Загадка для сфинкса

Тема

Строкин Валерий

 Валерий Строкин

(г. Мадрид, Испания)

(рассказ)

1

"...Дари облокотился на теплый от вечернего солнца, шершавый зубец башни, положил косматую голову с непокорными волосами на большой, говорящий о физической силе, кулак. Он смотрел вниз, на разбитый лагерь кзотов. Дари заскрипел зубами - эти маленькие степняки, они осмелились обложить плотным кольцом его замок! Идет вторая неделя осады, а кзоты не спешат брать крепость штурмом, просто сидят и выжидают, когда он сам откроет им дверь. Дари невесело рассмеялся, он презрительно сплюнул вниз. Ничего, сегодня вечером он нанесет им со своими людьми визит вежливости. Будут реки крови, он уничтожит их и это послужит уроком для других. Дари ухмыльнулся и полез в карман за сигаретами. Подул северный ветер со стороны великих Хоббийских пустынь, принесший жар и тучу мелкой желтой пыли, осевшей на губах. Кзоты пришли из великих пустынь, они решили завоевать весь мир, великое переселение народов..."

Роман перестал печатать, с досадой ударил последний раз по клавише. Он перечитал отрывок и, скривившись, потянулся к ополовиненной бутылке "Русской". Отпил из горлышка, поморщился, сплюнул в переполненную пепельницу и взял в рот новую сигарету. Со скрипом отодвинув стул, Роман ожесточенно заходил по комнате, попыхивая сигаретой.

- Черт знает что такое, - выругался Роман. - Чушь какая-то. Но почему чушь? Чем это хуже, чем у Буева? Буев! Ха, графоман, но у него уже пять книг. А я? У меня пока только одна. Разве может он писать? Что он пишет? Дерьмо! Детское дерьмо! Я лучше, я действительно лучше его пишу. Я пишу лучше. Мой роман "Три клинка" и повесть "Пурпурная тропа" - их не взяли. Их никто не взял. А буевские "Миры фантиков"? Их напечатали. Ничего бездарнее я не читал.

Роман остановился возле бутылки, задумчиво осмотрел ее.

- Мои кзотовские кланы - это тоже будет шедевр. Да, да!

Роман снова приложился к бутылке.

- Шедевр, - выдохнул он, переводя дух.

- А почему бы и нет? - послышался рядом чей-то тонкий голосок.

Роман не обратил внимания, он продолжал разговаривать сам с собой, тем более, что уровень бутылки значительно этому способствовал.

- Я пишу на уровне Хайнлайна, Стругацких и Фармера вместе взятых. Я пишу крутые книги про крутых парней, про таких, как я сам.

Роман икнул:

- Слышишь меня, Буев?

- Нет, он не слышит, он сейчас занят своей новой работой.

- Ну и пошел он к черту. Он сказал мне, что я пишу белые книги. Белые! Пустые книги! Чушь! Это он пишет белые книги, неудачник! Он до сих пор пользуется авторучкой, а потом перепечатывает - вот осел!

- Ну, так проучи его, - сказал голос.

Роман вздрогнул и подозрительно посмотрел на бутылку.

- Да не волнуйся ты так, это не белая горячка, я здесь.

Роман посмотрел в угол комнаты - там, в его кресле, прижатом с одной стороны книжным шкафом, а с другой - маленьким журнальным столиком, сидел ЧЕРТ!!??

- Черт?! - Роман громко икнул, потряс головой, но видение не исчезло.

Черт по-прежнему сидел в кресле, вольготно развалившись - нога на ногу и лениво обмахивался кисточкой хвоста.

- Изыди, Сатана! - воскликнул Роман, про себя думая, что на сегодня его рабочий день закончился.

Он взял со стола бутылку и посмотрел на черта через стекло, черт весело ему подмигнул. "Ну и мерзкая харя у него", - неприязненно подумал Роман.

Черт был абсолютно гол, только голову его украшала круглая розовая шляпа с дырочками для двух маленьких, напомаженных рожек.

- Не бойся, - старался успокоить черт.

- Я не боюсь, - ответил Роман, икая и потянул из бутылки для храбрости.

- Я могу тебе помочь, - официальным тоном заявил черт.

- Чем?

- Если Буев исчезнет, ты сможешь занять его место, - предложил черт.

- Я не убийца.

- Здесь не нужен убийца.

- А цена? Взамен ты потребуешь мою душу?

Черт зевнул, деликатно прикрывая рот загнутыми перламутровыми когтями, должно быть он с рождения их не стриг.

- Что такое в сущности душа? - задал он риторический вопрос. - Вы сами, люди, в нее не верите, а боитесь потерять.

- Я атеист, - гордо заявил Роман, складывая руки на груди и для пущей убедительности добавил: - Я не верю ни в каких чертей.

- Вот видишь, - невозмутимо сказал черт, в его руках появилась пилочка, он критически рассматривал свои ногти. - В таком случае ты ничего не теряешь. Устранишь своего соперника и займешь место, по праву принадлежащее только тебе, ведь ты действительно не так уж плохо пишешь.

- Я плохо не пишу.

- Конечно-конечно, - поспешил согласиться черт.

Улыбнувшись, он показал большие желтые клыки.

- А почему в это дело вмешались черти?

Пилочка пропала, в руках черта появилась дымящаяся сигара.

- Ну-уу..., - черт глубоко затянулся, его дымок попахивал серой. Некотрые писатели пишут настолько живо и ярко, что те миры, которые они описывают, действительно появляются, так сказать, - черт хихикнул, - они порождают новые параллельные миры.

- Сплошная чепуха, - Роман икнул и отпил из бутылки. - И как много миров породил Буев?

- Кое-что породил, - дипломатично ответил черт.

- А я?

- Увы, - черт развел руками, - Возможно, все у тебя впереди.

- Дрянь, - прокомментировал Роман, припал к бутылке, отхлебнул и протянул черту, - Будешь?

- Не откажусь, - черт приложился к горлышку и вернул Роману пустую бутылку.

- У меня больше нет, - хмуро посмотрев на тару, ответил Роман.

Бутылка тут же наполнилась. Роман принюхался.

- Спирт? - недоверчиво спросил он.

- Чистейший, - подтвердил черт.

- Здорово, чудеса!

Черт скромно потупился и отмахнулся волосатой лапой.

- Такие чудеса и нам, чертям, под силу, не только им, - черт посмотрел на потолок.

- И что я должен делать? - спросил Роман.

В руках черта появилась золотистая авторучка.

- Вот, просто подари ему ручку, ведь он, кажется, пишет, а потом печатает.

- И что? - Роману казалось, что в его комнате появился еще один, сидящий в кресле, черт.

- Ничего, - черт устало вздохнул, - пусть пишет.

- А потом?

- А потом он сам попадет в тот мир, о котором пишет.

- И..?

- Ты же знаешь, о чем он любит писать?

- И ему крышка!? - радостно объявил Роман.

Оба довольно расхохотались.

- Крышка, крышка, - кивал головой черт.

- А что, вам досталось от него? - Роман захихикал.

Черт недовольно скривил пятачок:

- Не в этом дело... Просто, за все нужно отвечать.

- Правильно, пусть ответит, пусть ответит за все, что он пишет, - Роман поднял бутылку: - Выпьем?

- Нет, мне пора, - черт развел руками, - работа, сам понимаешь.

Кресло внезапно стало пустым.

- Не забудь про ручку! - откуда-то донесся голос.

Роман три раза подряд икнул, затем огляделся - комната была пуста.

- Да, сегодня я заработался до галлюцинаций.

Роман нетвердой походкой прошел к креслу, в котором недавно сидел черт. Осторожно присел.

- Как я устал, - вздохнул Роман, вытягивая ноги, он посмотрел на шариковую золотистую ручку, - Красивая. Подарить такую Буеву? За какие заслуги? - Роман поднес ручку к глазам: - Из чего она сделана? Какое-то золотистое стекло с рубиновыми прожилками, непонятно как разбирается и вставляется стержень. Может оставить ее себе?

Роман вскрикнул, ручка обожгла ему пальцы и покатилась по ковру.

- Ну хорошо-хорошо, - злобно прошептал Роман, дуя на пальцы и с опаской косясь на ручку, - Я подарю тебя Буеву, чтобы упечь его в мир иной.

Роман всхлипнул:

- Прости, Саша, Буливар не выдержит двоих: кто-то один из нас должен остаться здесь.

Роман икнул, откинувшись на спинку кресла и протяжно, со свистом захрапел.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке