The city child

Тема

Шаповаленко Денис

Денис ШАПОВАЛЕНКО

Сон уходит с явной неохотой. Глаза еще слипаются, а мозг требует сна. Усталость сладко затягивает в свое болото. А чертово солнце бешено светит в окно. Птицы поют свою бесконечную и бессмысленную жизненную песню, деревья вовсю шумят, словно назло. Усталый мозг сжимается в комок, пытаясь уйти от всего этого, но природа уже безжалостно разрезает его на куски, вытягивая окровавленные нервные окончания.Усилием воли заставляю себя открыть глаза. Чертово солнце! Будто миллионы тупых раскаленных игл врезаются мне в зрачок, пытаясь возродить уже давно мертвую симпатию к себе. Зрачок судорожно сужается, пытаясь преградить им путь и прекратить невыносимую пытку. Но свет уже сделал свое, я уже знаю что снова не смогу заснуть. Тянусь рукой к будильнику. 12:38. Да какого хрена?! 5 часов сна в сутки это убийственная доза. Биологический ритм просто обязан соблюдаться.Птицы... Да заткнетесь ли вы наконец хоть на минуту? Барабанные перепонки молят о тишине и пощаде, но жестокость звука невыносима. Сухие и ужасно колючие снопы жесткого звука с разгона врезаются в них, оставляя кровоточащие царапины и с треском выдирая куски живого мяса. Пора вставать.Сняв одеяло, я опускаю ноги на пол, поднимаясь с кровати. Свет, мать его. Как он достал. Дотягиваюсь до солнцезащитных очков. А-а-ах... Как хорошо. Теперь мы еще посмотрим. Встаю, оглядываю комнату. Письменный стол с компьютером стоит, как положено, посреди комнаты. Провода и кабеля подобно водопаду плавно нисходят к системному блоку. Мерное гудение вентилятора успокаивает нервы. Бальзам на раны. Где-то тут было... Ага, пиво. Теплое и без газа, но ничего, сойдет. Жадно впиваюсь губами в банку. Живительная влага приятно протекает внутрь, вливая в мозг небольшую дозу доброжелательности.Нужно привести себя в порядок. Не застилая кровати, я заставляю себя отжаться 30 раз и с облегчением шествую в ванную. Почистив зубы и умывшись, я закрываю кран и иду на кухню. Хлеб с солью и водой это, конечно, не полноценный завтрак, но для такого утра как это вполне сойдет. Закончив трапезу, отправляюсь обратно в комнату. Абсолютно пустая, но и абсолютно чистая, она радует уставший мозг своим порядком. Нет мусора, нет грязи, нет мебели, кроме кровати и стола. Занавески я уже давно сорвал и сжег на балконе, они раздражали меня своим бесконечным движением под потоками ветра. Соседей это привело в ужас, но для меня это было необходимо. Ковры и обои были содраны со стен, изрезаны и выброшены в виде мелких клочков за балкон. Соседи жаловались, но ничего не могли поделать. Светло-серая краска теперь мерно покрывала все стены, пол и потолок моей квартиры. Шкафы и тумбочки мне были не нужны - всю одежду я хранил в коридоре, прямо на полу. Порядок меня заботил только в этой комнате.Подойдя к столу, я грузно плюхнулся в удобное кресло. Приняв на себя весь мой вес, то издало легкий хрустящий звук и успокоилось, примирившись со своей нелегкой ношей. Посидев с пол минуты, бездумно глядя на помаргивающую лампочку монитора, я наконец дотянулся до кнопки и мягко вдавил ее.Интересной почты не было. Проглядывая свежие порнографические картинки, я стираю большую часть. Разобравшись со свежим софтом, я оставляю машину работать, выключив монитор. Нужно купить хлеба. Да и нормальной еды не помешало бы.Выйдя в коридор, я нахожу джинсы, рубашку, и завязав шнурки на кросовках, мельком бросаю скупой взгляд на зеркало. Черные волосы достаточно коротко пострижены, образуя косой пробор. Темные солнцезащитные очки полностью закрывают светло-серые глаза. Безупречно белые зубы выделяются на фоне загорелой кожи. Кое-кто посчитал бы меня симпатичным.

Открыв дверь, все вокруг меняется. Подъезд манит своим мраком и тишиной. Закрывая за собой дверь, я забываю обо всем. Улица теперь притягивает меня к себе словно необычайно сильный магнит. Быстро спустившись вниз, я с размаху распахиваю дверь и меня полностью захватывает раскрывшееся моим глазам движение. Город, причем самый центр. Сердце механического паука цивилизации. Бетон, сталь и стекло цепко сжимают хаос природы, приводя все к железному порядку. Асфальт уже порядочно нагрелся и излучает энергию. Он не станет липкой и мерзкой грязью когда пойдет дождь, он не уйдет у тебя из-под ног в самый неподходящий момент, он всегда будет преданно служить тебе, верно исполняя свой долг.Железобетонные здания своими совершенными формами возвышаются надо мной. Они не прогнутся под натиском внезапно дунувшего ветра, не сгниют и не сгорят от удара молнии в грозу. Машины, эти дьявольские механические жуки, самозабвенно выстраиваются в колонны и мчатся куда-то далеко чтобы потом вернуться обратно, подчиняясь желанию человека. Люди с устремлением в глазах образуют постоянно движущуюся толпу. Как это великолепно! Цивилизация отвергла своего создателя, забывшись в сладком самодостатке. Что нам нужно? Да только то, что создали мы сами. То, что надежно, стабильно, понятно и приятно в конце концов! Нас не волнует то, что нас не касается. Железная истина и камень преткновения философии всей этой толпы, этой массы обретшей собственный дух.Цивилизация достигла той точки, когда индивидуальность стала настолько важной, что общество в целом сумело обрести то, что философытеологи могли бы назвать душой. Парадокс, но факт. Когда всем нужно одно и то же, то все становятся одним. Единство стандартов, идей, желаний приводит к единству душ. Да и черт побери, какая разница? Мне нравиться быть в центре этого. Я люблю ощущать ее энергию, ее силу, уже влившуюся в мой организм. Это наркотик, и покрепче пресловутых кокаина и героина в тысячи раз. Привыкание наступает моментально и совершенно незаметно. Мысли обретают реальность, желания достигают цели. И хоть где-то в подсознании ты осознаешь, что это ложь, но тогда находчивый мозг всегда скажет, ну и что? давай сделаем это правдой! И мы это делаем, и нам это нравится.Я улыбаюсь, улыбаюсь толпе, железобетону, я кричу аллилуйя стали и стеклу, я обожествляю цивилизацию. Ну и что, что люди на меня странно смотрят, ведь они присели на ту же иглу, что и я. Просто им не нужно это знать, ведь они никто по отдельности, они лишь часть толпы. А толпе нужен тот самый наркотик - цивилизация, без него они либо умрут, либо создадут свой - новый, еще лучший.Да, я люблю город! Я буду жить тут и умру тут. Я дождусь конца света или организую его сам, только для того чтобы насладиться не только жизнью в этой многомиллиардной массе единомышленников, но и умереть в ней. Я уже не я - а часть ее. Умри я - она останется жить, а с ее смертью начнется новая жизнь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке