Проклятая долина

Тема

Росоховатский Игорь

Игорь Росоховатский

1

- Не могу я вас вести к озеру. Мне еще жизнь не надоела, чтобы идти в такое гиблое место, - насупясь, сказал Трофим Остапович (в селе все называли его просто дедом Трофимом). - Да и вам не советую. Не знаете же, что это за место.

- Знаем, - задорно ответил ему Толя, самый молодой из сотрудников Института почвоведения, отпивая чай из переполненного стакана.

- Слышали не раз, - проговорил Виталий Сергеевич и поджал тонкие губы. Уж очень горячим чаем угощал их старик.

Но упрямый дед все-таки принялся рассказывать:

- Старые люди говорят, что лет восемьдесят или сто тому назад здесь неподалеку находился большой монастырь. И вот однажды два монаха начитались всяких книжек и перестали верить в бога. Они посмели спорить с игуменом и открыто говорили о своем неверии. Монастырская братия заточила их в подвал, но ослушникам удалось бежать. Они тайно поселились в долине среди болот, где их никто не мог найти. "Теперь-то мы ушли от наказания", - радовались еретики. Но человек предполагает, а судьба не спит. Лишь только один из еретиков захотел напиться из небольшого озерца, как вода превратилась в кровь. Как только другой потянулся сорвать несколько ягод куст начал расти, превращаясь в дерево. И уже ягод не достать. Один из еретиков умер от голода и жажды, а другой сошел с ума. Метался он по долине, вопил: "Прости мя господи! Пошли скорую смерть!" И тут болото раскрылось, из пропасти послышался стон - и монаха не стало... С тех пор долина проклята господом.

- И вы верите в эти сказки? - оборвал его Толя.

- Так люди рассказывают, - уклончиво ответил старик. - А мой родной брат - царствие ему небесное - заблудился среди болота и попал в Проклятую долину. Он своими глазами видел озеро, в котором не вода, а кровь. Трава там - в рост человека, ягодные кусты - словно дубы. Как-то выбрался брат из долины, вернулся домой. Жена увидела - еще ничего не знала - да как заголосит. Лицо брата, как мел - высосанное, глаза ввалились. Одним словом, не жилец на свете. И верно - через неделю свалился в лютой лихорадке и вскорости умер... Послушайте меня, старого, не ходите туда. Я, когда охочусь на болоте, десятой тропой обхожу Проклятую долину.

- Ну, болотной лихорадкой нас не удивить, - сказал Виталий Сергеевич. А если боитесь проводить, сами пойдем.

- Полегче, сынок. Дед Трофим ничего на свете не боится, - проворчал старик и отвел взгляд. - А погибнуть зря кому охота? Ежели сами пойдете, обратно вам не вернуться.

- На вашей совести грех будет. И не отмолите, - невесело пошутил ученый.

То ли шутка эта подействовала, то ли еще что-то, но старый охотник задумался, взвесил, прикинул и наконец медленно поднялся с табуретки.

- Ладно, я вас провожу до той долины. А дальше не пойду. Там уж сами, как хотите...

Он хотел еще что-то сказать, но только махнул рукой и ушел в сени. Слышно было, как он там звенел ведрами.

Толя посмотрел в ту сторону и убежденно изрек:

- Затвердили: "Проклятая долина!" Чепуха все это. Легенды. Враки.

Неожиданно Виталий Сергеевич возразил:

- Возможно, в этой легенде не только ложь...

Он объяснил удивленному товарищу свою мысль:

- Конечно, все, что касается божьей кары, чепуха. Но может оказаться, что кровавое озеро и кусты-деревья есть на самом деле. Природа часто задает людям странные загадки. И вот, когда не могут ответить на них, невежды выдумывают сказки - такие объяснения легче всего. А за самыми большими чудесами, если они не полностью выдуманы, скрыты естественные явления природы. Природа ведь никогда не учитывает, легко или трудно вам будет понять ее, - улыбнулся Виталий Сергеевич. - И открывать загадки, объяснять их должны мы, люди науки. Чем успешнее мы это делаем, тем меньше остается места для выдумок шарлатанов и невежд.

2

Через два дня они вышли в путь. Их лица под защитными сетками лоснились от густого слоя мази, надежно предохраняющего от комаров и мошкары. Под ногами хлюпала вода. В синем небе парили ястребы, высматривая добычу.

Тропинки петляли среди предательски зеленых низинок и холмиков. Дед Трофим шел впереди. Время от времени он тыкал палкой в холмик и загадочно хмыкал. За ним шел Виталий Сергеевич. Беспокойный Толя замыкал шествие.

По мере продвижения дед Трофим мрачнел. На развилке тропинок он долго стоял, о чем-то размышляя, потом решительно свернул на правую тропинку. Выражение озабоченности сбежало с его лица. Теперь он смотрел веселее, даже иногда улыбался.

Виталию Сергеевичу эта резкая перемена в настроении старика показалась подозрительной.

Прошло больше двух часов. Ученые изрядно устали. А дед Трофим так же неторопливо шел впереди.

Внезапно Виталий Сергеевич услышал за спиной слабый крик. Он оглянулся - Толи не было.

- Дед Трофим! - закричал он, но старик уже и так все понял.

- Ох, беда, беда! Говорил же, предупреждал... - ворчал он, осматриваясь. Затем указал рукой:

- Вот он!

Виталий Сергеевич взглянул в том направлении и увидел барахтающегося в трясине своего товарища. Он со всех ног бросился к нему по тропинке, рискуя оказаться в таком же положении, как и Толя.

Очевидно, Толя оступился с тропинки. Из трясины торчали только его голова и плечи. Еще минута - и его засосет целиком.

Виталий Сергеевич растерялся, но все же шагнул к товарищу. Его остановил окрик старика:

- Стой! А то и сам там будешь!

Виталий Сергеевич невольно остановился, а дед Трофим быстро достал из заплечного мешка веревку, сделал петлю и метнул ее. Толя продел руки в петлю. Веревка обвила плечи юноши.

Старик осторожно орудовал веревкой, затем закрепил ее на поясе и стал наворачивать на себя. Виталий Сергеевич помогал ему.

Болото неохотно отпускало свою жертву. Когда наконец Толю вытащили, дед Трофим и Виталий Сергеевич опустились около него обессиленные.

- Что же это вы, дедушка, такой непоследовательный, - не мог удержаться Толя, злясь на свою неосторожность. - Это же божья кара, а вы меня спасаете, ломаете божьи планы...

- Много ты знаешь о божьих планах... - довольно миролюбиво ответил старик.

Виталий Сергеевич подумал: "Так всегда. Даже люди, которые считают, что несчастье - божья кара, борются против него. В глубине души они все же не соглашаются с жестокостью "всемогущего".

Виталий Сергеевич и старик немного отдохнули и помогли Толе счистить грязь с комбинезона.

Постепенно начало темнеть. Тени легли на землю, удлинились, спутались, стали сходиться, будто собирались вместе таинственные существа. Где-то вблизи раздались протяжные хлюпающие вздохи и бульканье. Дед Трофим повернул туда голову и боязливо сказал:

- Слышите? Души монахов стонут...

- Болотный газ, - засмеялся Виталий Сергеевич. - Всего-навсего болотный газ...

Старик сдвинул редкие кустики бровей, собрал глубокие морщины на желтом лбу, подумал: "Молодые всегда отчаянные. И я был таким. Но эти совсем не потому смелые. Много знают..."

Ему стало почему-то обидно. Вот он сколько прожил, а эти только книги читали. А что ж выходит?..

Он сказал озабоченно:

- Придется ночевать здесь. А на рассвете тронемся обратно...

- Куда это обратно? - одновременно спросили Толя и Виталий Сергеевич.

- Домой, - упрямо проговорил старик. - Не пойдете же вы после всего дальше. Видите, все вам супротивится.

Теперь Виталий Сергеевич окончательно убедился в основательности своих подозрений. Старик решил схитрить, поплутать по болоту до тех пор, пока ученым не надоест их затея.

- Слушай, дед Трофим, слушай внимательно и запоминай, - сказал Виталий Сергеевич. - Мы будем хоть десять дней бродить по болоту, а пока не увидим Проклятой долины, назад не вернемся.

Тон, каким это было сказано, произвел впечатление на старика. Он тяжело вздохнул и молвил:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке