

Для полноценной жизни, для того, чтобы вдыхать свой СОБСТВЕННЫЙ воздух, я и хочу освободиться.</p>

<p>

Пока же, чтобы чувствовать себя чуть более свободной, мне необходимо наполнять свою жизнь всё большим безумием.</p>

<p>

 </p>

<p>

Но мы не будем об этом.</p>

<p>

***</p>

<p>

И вернемся к Незнакомцу.</p>

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора