Кардиналы праха

Тема

Кардиналы праха – Алексей Лягин

Этот город завернут, как в саван, в туман

И царит в нем безумье, порок и обман.

Город мрачных трущоб, весь изглоданный злом

По ночам, его мгла накрывает крылом…

И в глазницы домов смотрит ночь, словно ворон

Этот город безукоризненно черен. (Зонг-опера «TODD»)

Викторианский Лондон незримой нитью связан с судьбой Алексея и его родным современным Санкт-Петербургом, с темным, магическим миром города на Неве…

Глава I. Полуночный этюд

Этот город завернут, как в саван, в туман

И царит в нем безумье, порок и обман.

Город мрачных трущоб, весь изглоданный злом

По ночам, его мгла накрывает крылом…

И в глазницы домов смотрит ночь, словно ворон

Этот город безукоризненно черен.

Зонг-опера «TODD»

Дождь лил как из ведра. Мощеные улицы Лондона наполнялись сотнями луж. Свинцовые тучи заволокли все небо, и не было ни малейшего намека на проблески солнца. Джон бежал изо всех сил. Стук кованых подошв его сапог разносился по всей улице, а брызги грязной воды летели во все стороны, но сейчас мужчину волновало другое. Наконец-то он нашел свою цель, именно он — сын простого охотника из Йоркширских лесов выследил самого Джэка Потрошителя! Две недели ежедневного патрулирования и безрезультатных поисков. Ни одной зацепки, ни у добровольных дозорных, ни у полиции и вот такая удача!

Как ни странно, даже в городе навыки Джона были полезны и, не смотря на исключительную стремительность передвижений цели, ему все же удавалось идти по следу и не отставать. Фигура в темно-сером плаще ускользала в сторону портового района. Уже сейчас охотник понимал, что, скорее всего, он преследует женщину. Эта мысль смущала его разум, но отступать мужчина явно не намеревался и, улучив момент для маневра, свернул на переулок, по которому можно было срезать путь. Несколько лачуг, какие-то ящики, валяющийся бездомный и вот, с охотничьей двустволкой в руках, Джон выбегает наперерез своей цели. Фигура в плаще резко остановилась метрах в пяти от мужчины и хрипящий женский голос произнес:

— Лучше отойди, смертный!

Джон не был готов к беседе, но попытался максимально уверенно и громко ответить:

— Я видел тебя! Это ты изрезала Кэтрин! Никуда ты отсюда не уйдешь! Это уже четвертая твоя работа. А Энни была моей кузиной! Тебя вздернут, мерзкая тварь!

Охотник пытался разглядеть лицо своей собеседницы, но оно предательски скрывалось ливнем и капюшоном плаща.

— Несчастный, ты и вправду планируешь меня задержать?!

Фигура достала из-под плаща кинжал, с которым недавно ее застукал охотник, и сделала небольшой шаг в сторону мужчины. Джон сделал шаг назад. Прицелившись и наложив палец на курок, мужчина продолжил разговор.

— Стоять! Еще шаг и виселица тебя уже не дождется!

— Это уж точно!

Фигура молниеносно, с нечеловеческой скоростью и ловкостью приблизилась к охотнику и уже занесла кинжал для удара, когда чистые рефлексы, воспитываемые отцом Джона с детского возраста, дали о себе знать и палец все же успел нажать на курок. На мгновенье мужчина даже увидел край прекрасного женского лица, раздался выстрел, и фигуру отбросило на несколько метров назад. Дробь вошла прямо в грудь девушки.

Едва опомнившись, Джон рефлекторно надломил и перезарядил ружье, как внезапно по улице разнесся громкий женский смех. Фигура, казалось, безжизненно лежащая на брусчатке, приподнялась на руки и громко изрекла:

— Молись!

Невесть откуда раздался мерзкий хруст костей, и незнакомка под плащом словно начала увеличиваться в размерах. Одеяние больше уже не могло полностью скрыть ее ног и рук. Бывалый охотник, многое повидавший за свою жизнь, пребывал в ступоре. Все что сейчас было у мужчины — это приобретенные им за годы охот навыки и рефлексы. Единственное же, что Джон смог выдавить из себя в ответ на фразу своей визави:

— Стоять!

Наверное, не это он имел в виду, но женщина поднялась на ноги. Казалось, ее фигура стала еще более худощавой, однако в высоту она была теперь не меньше семи футов[1]. Весь плащ незнакомки был в крови, но это ее нисколько не смущало. Кинжал, отлетевший в сторону переулка, откуда выбежал Джон, находился все там же, но и это, по всей видимости, никак не волновало девушку.

— А теперь ты умираешь!.. — разнеслась фраза, произнесенная хрипящим, каким-то совсем не человеческим голосом.

— Стоя… — попытался еще раз крикнуть охотник, но было уже поздно.

С еще большей, невообразимой стремительностью и даже некой грацией фигура приблизилась к мужчине. Рефлексы на своем пределе, или даже за его гранью, все же успели сработать и на этот раз, но неуловимым движением, слегка отклонившись вбок, фигура с легкостью увернулась от выстрела практически в упор. После чего, собственной лучевой костью, острой как бритва и неизвестно как выросшей из левой руки, незнакомка с неописуемой легкостью вспорола брюхо мужчины и его грудную клетку от бедра и до плеча. Так и не сумев закончить фразу, охотник отклонился и упал на брусчатку, лишь за мгновенье до смерти успев увидеть лик своей визави…

Фигура девушки начала принимать прежние очертания, она упала на колени рядом с трупом охотника и уже собиралась что-то предпринять, как внезапно схватилась за амулет на шее и перевела свой взгляд вверх. Ее выразительные карие глаза смотрели прямо поверх крыш куда-то вдаль, словно пытаясь найти невидимый взгляд и… это им удалось…

— Аааа! Братик! Братик! Это снова произошло! Опять! Сэби, скорее!

На дворе была ночь. Черная ледяная Питерская ночь. И это в начале мая месяца. Девочка, вся в холодном поту, с кистью в руке сидела напротив небольшого холста. На нем была изображена последняя сцена из ее видения. Фигура женщины в сером плаще, сидящей на коленях возле тела убитого ею охотника. Однако лица были иные. Совсем иные, нежели в видении. И если лицо девушки по-прежнему было видно только частично, то вот образ мужчины преобразился кардинально. Теперь вместо темноволосого и кареглазого охотника средних лет, это был молодой юноша, с длинными светло-русыми волосами и серо-голубыми глазами. Казалось, и лицо его приобрело гораздо большую выразительность, будто бы он до сих пор был жив.

В комнату вбежал высокий худощавый парень с длинными черными волосами и обнял девочку.

— Все хорошо, Эми. Все будет хорошо. Это твой дар, относись к нему с пониманием. Опять что-то странное привиделось?

— Да, Сэби. Ты знаешь кто такая Джэк Потрошитель?

— Такая?.. Ух кажется становится интересно. Так, давай ты успокоишься и мне все основательно расскажешь, а потом я расскажу тебе то, что знаю сам. А еще потом, все успокоятся и постараются заснуть. Ведь у меня завтра концерт, Михаэль возвращается в Питер, и если будешь хорошо себя вести, то я возьму тебя с собой. Договорились?

— Конечно, братик. Кстати, тот дядя, что на картине — он, он, скорее всего живой. Найди его, хорошо? Мне кажется, ему угрожает опасность. Джэк, да она, она очень опасна. Ладно, Сэби, найдешь? Я знаю — ты умеешь, ты же у меня самый лучший на свете братик!

— Конечно, Эми. А ты самая лучшая в мире сестренка! Ну что, я весь во внимании. Рассказывай и ничего не бойся, — я ведь рядом и всегда смогу тебя защитить.

— Да, да. Слушай! Кажется, охотника звали Джон…

[1] Семь футов ? 210 сантиметров (приблизительно)

Глава II. Рассветный этюд

12 мая 2014 года, понедельник, утро

Алексей мчался на мотоцикле по улочкам родного и любимого города на Неве. Послушная, зачарованная немецкая техника с легкостью рассекала потоки холодного весеннего питерского ветра и уверенно держалась на дороге. У юноши даже выкроилось немного времени на то, чтобы задуматься не только о вождении, но и о дне грядущем. Собственно этим он и не преминул воспользоваться…

Всем доброго, свежего утречка! Алексей Валерьевич Ларин — следователь-маг к вашим услугам. Прошу любить и жаловать! Ну а если серьезно, то вкратце — я учусь на заочке матмеха Санкт-Петербургского государственного университета, занимаюсь каратэ и самое главное, являюсь представителем магической традиции Владык Стихий, членом ордена «Врата Гипербореи» и сотрудником специального департамента ордена, занимающегося расследованием неприятных происшествий магической направленности — «Ригира». Сейчас я направляюсь на свою работу в Елагиноостровский дворец и если честно, то меня тревожит только один вопрос: сбудется ли минипророчество моего наставника и получу ли я сегодня новое интересное дело от «Алого Конклава». На прошлой неделе этот рыжий негодяй (ну — мой наставник), хотя ладно… высокоуважаемый Андрей Павлович, своим ехидным голосом намекнул, что владеет неофициальной информацией о том, что в нашем городе с вампирами стали происходить странные вещи и несколько из их бессмертных собратьев окончили свое существование при крайне загадочных обстоятельствах. А если это так, то недолог тот час, когда их организация — «Алый Конклав» обратится за помощью к нашей. Поскольку недавно я официально получил в Ригире повышение, из «гастата» став «триарием», то в целях подтверждения квалификации, да и просто потому что я уже имею опыт общения с вампирским сообществом, дело поручат именно мне. Все правильно, логично, вот только бы побыстрее, ибо я реально застоялся — с последнего моего крупного дела — о «Тысяче черных лилий», прошло уже больше полугода и за все это время я так и не получил ни одного действительно достойного задания. Поначалу, пока шрам на спине заживал, наверное, меня просто берегли от опасных миссий, а затем, возможно, и дел-то стоящих не было. Нет, наверное, это и хорошо — ведь если меньше плохих происшествий то значит, мы правильно делаем свою работу и жизнь города становится лучше, но мне-то всего двадцать и заниматься исключительно бумажной работой и изучением теории — явно еще рановато. Кстати — за последние полгода прошедшие от предыдущего задания я неплохо прокачался, извиняюсь, конечно, за игровой термин, но это действительно так. При случае обязательно поделюсь последними успехами, а сейчас — вот так вот — кованая ограда на территорию парка имени С.М.Кирова открывается и уже совсем близко до заветного и ставшего родным Елагинского дворца. Рабочий день начинается…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке