Немного крови, немного земли

Тема

I

Ветер раздувал паруса.

Селена стояла на палубе у фальшборта. Ее подташнивало.

Девушка прекрасно понимала, что это значит.

И через ставшее ее вечным спутником «все равно» к поверхности разума пробивались мысли.

Разные мысли. Мысли о том, что будет, когда они доплывут.

Они не повесили его, нет. Не поймали, не заковали в цепи и не судили своим богопротивным судом. Он погиб в схватке, и тело его похоронили в волнах.

Теперь они требовали от нее, единственной оставшейся в живых из всего экипажа, чтобы она показала им место, где зарыты сокровища.

Как глупо! Брызги летели в лицо, солеными каплями стекали по щекам. Брызги - не слезы, нет. Никогда.  

II

- Почему именно ночью? - спросил ее, хмурясь, маршал.

- Увидите, - равнодушно пожала она тогда плечами.

Теперь они увидели. На берегу, извиваясь, лежали две светящиеся полосы, теряющиеся где-то в джунглях. Некоторые из матросов принялись креститься.

- Отставить! - рявкнул на них командир и приказал ей идти вперед.

Молодая женщина, поджав губы, двинулась в темноту, конвоируемая лейтенантом с тусклым фонарем, раскачивающимся в неверной руке.

Дорожка петляла среди влажных стволов, уводя вглубь острова. Сэл шла, невидяще уставившись перед собой, и вспоминала ту последнюю ночь. Жесткие, просоленные губы. Сильные руки, словно сплетенные из стальных канатов. Руки, привыкшие сжимать тяжелую абордажную саблю и управлять штурвалом под шквалистым ветром, эти самые руки так нежно скользили по доверчиво раскинувшемуся телу, цепляясь заскорузлой кожей за тонкие кружева. Его глаза, казавшиеся черными, блестели в свете луны, заглядывающей в маленькое окошко бесхозного домика на берегу, давшего приют влюбленным. Его плечи. Его волосы. Соль и песок. И небо...

Они любили друг друга так, как будто предчувствовали конец. Селена подумала об этом только сейчас, а в то роковое утро она проснулась с улыбкой, ничего не подозревая поднялась и вышла, укутавшись одним покрывалом, под ясное тропическое небо. Чтобы тут же быть окруженной толпой королевских солдат. Еще толком не понимая, что произошло, она громко закричала: "Шат! Ша-ат!", призывая своего капитана.

Но никто не откликнулся.

Потом вперед вышел маршал и, окинув женщину презрительный взглядом, велел ей одеться и подниматься на борт...

Селена думала, что ее, как блудную дочь, сразу отправят к отцу, но ошиблась. Маршал задумал выведать у нее место, где пираты закопали все награбленное, потому что на борту «Черной пантеры», которую они потопили у мыса N**, ничего ценного найти не удалось.

Через два дня после гибели ее капитана маршал подошел к девушке, стоящей у бушприта, и, откашлявшись, заговорил о том, что кое-что он, лично он, все же обнаружил в каюте похитившего ее разбойника. Письма.

Письма, доказывающие их длительную связь. Доказывающие ее виновность.

Но он, как истинный джентльмен, согласен уничтожить их, если она покажет им место, где спрятано сокровище.

Селена ничем не выказала никаких чувств, только прерывисто вздохнула, кутаясь в тонкую шаль, и кивнула.

Они ищут сокровища. Что ж... 

III

Она привела их на поляну, где светящиеся линии, разделившись, образовали правильный круг.

Селена остановилась у его границы и протянула тонкую кисть:

- Там. В центре.

- Лейтенант, следите за ней! Остальные - за мной.

Но молодой лейтенант, конечно, не захотел оставаться в стороне и, подождав, когда командир отвернется, последовал за всеми.

Девушка не сдвинулась с места. Бежать с острова все равно некуда.

Матросы принялись копать и уже спустя пять минут до ушей Селены донесся глухой стук и радостный выкрик:

- Есть!

Она сделала шаг назад, отлично зная, что сейчас произойдет.

- Каналья!

- Что такое?

- Я... простите, я, кажется, обо что-то порезался... вот чё-ёрт... что это?

Гнилой туман мягко обволакивал ее щиколотки. Огоньки, указывающие дорогу, начали медленно, по одному, гаснуть. Полгода назад они сами едва выбрались с острова.

Матрос в яме громко, отчаянно закричал. Девушка повернулась и побежала изо всех сил. Прочь, прочь, от встающего из под земли ужаса с пустыми глазницами и высохшей, покрытой татуировками кожей. Вой за ее спиной нарастал, послышались сухие выстрелы, удары и треск. Тогда, приплыв на маленький остров в поисках легендарного клада, они оставили на нем пятерых. Но у маршала нет ни удачи, ни сноровки ее капитана.

Селена засмеялась на бегу безумным смехом и в следующее мгновение растянулась на земле, споткнувшись о торчащий из земли корень.

Девушка извернулась, пытаясь освободиться, и увидела, что это не корень. Вцепившись в сапог кистью со слезающей плотью, ее держал один из матросов. Один из тех, кого они оставили тогда на острове.

Селена вскрикнула и забилась, не в силах отвести взгляд от мутных мертвых глаз.

Матрос, уже изрядно подгнивший, зашевелился, потягивая жертву ближе к пасти, к обнажившимся острым зубам. Девушка стала бить по полуоголившемуся черепу второй ногой. Шея мертвеца отвратительно хрустнула, но руки продолжали тянуться к живой плоти.

Она снова закричала, громко и обреченно, понимая, что сейчас умрет, и неожиданно ощутив, что желает, безумно жаждет ЖИТЬ.

И тут что-то метнулось мимо ее левого плеча. Едва различимая тень бросилась на мертвого матроса, мгновенно отбросила в сторону и нанеся несколько ударов, каким-то чудом заставила мертвого, поднятого древним богомерзким колдовством, успокоиться. На этот раз - навсегда. Призрачный силуэт выпрямился, обернувшись и Селена поняла, что действительно случилось чудо. Потому что это был ее Шат...

Он подошел, усмехнулся так знакомо и, протянув полупрозрачную руку, коснулся ее щеки. И девушка почувствовала тепло прикосновения.

Губы призрака шевельнулись, он произнес ее имя.

Сэл подалась вперед,  стремясь вновь прикоснуться к любимому, но лишь окунулась в терпкий пряный аромат. Шат грустно улыбнулся, наклонился, едва коснувшись ее губ. Девушка почувствовала, как напряжение последних дней отпускает ее.

Чтобы не случилось, ее капитан всегда будет рядом.

Потому что то, что их объединило, было не просто страстью, не фантазией скучающей аристократки, а тем, что люди называют любовью.

Дух кивнул и они, плечо к плечу, пошли сквозь джунгли. 

IV

Уже светало, когда Селена одна вышла на берег.

В бухте, кроме небольшого корабля, принадлежащего маршалу, стоял великолепный красавец-корвет со спущенными парусами.

На песке лежала шлюпка. Сощурившись, девушка почувствовала, как замерло сердце, и бросилась вперед. Седой мужчина, одетый в богатый камзол, обернулся ей навстречу:

- Селин! Доченька!

Девушка бросилась ему в объятия и разрыдалась. Отец тихонько гладил ее растрепанные золотые волосы и невнятно бормотал. О том, как он испугался, узнав, что корабль, на котором она плыла, захватили пираты; как обрадовался вести о гибели флитбустьера по кличке Кот; и как возмутился поступком маршала, фактически взявшего его, ЕГО дочь, в заложники! И о том, как он поспешил снарядить корабль и отправиться на ее поиски...

Селена всхлипывала на его плече, а в голове молодой женщины тем временем складывались варианты правдоподобного объяснения произошедшему - не только сегодня, но и во время ее «плена» у пиратов. Кроме этого, в голове у нее роились воспоминания о кладе, все же зарытом здесь, на этом самом острове, но только на противоположной стороне.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке