Прайд Саблезуба

Тема

Сергей Щепетов

Глава 1. Испытание

Если взять десяток не очень кривых жердей метра по четыре длиной, неплотно обвязать на тонких концах, а потом воздвигнуть, расположив толстые концы по кругу, то получится каркас. А если к этому каркасу пришнуровать невыделанные оленьи шкуры внахлест, мехом наружу, то образуется некое коническое жилище. Чум? Вигвам? Юрта? Нет, юрта, кажется, покрывается войлоком, а чум не всегда конической формы, так что пусть уж называется вигвамом.

Семен лежал, укрывшись пушистой шкурой, и созерцал ременную вязку жердей возле дыры дымохода. Утро было совсем не ранним, но вставать не хотелось – если вылезти, то придется двигаться, раздувать костер и так далее, поскольку его женщина отправилась за дровами, а это надолго. В конце концов, он заслужил немного покоя и может позволить себе еще подремать. Семен любил такую утреннюю дрему – в ней приходят замечательные, яркие, запоминающиеся и, главное, почти управляемые сны. Может, и теперь получится? Что-то давно он не общался с друзьями из «того» мира: «Может, наконец, Юрка приснится? Надо настроиться и думать о нем».

…Кусок шкуры откинулся и, матерясь вполголоса, внутрь просунулся Юрка. Почему-то он совсем не выглядел здесь нелепо в своих мятых брюках и темно-сером пиджаке, присыпанном на плечах перхотью.

– Ну и нора! – осмотрел он помещение, в котором выпрямиться во весь рост он мог лишь в центре, но там располагался очаг. – Как ты тут живешь?! Что, нормальную палатку не мог поставить?

– Тут нет тканей, – сказал Семен. – Тут, пардон, без трусов жить приходится. Я уж молчу про носки и портянки. Ты лучше сядь, а то спину измажешь.

Юрка глянул через плечо, начал отряхиваться и, конечно, задел покрышку вигвама. Рука стала черной, а сверху посыпались мелкие хлопья сажи.

– Блин, понастроют тут! – возмутился он и добавил длинное матерное ругательство. Это, конечно, не помогло, и он опустился, скрестив ноги, на большой валун, накрытый куском старой шкуры.

– Ничего себе табуретка, – поерзал он задницей.

– Чего ж ты хочешь, – усмехнулся Семен, – каменный век на дворе.

– Да? – без особого удивления переспросил приятель. – А какой именно?

– Ну-у, – озадачился Семен, – наверное, где-то ближе к концу среднего мезолита или даже самое начало нового, который неолит называется.

– Если б я понимал в этих ваших «литах»! Вот литры – это другое дело! – Он извлек из кармана бутылку водки, побултыхал содержимое, посмотрел на свет. – Настоящая «паленка» – все без обмана. Тащи стаканы! В неолите их уже придумали – это я точно помню.

– Нету стаканов, – честно признался Семен. – Пей из миски.

– Что-о-о?! Я похож на собаку?! Думаешь, раз диссерт не защитил, значит, буду лакать, как пес?! Это у вас, завлабов, языки длинные, вот и лакайте! А мы люди простые, мы и из горла можем. – Он отвинтил крышечку и протянул бутылку Семену. – На уж, хлебни, наука!

– Сам ты наука! Давно ли по пять статей в год клепал, а как ушел на производство, так под пролетария молотить начал?! Не буду я пить в такую рань!

– Ну и дурак, – отреагировал Юрка и, запрокинув голову, присосался к горлышку. Заглотив добрую четверть литровой бутылки, он оторвался, утер губы, взял с камня кусок печеного мяса, понюхал и положил обратно.

– Ни хрена ты в жизни не понимаешь, хоть и кандидат наук: с утра выпил – и весь день свободен! Поздняя птичка глаза продирает, а ранняя уж по второй принимает!

– Ты же помер, Юра…

– Ну и что? Зато мертвые сраму не имут и могут пить, когда хотят. Давай, рассказывай, что там дальше было, после того как мы…

– Американец тоже погиб, – сообщил Семен.

– Это я и без тебя знаю. Хороший парень был Стив. Помянуть надо, однако. – Юрка раскрутил содержимое бутылки и сделал еще пару изрядных глотков. – Пусть земля нам будет пухом.

– Прибор этот, из-за которого вы гробанулись, а я в каменный век попал, нам, оказывается, инопланетяне подсунули. Они тут занимаются…

– Да плевать мне на инопланетян! Расскажи лучше про великого геолога, специалиста по тому и этому, заведующего лабораторией и так далее. Того, который в свои почтенные тридцать восемь лет бросил пить, курить, ругаться, начал спортом заниматься – бегать без штанов по палеолиту. Бабу-то хоть завел?

– Древнекаменный век здесь вроде как кончился, но штанов действительно не носят. Только теперь понемногу начинают, – уклонился от ответа на последний вопрос Семен.

– И стаканов у вас нет! Ты мне мозги-то не компостируй, а излагай по порядку: кого, сколько раз и в какой позе. А то уже полбутылки осталось! Короче: поблевал ты возле наших трупов, а дальше что?

– Что-что… Ну, осмотрелся, то-се… В общем, понял, что в какой-то древнятине оказался и что обратно не выбраться. Хотел, чтоб не мучиться, сразу удавиться или утопиться, да как-то не собрался, а потом привык, втянулся. Жрать, правда, все время хотелось – у меня же с собой только нож да зажигалка были. Ракушки собирал, раков ловил, потом и рыбу… Плот из бревен связал и двинул по речке вниз – может, думаю, встречу кого. В наводнение попал… В общем, наткнулся на недобитого туземца – кроманьонец из племени лоуринов оказался. Они тут с неандертальцами развлекаются: эти с них скальпы сдирают, а те – головы отрезают. Дальше мы уже вместе кантовались: пока Черный Бизон в себя приходил, я успел и с хьюггами – это которые неандертальцы – подраться, охотиться научиться, посуду глиняную изготовить и даже арбалет бронебойный сделать. Мамонта раненого добил, с волчонком подружился. Вот из-за них-то все и получилось. Понимаешь, у местных тут культ этого самого мамонта, он вроде как воплощение главного бога-творца. А волк – это тотемный зверь одного из двух родов племени лоуринов. В общем в итоге пришли мы с Черным Бизоном в их поселок, и там меня приняли как человека. А поселок этот, он не просто так, он возле пещеры, а в ней главный жрец – Художником его все зовут – стены расписывает. Типа того, что перекачивает красоту нашего Среднего мира в Нижний мир – мир мертвых. Ну, с этими мирами все, конечно, сложнее – я в них, наверное, до конца никогда не разберусь. Считается, что сам я пришел из Верхнего мира, где обитают еще не рожденные, – из будущего то есть. Посвящение в воины у них тут сложное и многоступенчатое, но я почти все сдал экстерном, только от одного не отвертелся – пришлось клиническую смерть на вкус попробовать.

А еще мне очень помогло, что, когда мы с этим прибором вляпались, у меня, видать, что-то в мозгах повредилось. Во-первых, память как-то так обострилась, что можно вспомнить все, что в жизни хоть раз мельком видел, читал или слышал, – да в нашем мире я бы с такой памятью за пару лет академиком стал! А во-вторых, стал я всех понимать, кто хоть что-то соображает – от евражки до мамонта. Ну, и они меня, соответственно. Только трудно это, сосредоточиваться надо, и голова потом сильно болит. Вот, скажем, язык кроманьонский я, наверное, за пару недель выучил, даже стихи писать на нем начал, а до этого мы с Бизоном через ментальный контакт общались. А как язык освоил, с таким контактом сразу напряженка возникла – или то, или другое, а вместе не бывает.

– А бабу тебе дали? – поинтересовался Юрка. – Толстую и волосатую?

– Да, – согласился Семен, – здешние Венеры не по парижской моде скроены. Но нашлась одна… В общем, не твое дело!

– Ах, какие мы скромные, какие стеснительные! Не больно-то и хотелось! И стали они жить-поживать да добра наживать! Все, что ли?

– Что ты! – улыбнулся Семен. – Это только первая серия.

– А много их? – спросил Юрка, озабоченно разглядывая содержимое бутылки. – Надо, чтоб до конца хватило.

– Да пей! – махнул рукой Семен. – Пока не больше двух, а третья только завтра начнется. Или, может, уже сегодня, но не раньше чем проснусь.

– Тогда ладно, – согласился Юрка. – За твое здоровье. – Он влил в рот сразу граммов двести, проглотил, занюхал и добавил: – Сексуальное, разумеется.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке