Время выбирать

Тема

sf_fantasy

Александра

Викторовна

Первухина

Отправляясь на смерть меньше всего думаешь о легендах, но иногда вместо смерти обретаешь новую жизнь и еще не известно что хуже.

07.03.2009

ru

ru

2009-03-07

Электронная Библиотека LITRU.RU

1.0

Александра Викторовна Первухина

Пролог

Боль. Боль и слабость. Нельзя дышать, нельзя думать. Только чувствовать. Уж лучше бы и это было нельзя. Тяжело навалились темнота и жара. Пустота. Пустота внутри и снаружи. Хочется кричать, но нечем. Сейчас бы раствориться в небытии, отдаться блаженному ничто. Существо начало расслабляться, теряя свое «я». Но что-то мешало. Что-то настойчиво звало назад. Заставляло бороться. Гнев? Нет. Существо больше не испытывало гнева. Боль? Любовь? Что? И вдруг из ниоткуда пришел ответ. Гордость! Ты не смеешь уподобиться слабым смертным! Не смеешь сдаться и умереть! И существо напряглось, заставляя себя дышать. Через боль и слабость. Дышать, жить, бороться! Прошла еще одна вечность боли, затем еще одна, и существо вспомнило, как его зовут.

Дира ничем не показала, что пришла в себя. Даже сердцебиение ее осталось прежним. Она напряженно пыталась определить, что с ней. Болело все тело, но серьезных повреждений вроде бы не было. Сосредоточившись, девочка попыталась провести диагностику своего организма, но силы не было. Совсем. Энергии было так мало, что ее едва хватало для поддержания тела в живых, а для того, чтобы восстановить потраченную силу, организму ее явно было недостаточно. Замкнутый круг! Для того чтобы восстановить магическую энергию, недостаточно магической энергии! Ужас окатил ее удушающей волной. Она помнила рассказы отца о том, как он возвращался, потратив весь запас энергии, так что не мог восстановиться, а довести запас энергии до уровня, когда организм сможет ее сам вырабатывать, вбирая силу из окружающей среды, не удалось из-за поднятых щитов. Но с тех пор он уже нашел способ всегда оставлять в щитах щель, для того чтобы подпитываться в таких ситуациях. И она прекрасно помнила, что ее в первую очередь научили этому. Так почему же она не чувствует даже слабого притока силы, который со временем должен восстановить ее запасы и позволить организму снова вырабатывать так нужную ей энергию? Что происходит? Дира потянулась сознанием вовне — настолько далеко, насколько это было возможно при таком истощении, и не почувствовала вокруг вибрации силы! Паника накатила с новой силой. Это был не ее родной мир! Ее выбросило неизвестно куда! С трудом заставив себя успокоиться, Дира попыталась проанализировать ситуацию. Она не знает, в каком мире находится. У нее не осталось магической энергии, совсем не осталось. И нет возможности ее восстановить. Это в минусе. В плюсе — ее наверняка будут искать. Все, что ей нужно — продержаться до прихода спасателей. Всего лишь! Дира заставила себя расслабиться, и провалилась в сон. Нужно же как-то восстанавливаться!

Второе пробуждение было менее болезненным. Болела только голова. Но зато болела очень сильно. Рядом раздавались голоса.

— Лейтенант! Он так и не пришел в себя. У него диагностировано сильное сотрясение мозга, и, судя по травмам мягких частей тела, он упал с достаточно большой высоты. Личность так и не установили?

— Нет! Ничего. Словно он появился из воздуха. Ладно, как только он придет в себя, позвоните мне.

Удаляющиеся шаги, и все стихло. Дира озадачено несколько раз прокрутила в памяти весь диалог, пытаясь решить, где она ошиблась. Разговор проходил возле ее кровати, значит, логично предположить, что говорили о ней, но почему «он»? И как она научилась понимать местный язык? В отчаянии она попыталась вспомнить все, что ей известно о заклинаниях перехода. Идеальная память Странницы позволила ей восстановить все, что ей говорили с самого пробуждения ее сознания, еще до рождения, но сведений не прибавилось. Только головная боль усилилась. И начали появляться мысли, что родители, возможно, все-таки были правы. Отмахнувшись от лишних воспоминаний, Дира попыталась определить причину, побудившую людей говорить о ней в мужском роде. Осторожно обшарив ближайшее пространство и убедившись, что рядом никого нет, девочка открыла глаза и впервые посмотрела вокруг.

Она лежала в большой белой комнате. Ряд незанятых кроватей говорил о том, что это помещение предназначено для нескольких существ. К ее руке тянулась трубочка с прозрачным раствором, сосредоточившись, можно было определить, что это что-то укрепляющее. Дира перевела взгляд на то, что скрывало одеяло. Так, судя по всему, возраст ее тела остался прежним — лет четырнадцать. Она осторожно откинула одеяло и коротко выругалась.

Тело принадлежало, несомненно, мальчику! Великолепно! Неизвестно сколько времени провести в теле с совершенно другой физиологией! Кажется, теперь она лучше понимала ярость Дениэла, вынужденного пробыть шесть месяцев женщиной. И что прикажете теперь делать?

Кто-то приближался. Дира быстро привела кровать в прежнее состояние и закрыла глаза. К ее кровати подошла женщина средних лет, по крайней мере, существо ощущало себя именно женщиной средних лет, и куцые способности Диры не могли определить, насколько это ощущение верно.

Думала женщина громко. В ее сознании крутилась одна и та же картина. Хрупкий черноволосый мальчик, красивый, но такой изможденный, словно его несколько недель держали впроголодь. Женщина знала, что его нашли на улице обнаженным и без сознания. А еще она почему-то считала, что мальчик похож на Диму. Кто такой Дима, Дира выяснять не стала, но про себя отметила это имя. Выловить из сознания женщины что-нибудь о мире, где она оказалось, почти не удалось. Только несколько образов грязных улиц. Высоких, неопрятных домов. Сплошной поток каких-то повозок. Место, где Дира находилась, называлось больница. Вот и все.

Девочке захотелось рычать от отчаяния, но она справилась с собой. Сейчас было не время выражать свое неудовольствие происходящим, нужно было приспосабливаться, чтобы выжить в этом чужом, непонятном мире. Почувствовав, что рядом с кроватью остановился еще кто-то, кого женщина почтительно называла про себя доктором, Дира решила, что с местными жителями пора познакомиться поближе и открыла глаза.

Над ней возвышался высокий мужчина, внешне похожий на людей из ее мира, и озабочено разглядывал ее. Увидев, что она открыла глаза, человек улыбнулся, а неопрятная толстая женщина в белом халате ахнула.

— Ну-с, молодой человек, вы наконец-то пришли в себя. Как вас зовут? — голос врача звучал профессионально, в нем была мягкость, участие и искренняя радость от того, что пациент открыл глаза. Дира задумалась, она ни на секунду не поверила в искренность этого человека, слишком явно ощущалось его отстраненное любопытство. И оно могло стать серьезной проблемой, если ей не удастся убедить врача в полной заурядности своего случая. Лишнее внимание к своей персоне ей сейчас ни к чему. Дира решила рискнуть:

— Дима, — голос звучал тихо и неуверенно. Девочка поморщилась про себя, но затем решила, что так даже лучше.

Так она не выйдет из образа едва живого подростка.

— Как ты оказался на улице, Дима? — голос врача оставался ровным, но Дира почувствовала вспышку интереса, когда он задал этот вопрос.

Проклятье! И что теперь ей отвечать? Дира сосредоточенно копалась в сознании врача, тратя последние крохи силы, она пыталась найти ответ, который бы устроил любопытного доктора, но только вспотела от напряжения. Однако когда она уже признала свое поражение, врач сам пришел ей на помощь, предложив подходящий ответ на свой вопрос. В его сознании мелькнула мысль, что при таком сотрясении мозга возможна потеря памяти. Дира с облегчением ухватилась за это объяснение, и, жалобно глядя на людей полными слез глазами, прошептала:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке