Четыре властелина бриллианта. Тетралогия (ЛП) (215 стр.)

Тема

9

Он провел пару недель на Цербере в обществе Квин и Дилан, которые с радостью приняли Буру и Анджи и были вне себя от восторга, что дети попадут в “лоно семьи”. Малыши ничем не отличались от сверстников, хотя Дилан не без зависти отметила, как безболезненно они появились на свет. Несмотря на уход Колдаха, они развивались вполне нормально, впрочем, Альтавар, без сомнения, продолжал передавать их микроорганизмам Вардена необходимую информацию через компьютерную сеть Снарка.

В то же время Альватар без всяких объяснений исключил беглецов с Медузы из списка “абонентов” компьютера, и, ко всеобщему удивлению, микроорганизмы в них стали совершенно нейтральны. В отношениях между симбионтами появилось нечто новое – можно сказать, возникла новая разновидность человека, который полностью зависел от штаба Мораха.

Огромный патрульный крейсер доставили в систему Вардена и в считанные дни превратили в огромный орбитальный завод, в то время как на спутниках Момрата с помощью Альтавара налаживалось совершенно новое, еще не знакомое человечеству производство.

Думонис неохотно принял официальную должность властителя Цербера, но теперь в этом назрела необходимость. Однако он тесно сотрудничал с командой Мораха и старался переложить как можно больше обязанностей на Квина Занга.

Парк с Дарвой по предложению “мистера Кэрролла” провели короткий отпуск на юго-западном побережье южного континента Харона. После небольшой тренировки под руководством учеников доктора Думониса они взяли на себя всю административную работу на Хароне – чего и хотел Морах. Как он и предупреждал в свое время Парка, его амбиции простирались гораздо дальше титула простого властителя, к тому же и Хароном управляли строго по его указке.

Кол Тремон почувствовал тягу к уединению и отправился в исследовательскую экспедицию к северному полюсу Лилит, а потом надолго застрял на юге, в компании местных ученых, дожидаясь дальнейшего развития событий.

“Мистер Кэрролл”, покончив с неотложными делами и вопреки всем советам, вновь отправился на Харон. Талант Упсир тоже был там – такой же жизнелюбивый и порочный. Он остался не у дел – бывшие подданные потихоньку отвыкали от вездесущих камер, и мысль об абсолютном господстве пришлось отложить – похоже, на долгие годы.

Со смешанным чувством “мистер Кэрролл” подвел челнок к причальной палубе огромной станции Упсира, которая была теперь на орбите Харона. С тех пор как окончилась война, властитель не покидал ее и всем заправлял его неизменный спутник и “второе я”, Хэйвел Канцер.

Резкий сигнал оповестил о стыковке; “Кэрролл” вышел из челнока и вошел в шлюзовую камеру. Проекторы вновь облучили его, но теперь он ничуть не встревожился. Он уже выяснил, что его тело и впрямь было инфицировано микроорганизмами, но не настоящими, а искусственной версией Альтавара с нейтральной программой. Теперь дезинфицирующее излучение ему нипочем.

За внутренней дверью его уже ждали два вооруженных охранника:

- Имя?

- Льюис Кэрролл.

- Цель прибытия?

- Официальный визит к Первому министру. Я – представитель Совета Четырех Властителей. Нас интересует главный компьютер вашей орбитальной станции.

Они непонимающе переглянулись, и агент понял, насколько померкло былое могущество их хозяина.

- Вызовите Фэллон, – предложил он. “Льюис Кэрролл” прождал ее минут пятнадцать. Он никогда не встречался с ней лично, но помнил очень хорошо, а она, в свою очередь, была немало наслышана о нем от Упсира.

- Ну и ну! – заявила она. – Вы или дурак, каких свет не видывал, или у вас и вправду железная воля. Входите.

Он улыбнулся, и это слегка обескуражило Фэллон. В этот момент раздался еще один предупредительный сигнал.

- Администратор Канцер прибыл на причальную палубу три.

- Проклятие! – нахмурилась Фэллон. – Какого черта?

- А что такого? – сказал “Кэрролл”. – Откровенно говоря, это я его пригласил. Мы провели голосование с тремя властителями, и теперь очередь за четвертым. Поскольку собирать их вместе просто нет времени, вполне разумно решать вопросы по отдельности.

- Воля ваша, – нахмурилась она. – Но мне кажется, что вы не в своем уме, раз прилетели сюда.

Канцер наверняка был не менее озадачен, чем Фэллон, но, будучи в зависимости от других властителей, не посмел отказаться от официального приглашения. Агент без труда читал его мысли. МОРАХ РЕШИЛ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ОПАСНОГО СОПЕРНИКА. Однако и он, и Фэллон держались с агентом подчеркнуто вежливо. Обоим не терпелось увидеть, что же произойдет, когда Кэрролл и Упсир столкнутся лицом к лицу.

Ко всеобщему удивлению, Упсир, принявший их в своем рабочем кабинете, приветливо улыбался, как и всякий преуспевающий политик. В уголке, на атласных подушках, полулежала сногсшибательная Уби.

- Зачем Мораху понадобился мой компьютер? И о каком голосовании идет речь? – полюбопытствовал Первый министр.

- Ваша ЭВМ, вероятно, самая мощная на Ромбе, однако в настоящее время только управляет станцией. Для этих целей подойдет машина попроще, вроде тех, что давно выпускают на Цербере. Ваша понадобилась так срочно, потому что без нее застопорится производство более мощной вычислительной техники.

- Хватило же у них смелости решать такие вопросы за моей спиной, сокрушенно произнес Упсир.

- Вы не ответили на запрос, поэтому Морах и послал меня сюда.

Упсир широко улыбнулся. “ЭТО ТОЛЬКО ОДНА ИЗ ПРИЧИН”, – подумал он вместе со своими помощниками, но не подал виду.

- Хоть мне и не нравится эта идея, сейчас я не в состоянии отвергнуть подобную просьбу. Надеюсь, моя станция от этого не развалится.

- Разумеется, – Вы знакомы с Уби? – внезапно поинтересовался Первый министр.

- Да, – усмехнулся агент. – Видите ли, Тарин Бул – моя точная копия, полученная при помощи процесса Мертон, и я прожил всю его жизнь – вплоть до последних мгновений.

- О, это замечательно! – Лицо Таланта Упсира расплылось в широкой улыбке, и он громко расхохотался.

- Компьютер не единственная причина, по которой я здесь, – невозмутимо продолжил агент. – Видите ли, мне надоело быть на побегушках при Совете Четырех Властителей, и я решил, что достоин чего-нибудь получше.

Упсир настолько развеселился, что уже не слушал его. Он повернулся к Уби:

- Как тебе это, малышка? ТЫ была ИМ!!! А ОН – ТОБОЙ!!!

Уби удивленно и непонимающе взглянула на агента.

- Уби? – позвал “мистер Кэрролл”. – Тебе знакомы присутствующие? ВОТ ЭТО Хэйвел Канцер, ЭТО – Шуга Фэллон, а ВОН ТАМ стоит Талант Упсир.

Глаза Уби неожиданно расширились, уголки губ задрожали; она нахмурилась и резко вскочила.

- Я решил либо погибнуть, либо стать властителем Медузы, – пояснил бывший агент Конфедерации, но его уже никто не слышал.

Голова Таланта Упсира, отделенная от туловища, подкатилась к ногам агента еще до того, как тела Фэллон и Канцера с глухим стуком упали на пол.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке