Star Wars: Сумрачная планета

Тема

Аннотация:  Десять лет спустя после битвы на Эндоре.

Год назад Ведж Антиллес разрушил боевую станцию "Меч Тьмы" - последнее творение гениального имперского конструктора Бевела Лемелиска...

Но опять опасность нависает над Новой Республикой. Она сталкивается со странной формой жизни, неизвестной ранее в Галактике. Пробудившаяся смерть грозит уничтожить все - и Империю, и Республику...

Принцесса Лейл попадает в плен к безжалостному правителю пустынной и безжизненной планеты Нам Хориос. Сюда же направляется и Люк Скайуокер, надеясь отыскать свою потерянную любовь, девушку-джедая Каллисту. Но выясняется, что в этих краях Великая Сила становится его врагом...

Хэн Соло, Чубакка и Ландо Калриссиан покидают Корускант в отчаянной попытке спасти принцессу Лейю. Звездные Войны продолжаются!

---------------------------------------------

Барбара Хэмбли

1

Первой жертвой стал кадет по имени Котт Барак.

Один из членов экипажа крейсера сопровождения Новой Республики "Несокрушимый" обнаружил его лежащим поперек стола в комнате отдыха на девятом уровне, куда он за полчаса до этого отправился глотнуть каф. Через двадцать минут после того, как Бараку полагалось вернуться на пост, артиллерийский сержант Гэлли Уовер пошла его искать, уверенная, что он опять полез в информбазу, "просто чтобы проверить, не упоминается ли где наша миссия".

О миссии, естественно, никто упоминать не собирался. Хотя и в сопровождении "Несокрушимого", путешествие главы государства Леи Органы Соло в сектор Меридиана было исключительно неофициальным. С точки зрения партии рационалистов - что было почти правдой, - Сети Ашгад, человек, с которым она должна была встретиться в назначенной точке в окрестностях системы Хориоса, не занимал никаких официальных постов на своей родной планете Нам Хориос. Организация официальной конференции стала бы молчаливой поддержкой его требований, а также требований партии рационалистов.

Что, собственно говоря, и являлось поводом для переговоров.

Первым, что увидела сержант Уовер, войдя в комнату отдыха девятого уровня, было голубоватое мерцание экрана информблока.

- Котт, астероид тебе в лоб, я же говорила…

Затем она увидела молодого человека, неподвижно распростертого возле экрана, головой на столе, с закрытыми глазами. Даже с расстояния в три метра Уовер не слишком понравилось его дыхание.

- Котт! - она в два прыжка обогнула стол, опрокидывая стулья. Ей показалось, что, когда она выкрикнула его имя, глазные яблоки юноши чуть шевельнулись. - Котт!

Практически не раздумывая, Уовер нажала кнопку экстренного вызова. За несколько мгновений до появления медицинских дроидов она понюхала остатки темного напитка в серой пластиковой чашке в нескольких сантиметрах от его безвольных пальцев. Каф даже не успел остыть. Тонкая пленка жидкости засохла на светлом пушке, который Котт оптимистично именовал усами. Запах был вполне нормальным - насколько нормальным может быть запах флотского кафа; во всяком случае, об алкоголе или наркотиках не могло быть и речи. На кораблях сопровождения Республики такого не позволяли. И уж от Котта такого ожидать тем более не приходилось. Он был вполне законопослушным парнем.

Уовер была из тех, кто предпочел бы провести пятнадцать лет на торговых межпланетниках, чем оставаться в составе регулярного флота после того, как к власти пришли головорезы Палпатина. Она заботилась о "своих" кадетах так, словно они были ее собственными сыновьями, которых она потеряла во время восстания. Она бы сразу же узнала, если бы на корабле появилась травка, выпивка или прочее зелье.

Болезнь?

Это было бы кошмаром для любого длительного космического путешествия.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке