Потерянный урожай

Тема

Шаповаленко Денис

Денис ШАПОВАЛЕНКО

На главной площади в центре города Нью Йорк в Соединенных Штатах Америки вдруг возникли два мужчины. Их прибытие сопровождал чуть слышный хлопок, вроде кто-то легонько хлопнул в ладоши. На первом был серый невзрачный костюм, галстук и лакированные кожаные туфли. В общем, одет он был довольно опрятно, но не представительно. В глазах блестела услужливость, а рот застыл в давно отрепетированной служебной улыбке. Второй человек как своим облачением, так и манерой держаться невольно притягивал к себе внимание. На нем был черный костюм, без галстука. Под расстегнутым пиджаком виднелась ярко красная рубашка, на правой руке блестели дорогие золотые часы с кожаным ремешком. Картину дополняла щеголеватая ковбойская шляпа и обычные белые кросовки без шнурков. В его взгляде была видна сила и власть, которые сочетались с умом и расчетливостью. Было ясно, что этот человек не привык подчиняться.Человек в сером костюме сразу же принялся говорить, словно продолжая давно начатый разговор."А вот здесь у меня великолепная плантация квазимодулей. Лучшие мои территории. Я хранил их до...", он осекся, оглядевшись по сторонам, улыбка начала медленно сползать с его лица, "вашего визита", неуверенно закончил он. Теперь на его лице можно было прочесть неприкрытое беспокойство, даже некоторые зачатки паники. Тысячи, миллионы квазимодулей окружали их со всех сторон, но выглядели они как-то странно, как-то... дико."Скажите, мистер Глазго... Джонс", ответил представительный мужчина, почувствовав неладное, "У вас такой беспорядок тут всегда, или же вы специально ждали... моего визита?". Последние слова он высказал с явной издевкой в голосе. Джонс побледнел."Сэр, нет сэр, ни в коем случае, сэр. Мистер... Мистер Саллимон, сэр, это должно быть какая-то ошибка, какое-то дикое недоразумение...", сбивчиво пробормотал он с побелевшим лицом, "Сейчас я все исправлю, сэр".С этими словами Джонс вышел на середину улицы и, подняв руки к небу, во всю глотку заорал: "Егерь! Егерь, черт бы тебя побрал! Немедленно сюда, старый хрен!", и, опомнившись, неуверенно повернулся к мистеру Саллимону, словно извинясь. Тот лишь кивнул головой. "Егерь! Немедленно подойти ко мне, если не хочешь распрощаться с работой!".Люди начали оборачиваться, смотреть на него из-под опущенных век, и, встретившись с ним взглядом, немедленно отводить глаза. Послышались приглушенные голоса: "Видишь, Джес, дядя болен, ему нужен доктор...".Не взирая ни на что Джонсон снова собрался разразиться потоком ругани, как перед ним из воздуха возник небольшой седовласый старик с иссохшим от старости лицом и землистой кожей. Длинная борода свисала чуть ли не до самой земли. Одет он был просто, в домашний халат и шлепанцы, словно его только что вытащили из постели и он успел лишь наскоро одеться. В глазах у него застыла многовековая скука.Увидев Джонса, он, пробормотав лишь "Ай-яй", немедленно исчез и через секунду появился вновь уже в бежевом свободном костюме и галстуке. Лишь на ногах по какой-то непонятной причине все еще оставались неизменные шлепанцы."Егерь!", немедленно потребовал Джонс, "Какого дьявола тут происходит? Что все это значит, что за балаган вы тут развели? Я жду, немедленно отчитайтесь! И скажите наконец как вас зовут, у меня нет времени запоминать имена всего моего штата работников.""Да, сэр... Босс, сэр, прошу прощения за свою нерасторопность, старость берет свое, сэр...", попытался оправдаться джентльмен в шлепанцах."Мне наплевать на ваши трудности, егерь. Сейчас меня интересует ваше имя, и будьте добры отвечать на поставленные вам вопросы!", Джонс явно был в ярости."Да, сэр!", выпалил взволнованный егерь, "Мое имя Бог, сэр! Я не хотел причинять вам неприятности, сэр!""Так-то лучше...", вымолвил Джонс, словно успокоившись, но тут же в его глазах загорелись искорки ярости. "А теперь немедленно представь мне отчет о проведенной работе! Какого черта тут происходит?! Здесь находится человек из высших инстанций, в его руках успех или полный провал нашего предприятия! И я не потерплю, чтобы вы послали всю мою карьеру к чертовой матери! Вам ясно, э-э... Бог?", Бесновался Джонс, решив взвалить всю свою злость на этого несчастного человека. И тут, вроде бы немного смягчившись, он наклонился к егерю и еле слышно многозначительно промолвил: "Ведь я же предупреждал, чтобы вы успели подготовиться...""Я все слышал", послышался из-за спины ехидный голос мистера Саллимона. Лицо Джонса побагровело, ярость и страх, смешавшись в смертоносную смесь, выплеснулись на несчастного егеря."Вы меня слышали, Бог? Немедленно отвечайте!", прорычал Джонсон.Лицо егеря отражало сильную усталость, перемешанную со скукой и разбавленную небольшим нежданным волнением."Я стар, мистер Глазго... Не так уж и просто в одиночку справляться с целым поместьем", спокойно и размеренно заговорил егерь. "Я помогал строить эту ферму и прилагаю все свои усилия, чтобы поддерживать здесь порядок. Но порой этих усилий оказывается недостаточно. Эти проклятые модули... Отвернешься на десятилетие, а они такого натворят, что потом только сиди и исправляй...""Меня не интересуют ваши личные неприятности, мистер Бог", отрезал Джонс, "Меня волнуют лишь результаты, а если вы не справляетесь со своими прямыми обязанностями, вы не достойны этой работы. Надеюсь, я ясно выражаюсь? И поверьте мне, мне вовсе не доставляет удовольствие увольнять стариков. Но это жестокий мир и требует жестоких мер, иначе все развалиться на части. Я хочу, чтобы вы это поняли. Я надеялся на ваше сознательное сотрудничество, но, похоже, вам пора искать замену, мистер Бог. Я все еще жду объяснений"."Как я уже говорил, я очень стар...", сказал Бог, но взглянув в глаза мистера Глазго, осекся. "С этой партией модулей лишь одно расстройство. Здесь неблагоприятная почва. Я удобрял ее Добром, поливал Радостями и чистил Милосердием, но похоже, где-то с севера идет неблагоприятный циклон Зла. Это выше моих сил, ибо Зло мутирует с каждой минутой. Я помню старые добрые времена, когда настоящее Зло можно было заметить за километр и предотвратить его появление на этой ферме, но сейчас странные времена, или я стал слишком стар", старик вздохнул, "Этот урожай - предел моих возможностей, это работа всех моих лет... Тут ничего нельзя сделать. Это, похоже на геноцид, мистер Глазго."Джонс был немного тронут чистосердечием егеря, и, возможно в былые времена, смог бы отпустить его со словами "Извини, старик, я тебя понимаю, иди с миром", но жгучий взгляд мистера Саллимона из-за спины не располагал к такого рода вольностям."Мистер Бог, я надеюсь вы осознаете, что...", только и успел выговорить он, как услышал из-за спины нетерпеливый голос Саллимона."Мистер Глазго, я жду. У меня плотный график и я не могу задерживаться. Потрудитесь поторопиться.""Да, сэр. Сию минуту, сэр", почти выкрикнул Джонс, и, обращаясь к егерю, промолвил, "А вы, мистер Бог, подойдите сюда, у мистера Саллимона есть к нам разговор. Серьезный разговор."Последние слова прозвучали особенно грозно. Взгляд Джонса не располагал к пререканиям, и Бог, повинуясь, двинулся вслед за Джонсом к мистеру Саллимону.

"Мистер... Бог. Я верно расслышал ваше имя?", начал мистер Саллимон, и, получил учтивый кивок, продолжил, "Так вот, мистер Бог, я сотрудничаю с мистером Глазго уже давно и являюсь его главным, если не единственным...", Джонс вздрогнул, а мистер Саллимон, уловив это движение, позволил себе легкую улыбку уголком рта, "похоже, единственным клиентом. Моя компания во главе со мной производит качественную продукцию и требует сырье только высшего качества. Для этого мы работаем не покладая рук и именно поэтому пользуемся такой, безусловно заслуженной, репутацией. Наши системы пользуются спросом по всему миру и используются почти во всех важнейших организациях. Наша репутация - это имя нашей компании. Люди привыкли нам доверять, и мы не хотим их разочаровывать. В этом году нам требуется не меньше десяти миллиардов квазимодулей. Мы предлагаем за них хорошую цену и вы должны быть счастливы сотрудничать с нами. Это исключительно ваша удача, что давние дружественные", Саллимон произнес последнее слово с явно наигранной фамильярностью, "связи с мистером Глазго заставили меня остановить свой выбор именно на вас. Мистер Глазго... Джонс уверял меня, что его сырье - лучшее в этих краях. Я поверил ему на слово, но он настоял на моем непосредственном визите. Я воспринял это как жест дружбы и не видел в этом большого смысла, так как до сих пор верил мистеру Глазго. Теперь я колеблюсь.", при этих словах лицо Джонса опять побелело, "Мне нужны доказательства качества вашей продукции, иначе мне прийдется подыскать замену...""Нет нет, что вы, мистер Саллимон, вы не будете разочарованы. Примите мои заверения. Правду я говорю, мистер Бог?", перебил Джонс, уже жалевший о своем недавнем решении о "непосредственно визите"."По правде говоря, мистер Саллимон, урожай нынешнего года несколько э-э уступает э-э ожиданиям...", неуверенно начал Бог, но, взглянув в глаза Джонсу, немного увереней добавил: "Хотя у нас все еще есть, на что обратить внимание". Снова посмотрев в глаза Джонсу, он понял, что ляпнул какую-то глупость.Будучи человеком честным, Бог старался избегать прямой лжи. Но чувство товарищества также его никогда не покидало. Он не хотел подставлять Джонса, но этого можно было добиться лишь столь ненавистной ложью. Бог ненавидел попадать в подобные ситуации, и поэтому старался вести себя осторожно. К несчастью, у него это не всегда получалось."Могу ли я понимать, что вы все еще можете мне что-то предложить?", мягко спросил мистер Саллимон.Мистер Глазго и егерь невольно переглянулись. Бог виновато опустил глаза, а Джонс, поколебавшись, ответил: "Да... сэр. Именно так", и, побледнев сильнее прежнего, выдавил из себя вымученную улыбку."Вот и славненько", лицо Саллимона озарила широкая светлая улыбка. Джонсону немного полегчало, хотя он и знал, что самое страшное еще впереди. Эта улыбка - как затишье перед бурей. Мистер Саллимон знал как успокоить человека, чтобы тут же вытрясти из него душу."Надеюсь, ваш превосходный материал - это не то, что нас сейчас окружает?", спросил он и сделал щедрый жест рукой, очертив в воздухе широкий полукруг. Теперь улыбка на его лице отдавала некоторой зловещестью.Джонс силился побледнеть еще сильнее, но у него не получалось. Решившись положиться на волю случая, он попытался выжать непринужденную улыбку и уже через мгновение ощутил всю тщетность своих попыток."Сэр... Эти образцы... Они не так уж и плохи, сэр...", он осекся. Саллимон смотрел ему прямо в глаза. Джордж не мог выдержать этого холодного, тяжелого взгляда, не предвещавшего ничего хорошего. "Если выкорчевать все сорняки и дать немного света и времени...", Джордж окончательно замолк.В воздухе повисла напряженная пауза. Джордж не решался ее нарушить, а мистер Саллимон явно наслаждался ситуацией. Это было его мгновенье, оно ознаменовывало начало бури. Но Саллимон было отличным психологом и прекрасно знал, как выжать человека, словно лимон. В конце концов это было его работой.Наконец Саллимон нарушил молчание. С самым добродушным видом он мягко улыбнулся и сказал: "О'К. В таком случае перейдем к проверке?" В его голосе не было ни капли злости или угроз. Это были обычные слова, почти дружественные, словно он произнес "Хорошо, созвонимся еще" и помахал рукой. Но эта простота и ненавязчивость и были самыми подозрительными, Джордж затрясся, но тут же взял себя в руки."Да, сэр...", только и сумел вымолвить он."Отлично", ответил мистер Саллимон и перевел взгляд на Бога. "Расскажите же о ваших квазимодулях, Бог, мне это интересно." Джонс взглянул в глаза Саллимона и увидел неподдельный интерес. Это удивило и насторожило его. Саллимон продолжал: "Какова их средняя характеристика?""Средняя скорость мышления доходит до отметки J, но наблюдается тенденция к росту. Квазиэлементы растут, хотя темпы их роста зависят от обстоятельств. Замечена странная тенденция - рост квазиэлементов обратно пропорционален улучшению условий существования, но существует граница, когда обратно пропорциональность стремительно переходит в прямопропорциональность и квазиэлемент теряет в размерах...""Это мне не нужно", нетерпеливо перебил его Саллимон, "Технической информацией пусть занимается технический отдел. Меня интересует реальная производительность", Саллимон вдруг замолчал и грозно добавил, "Мне кажется, что ваши модули абсолютно не готовы."Это прямое заявление не удивило никого. Истина выплыла, и теперь прийдется с ней считаться.Мистер Саллимон повернулся, и, глядя в толпу людей неподалеку, начал кого-то выискивать. Наконец, найдя цель, он сдвинул брови и не спускал взгляда с молодого парня секунд двадцать. Тот, обратив на это внимание, поспешил ретироваться среди людей. Мистер Саллимон недоуменно воззрился на Джонса."Они что, не способны к телепатии?", удивленно спросил он."Э-э, общение построено на зрительно-звуковых стимулах...", ответил Бог."Примитив...", фыркнул Саллимон, и тут же добавил, "Хотя в будущем им это все равно не понадобиться. Можно обойтись и без этого.С этими словами он выхватил из толпы удивленного и напуганного старика и, глядя ему прямо в глаза, быстро спросил:"За сколько секунд пролетает тринадцать с половиной тысяч килопарсек один джет? Влиянием звездной радиации можно пренебречь. Отвечай быстро, даю две секунды. Два, один. Ну?"Старик продолжал пялить изумленные глаза на Саллимона, пытаясь понять в чем дело. Наконец он, вяло сопротивляясь, негромко запротестовал:"Отпустите меня... У меня дети... и внуки... Отпустите меня, а то... а то я... вызову полицию!", и уже более уверенно завопил, "Полиция! Полиция! А-а-а! Отпусти, ты, урод! Полиция! А-а-а-а!"Этот дикий вопль удивил Саллимона и тот изумленно разжал пальцы. Старик быстро умолк и юркнул в толпу. Прохожие недоверчиво поглядывали на Саллимона и пытались обойти его стороной."Что же это такое?", спросил Саллимон. "Они не понимают моей речи?""Боюсь, понимают", ответил егерь. "Я их обучил меж-языку еще в давние времена. Так возникла легенда о Вавилонской башне...", мечтательно произнес Бог."Мне наплевать на Вавилонскую башню. Мне наплевать на все башни во всех галактиках!", зарычал Саллиман. "Мне нужны квазимодули! А что это такое?", он обвел рукой окружающую толпу людей. "Это вы называете квазимодулями? Да это же... это же... сорняк! Вы только посмотрите на них, как атрофированы квазиэлементы, они не в состоянии решить элементарную задачу! А посмотрите на их оболочки, это же сплошные мускулы! Если бы не ваши уверения, я бы не сомневался, что это лишь дикорастущий сорняк, который так и просит прополки!", бесновался Саллимон. "Как вы могли допустить такое падение их интеллектуальных способностей? Из чего по-вашему я теперь должен делать блоки памяти?! Как по-вашему, я теперь смогу выполнить заказ на десять тысяч компьютерных систем?! Мои заказчики меня убьют! Без сырья нет производства! Ведь это же элементарно! Хорошая жизнь - плохие квазимодули, плохая жизнь отличные квазимодули! Это же просто, неужели я должен объяснять это вам, Джонс?! Выполка сорняков обязательна, пусть останется только часть модулей, но самых лучших. Оглянитесь вокруг - их миллионы, миллиарды и ни один не стоит внимания!... Я требую немедленной прополки!... Сейчас же, без промедлений, все мутировавшие модули, с атрофированными квазиэлементами и гипертрофированными оболочками должны быть подвергнуты немедленному уничтожению!... "Саллимон еще долго бесновался, отдавая бесполезные советы и приказания, он напрасно разорялся о всех благах зла и смерти, он зря бранил тупость модулей и лень егеря, зря проклинал Джонса и его трусость. Все уже знали, что уже поздно что-то изменять. Модули осознали себя, и с этих пор начали неизменно деградировать. В своем падении они дошли до каменного века и чуть не уступили свое место тупым динозаврам, но потом каким-то чудом им удалось возобновить свое развитие, правда уже в абсолютно ложном направлении. Люди боролись за свои жизни и свое господство. Они забыли свое предназначение, и тогда все было потеряно. Единственное, что люди делали правильно - это регулярные прополки, или истребление себе подобных. Егерь надеялся, что это может спасти ситуацию, но модули деградировали все сильнее, создав техническую цивилизацию. Далее окончательная деградация квазимодулей оказалась непредотвратимой. Весь урожай был безвозвратно потерян.Джонс положил руку на плечо егеря и сказал:"Ну что, старик, идем пропустим по одной?""Неплохая идея. Но может стоит перепахать поле вначале... Может, на следующий год нам повезет больше?""Не волнуйся насчет этого. Саллимон разберется со всеми модулями, его ярость сделает всю твою работу. В одном ты прав - почва здесь действительно неблагодатная."И Мистер Глазго вместе с мистером Богом, весело перекидываясь словами, побрели к ближайшей забегаловке выпить пива или чего-нибудь покрепче и обсудить все прелести безработной жизни.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке