Желание

Тема

Полынь Мара Леонидовна

"В ночь, когда в небе умерла старая луна, но ещё не родилась новая, нужно пойти в дальний лес, где начинаются холмы. Там ты найдёшь три камня, а среди них растёт осина. Нужно стать под ней, лицом на запад и позвать безыменя именем умерших, убитых и заблудящих. Проси его, что хочешь, но в плату он потребует свежей крови. Дай ему стакан, не больше, иначе не упасёшься".

Дорей по прозвищу Рогожка воровато огляделся и закрыл книгу. Это был первый раз, когда он пробрался в закрытую секцию библиотеки. Мальчишки из его крыла хвалились, что делают это чуть ли не каждый день, но показывать запретные заклинания никто не торопился. "Трепачи", - обычно бурчал Дорей. Сам он никогда раньше не совершал ничего, что могло бы вызвать гнев учителей и наставников, и не придумывал сказок.

Но не сейчас.

Это лишь вопрос времени, когда наставник Риган узнает, кто именно из мальчишек видел его той ночью. И Дорей ни секунды не сомневался, какая участь его ожидает. Понятно, что полагаться на "Поверья и наговоры общежитий школы имени Нигмара Белого" кажется глупым, но если бы это была бесполезная книга, она бы не хранилась в закрытой секции. Искать какие-то действительно мощные заклинания было бесполезно, но вызвать безыменя у третьегодки вполне могло получиться. Дорей много слышал об этих духах ещё когда жил с родителями, да и бывал возле тех трёх камней раньше. Говаривали, что это остатки какого-то языческого храма, и души жертв, принесённых древним богам, до сих пор стенают там по ночам. Найти туда дорогу даже тёмной безлунной ночью не будет проблемой. Главное - дожить до этой самой ночи.

Боясь оказаться застигнутым врасплох, вздрагивая от каждого шороха и скрипа, Дорей проскользнул мимо стражей библиотеки и прячась за живой изгородью двинулся к общежитиям. В небе, среди россыпи звёзд, висел тонкий серпик луны - жить ей оставалось всего две ночи, и мальчишка молил всех известных ему духов и богов, чтобы его жизнь оказалась длиннее. Он вовремя заметил отблеск лампы, чтобы залечь в кустах. Не прошло и минуты, как послышалось лёгкое шуршание гравия: кто-то шёл по дорожке в сторону библиотеки.

- Думаешь, мы его поймаем? - произнёс тихий голос. Дорей похолодел. Фамильяр наставника Ригана, пернатый змей Влан. Он только выглядел, как глупая белая птица с пёстрым хохолком. Влан бы хитёр и силён, как настоящий дракон. Луч чиркнул землю перед кустами. Теперь торопливые шаги удалялись.

- Он будет паниковать. И когда явится в библиотеку, тут мы и... - конец фразы разобрать не удалось, да и не было нужды.

Дорей сжал сквозь рубашку ключ - талисман и оберег, всё, что осталось от старой жизни. Дождавшись, когда сердце успокоится и его удары перестанут заглушать звуки окружающего мира, мальчишка двинулся дальше. Он только что чуть не попался. И как глупо! Конечно, наставник Риган не мог уследить за всеми корпусами одновременно, и поставить магических наблюдателей тоже не мог: на ночь территория школы опечатывалась, чтобы ученики не могли ничего учудить. От самого маленького заклинания сразу же срабатывала сигнализация: сирены и яркие огни заливали всю территорию школы, и бездушной Печати было безразлично, кто ты - ученик или наставник. Ночью колдовать на территории школы нельзя. И точка.

Но вот за одним-единственным зданием библиотеки наставник Риган уследить мог. И если ученик не был старшегодкой, он обязательно должен был явиться за каким-нибудь заклинанием для защиты, ведь боевые заклинания и настоящие слова призыва начинали учить только на шестой год. Хорошо, что он не догадался сделать это сразу.

Дорей вытащил прут из оконной решётки и забрался в подвал. Поставил прут на место. Теперь он в относительной безопасности: наставник Риган в библиотеке, и здесь поймать его не сможет. Разве что если кто-то из ночных воспитателей не донесёт. Наконец, удалось добраться до своей комнаты. Дважды мальчишку чуть не заметили, но каждый раз в самый последний момент каким-то чудом ему удавалось спрятаться.

"Слався, Нигмар Белый, расстели свой плащ над нами,

Да обойдут нас стороной козни лукавых,

И да пребудет благодать".

Утро прошло как обычно, молитва, завтрак, занятия. Дорею казалось, что под веки ему насыпали песка: ночью он так и не смог нормально заснуть. Его бросало то в жар, то в холод, во рту образовался неприятный привкус, а ладони слишком сильно потели. Сначала он хотел сказаться больным, но потом решил, что так наставник Риган быстрее его вычислит. Уроки тянулись невероятно медленно. Сначала Дорей сидел, как на иголках, каждую минуту ожидая, что сейчас кто-нибудь ворвётся в аудиторию, и его под любопытными взглядами остальных учащихся потащат на казнь. Но занятия шли, наставники сменялись, и ничего не происходило.

В эту ночь он никуда больше не выходил. Нужно было только дождаться, когда луна умрёт окончательно. Стоит ли говорить, что следующий день был ещё более тягостным? Минуты превращались в часы, часы в года, а вечер всё не наступал. Если бы у Дорея был выбор, он бы спрятался под столом, и целый день просидел там не вылезая. Слава всем поднебесным и подземным духам, что в этом семестре наставник Риган не вёл у них никаких классов.

- Эй, Серый добыл немного зелий. Как насчёт повеселиться сегодня вечером? - это Рульд Заноза. Главный заводила и хулиган в их корпусе. Отказать ему сложно. И опасно. Дорей изобразил самое грустное лицо, какое только мог:

- Я съел какую-то хрень. Облюю вам всё веселье, - после стольких бессонных ночей, бледный, с синяками под глазами, сейчас как нельзя лучше Дорей мог притвориться больным. Главное теперь, чтобы не попытались взять на слабо. Заноза нахмурился, размышляя. Наконец, нежелание быть раскрытым взяло своё.

Дождавшись, когда объявят отбой и мальчишки уйдут "веселиться", Дорей выскользнул из постели, оделся, проверил на месте ли ключ, и, захватив с тумбочки выщербленную чашку, а из тайника железное лезвие, проторенным путём двинулся в подвал. Убедившись, что никого на улице нет, вытащил прут. Самой опасной частью, на которой он сейчас сосредоточил всё своё внимание, было незамеченным пробраться до стены и через тайный лаз выбраться наружу. О том, что сулило путешествие по лесу, он предпочитал не думать. Как и о том, что делать дальше, если получится вызвать безыменя. Или не получится. Особенно если не получится.

Ночной лес оказался намного страшнее, чем Дорей представлял. Странные шорохи и скрипы, чьи-то липкие взгляды... Тем более сейчас, в самую тёмную ночь, когда в небе сияют только звёзды. Да ещё так близко от Холмов! Постоянно спотыкаясь и озираясь, мальчишка медленно продвигался вперёд. Жаль, что фамильяров учатся вызывать и привязывать только в университете. Сейчас ему не помешал бы один. Или парочка. Он уже не на шутку испугался, что прошёл мимо камней ещё час назад и вот-вот забредёт в Холмы, когда буквально вывалился на поляну. В самом центре росла тонкая осина, и её листья казались маленькой стайкой серебряных рыбок, прячущихся от чудовища. Вокруг дерева стояли три больших покосившихся камня. Сейчас, в неверном звёздном свете, они казались уставшими сгорбившимися стариками. Словно жрецы во время ритуала. Дорей почувствовал, как пот холодными ручейками течёт вдоль позвоночника. От самого этого места, от земли, от деревьев, веяло невыносимой жутью, и было не понять - это от разыгравшейся фантазии стучат зубы, или здесь на самом деле ощущается потусторонний - могильный - холод? Может, меж этих камней под корнями осины вправду похоронен старый алтарь, окроплённый кровью сотен жертв, как рассказывают в школьных страшилках?

Наставник Риган больше не казался такой уж большой проблемой. Ну, и правда, что он может сделать в самом ужасном случае? Убьёт и, в целом, всё. Если бы он был могучим колдуном, из тех, о которых пишут в книжках, он мог бы поймать душу Дорея и держать в заточении, используя иногда, как младшего духа - для мелких поручений. Всё равно душа ребёнка на большее не способна.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора