Эмиссар

Тема

Глава 1

Первая же встреча с Жан-Люком Пикаром в корне изменила жизнь Бена Сиско.

В 44 002.3 по звездному времени сорок звездолетов Федерации получили приказ выдвинуться к Вульфе-359 и перехватить там корабль боргов, который шел по направлению к Земле. Звездолет «Саратога», согласно приказу, должен был выйти на рубеж перехвата первым.

Капитан-лейтенант Бенджамен Сиско служил на «Саратоге» старшим помощником капитана. Как и остальные члены экипажа, он никогда не видел боргов и не знал о них почти ничего. За исключением, пожалуй, того, что командование Звездного Флота считало эту расу особенно опасной. Да, несравненно более опасной и более коварной, чем раса ромуланцев. Тем не менее, Бен не испытывал страха. Он абсолютно верил в себя, своего капитана, свой корабль и свой Флот.

Но все же к тому, что Сиско увидел на главном экране «Саратоги», он оказался не готов.

На главном экране капитанского мостика корабль боргов выглядел гигантским серым пятном. На фоне черного, усеянного яркими точками звезд, бескрайнего неба корабль выглядел впечатляюще. Особенно поражали его размеры. В этом с ним не мог сравниться ни один самый большой корабль Федерации. Когда изображение подали на экран более крупным планом, Бен подумал, что это не просто звездный лайнер, а какой-то гигантский куб не правильной формы, состоявший из тысяч и тысяч уложенных правильными рядами металлических труб, хитроумных систем трубопроводов и многих крошечных отсеков. Ни малейшего намека на гармонию, изящество. Судя по всему, создателей «куба» мало интересовала эстетическая сторона их творения. Создавалось впечатление, что ими руководил инстинкт, направляемый могучими и таинственными внешними силами. На что он нацелен? Во всяком случае, именно он побудил создателей столь необычного звездного лайнера странным, на первый взгляд, порядком нагромождать друг на друга эти бесчисленные трубы и трубопроводы.

– Словно птичьи гнезда, – негромко произнес Бен. – Или улей. Да, гигантский металлический улей.

Интересно, что думал по этому поводу капитан Сторил? Бен скосил глаза в сторону капитана. Сторил хмуро разглядывал изображение на экране, меж его густых бровей заметно обозначилась складка. В позе и выражении лица капитана Бен заметил почти не скрываемую напряженность. Она означала одновременно сдерживаемое проклятье и крайнее удивление.

Сторил был вулканцем. Как все вулканцы, он в совершенстве владел своими чувствами и был наделен великолепным умом. В силу сочетания этих качеств он выглядел в представлении землян бездушно холодным и расчетливым. Первое время Сиско даже опасался, что вулканец Сторил будет принимать решения без учета привычек и психологии землян. Но эти опасения пропали после того, как Бен убедился, что преданность Сторила экипажу «Саратоги» несравнимо выше всех других его качеств.

– Мичман Дилэни, попытайтесь установить!..

Это распоряжение капитана относилось к девушке-оператору.

В тот же момент изображение на экране изменилось: вместо корабля боргов появилось лицо.

– Человеческое лицо! – невольно сорвалось с губ Сиско.

С каждой секундой изображение становилось все более резким, и вот уже окончательно прорисовывались все его линии. Бен внутренне содрогнулся: в не правильных чертах лица было что-то отталкивающе-ужасное.

– Вот он, Пикар, – прошептал капитан Сторил.

Эти слова заставили Бена Сиско еще раз внимательно всмотреться в изображение на экране. На борту судна боргов и в самом деле находился легендарный Жан-Люк Пикар. Сиско видел его лицо на экранах несколько лет назад, когда Флот передавал этому человеку под командование звездолет «Энтерпрайз». «Энтерпрайз» был одним из лучших кораблей, а Пикар – одним из лучших капитанов Звездного Флота.

Тогда Пикар показался Бену чрезмерно уверенным в себе, даже высокомерным человеком. Тем не менее, сквозь высокомерие все же просачивалось тепло. Таким он был тогда, один из известнейших капитанов Звездного Флота. А каков он теперь?

На экране был ни человек, ни робот: какой-то странный и страшный сплав металла и плоти. Одна рука Пикара представляла собой замысловатый механический протез, глаза были неестественно увеличены прикрепленным у виска сенсороскопическим устройством, бледное лицо выглядело мертвой маской. Не то что тепло, но даже высокомерие куда-то исчезло.

За спиной Пикара неподвижно расположились борги, каждый в своем отсеке, напоминающем пчелиные соты. Все эти борги казались сейчас Бену пауками, старательно вьющими металлическую паутину, которая опутала Пикара с головы до ног, превратила его в безвольный и беспомощный кокон. Осталось ли в Пикаре что-либо человеческое? Во всяком случае, этот гибрид человека и робота не показывал виду.

Сенсороскоп у виска Пикара вспыхнул красным светом, замерцал и выдвинулся вперед. Пикар рассматривал и изучал представших перед ним людей. При этом его разум оставался холоден и пуст, точно межгалактическое пространство. Неужели такими, как Пикар, борги намерены сделать всех членов экипажа «Саратоги»? Сиско почувствовал, как в нем закипело желание драться до конца.

– Я – Локатус, – произнес Пикар. – Вы будете захвачены в плен. Сопротивление бесполезно.

То, что это говорил Пикар, отдаленно напоминали лишь некоторые нотки его голоса. В целом же голос был лишен всяких интонаций и напоминал нечто скрежещущее, мертвое.

Отчасти от удивления, отчасти от возмущения у Сиско отвисла челюсть. Вот это наглость! Бен встретился взглядом с капитаном. Хотя лицо Сторила по-прежнему ничего не выражало, старший помощник прослужил с ним достаточно долго и умел улавливать в глазах капитана почти неуловимое. Сейчас Сиско рассмотрел в темных глазах Сторила едва сдерживаемый гнев.

– А, плен? – негромко произнес Сиско. – Черта с два!

При этом его взгляд выражал все те бурные чувства, которые он переживал.

Капитан Сторил сдержанным взглядом поддержал своего помощника.

– Вы сдадите оружие и будете сопровождать нас до сектора ноль-ноль-один! – продолжал металлическим голосом Локатус. – В случае неповиновения вы будете уничтожены.

Сектор ноль-ноль-один – это Земля.

Офицер боевого управления болианец Гранок нервно забарабанил побелевшими пальцами по щиту управления, вздернул подбородок и что-то возмущенно пробубнил.

Сиско взглянул на экран и увидел изображения еще трех звездолетов, которые выстраивались в боевой порядок рядом с «Саратогой». Итак, теперь уже четыре Давида бросали вызов Голиафу.

– Сэр, адмирал Хэнсон прислал «Гейдж», «Мельбурн» и «Кюшу», – прозвучал доклад мичмана.

– Мичман, маневр в позицию «альфа»! – произнес капитан Сторил, не отрывая глаз от экрана.

– Есть, сэр! – ответила мичман Тамамота.

Она отвернулась от изображения Пикара на главном экране и изо всех сил старалась выглядеть спокойной. С трудом, но все же это ей удавалось. Тамамота была молода и неопытна, тем не менее ее руки на контрольных приборах сейчас не дрожали. А присутствие рядом вулканца Сторила действовало на нее успокаивающе…

– Приготовить торпеды к пуску! – произнес Сторил.

Он отдал этот приказ тем же тоном, каким обычно отдавал распоряжения на проведение рутинной технической проверки. И все же Сиско уловил разницу: в голосе командира прозвучало нечто такое, что можно было бы принять за некую тяжесть. Понятно, ведь Сторил прибегал к использованию оружия только в случае крайней необходимости.

– Приготовить фазеры! – отдал Сторил следующую команду.

Чудовищный образ Пикара мгновенно исчез с экрана. Это означало, что Пикар понял смысл распоряжений Сторила. Теперь на главном экране вновь высвечивалось изображение корабля боргов.

– Корабль боргов разворачивается в сторону «Мельбурна», – доложил Гранок.

При этом пальцы его мускулистой руки слегка подрагивали.

– Уточните координаты, лейтенант! – спокойно распорядился Сторил. – По готовности стреляйте.

Несколькими мгновениями позже Сиско увидел на экране несущиеся торпеды и огни фазеров. Это «Саратога» произвела залп по судну боргов.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке