Трудно без секса

Тема

Кирпичев Вадим

Кирпичев Вадим Владимирович

Постмодернистская поэма в прозе

Пересмешинка "Евгения Онегина",

"Трудно быть богом" и нашей истории

Под одеждой для авторитета у вас будет меч. Но этим оружием вы не должны пользоваться ни при каких обстоятельствах. Вы поняли? Ни при каких.

Запрет Института экспериментальной сексистории

Начало истории

Евгений Эсторский хандрил. Застрелиться или опохмелиться? - терзает его вечный утренний вопрос. И герой, заехав кучеру в шею, решает:

- Эх, браток, гони-ка к Яру!

Страшная планета эта Аркаряша, единый, могучий садомазохистский союз. Власть - сплошь генералы, полковники и садисты, народ вечно стонет то ли от мук, то ли от мазохизма. Что делать? Освободить народ от рабского секса? Нет. Выпить и закусить. Бр-р! Хорошо пошла! И скорее огурчиком!

- Чего тебе, Степан Унович?

- Письмо, барин, от Татьяны Окановны.

Татьяна Окановна, чистая и удивительная. Так подумал Евгений Эсторский и сказал:

- А швырни-ка его, братец, в камин.

Как сотрудник Института герой очень хорошо знал: ох и падки в юные лета чистые и удивительные на секспрогрессоров; а уж какие грязные мысли возбуждают в нем их "невинные" письма! Бр-р! Хорошо пошла! И скорее огурчиком!

Проклятый Институт экспериментальной сексистории! Мне ведь запрещено доставать из одежд свое оружие! А как иначе осчастливить чистую и удивительную девушку? Она достойна счастья. И на всей планете только я знаю секрет нормального, не садомазохистского секса! Но запрет! Применив свое оружие я вмешаюсь в местную сексисторию. А имеет ли благородный барин право подменять чужую сексисторию своей? Вот в чем вопрос!

И вслед за скачущими мыслями герой скачет на решающее свидание.

Середина истории

Евгений Эсторский гладит легкую ножку Татьяны Окановны. Он думает.

Быть или не быть? Иметь или не иметь? Что делать? Кого назначат виновным? Вечные аркаряшские вопросы терзают героя.

Чистая и удивительная робко раздвинула ноги.

Ну же - решайся! Миг истины настал! Достанешь оружие и ополчишься благородным духом на невинность - нарушишь запрет. Не достанешь - сделаешь Татьяну Окановну навеки несчастной, отдашь на растерзание местному садюжному генералитету. С ума сойти можно! Где выход? Окно? Окно! Вот зачем его прорубили!

И оставив чистую и удивительную в легкой задумчивости, чувствуя себя лишним человеком и полным интеллигентом, герой исчезает в окне.

Конец истории

Ночь. Ярость душит Евгения Эсторского. Хочется быть смелым! Хочется быть сильным! Хочется быть наглым и американцем! Хватит. Слишком трудно без секса. Это выше человеческих сил. Да, он опозорился с Татьяной Окановной, сиганул в окно, зато он сейчас осчастливит весь аркаряшский народ, пусть это так же трудно, как осчастливить тургеневскую девушку. И ко всем чертям Институт экспериментальной сексистории!

Р-раз!

Герой достает из широких штанин свой затаенный меч. Будит им, как колоколом, задремавший было народ. Аркаряшей правит дон Рыба? А подать сюда дона Рыбу!

Воздев меч народного возмездия, Евгений Эсторский бросается во дворец. Народ подступается к власти с самыми непристойными намерениями. Начинается Великая аркаряшская сексуальная революция, бессмысленная и беспощадная.

Конец

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке