Из блокады (95 стр.)

Тема

Надо полюбить лес, говорит дядя Дима. Надо измениться, приспособиться, считает Архип. Хорошие они люди, и зла никому не желают. Я тоже, было, прельстился этой идеей, очаровался ментальными путешествиями вглубь мира, и не понял одного: в лесу, конечно, живут пушистые зайчики и белочки, только главные здесь не они, а пожирающие друг друга, и мечтающие сожрать нас твари. Спасибо сколопендре, до меня дошло, что можно сколько угодно говорить о том, что нужно сделаться частью этого мира. Означает это, что нужно стать таким же, как дядя Дима. Возможно, у кого-то получится, а кому-то даже понравится быть чужаком. Только и это не гарантирует от того, что вскоре появится очередное пытающееся сожрать нас порождение леса!

Сейчас наш страх и наша злость - это наша броня! Едва начнём перестраиваться, едва попытаемся стать добрыми и всех устраивающими, тут же и слопают.

Значит, если не хочется меняться самим, придётся переделать лес - пусть он становится таким, какой устраивает нас. Партизан говорил, что переделывать мир под себя - это в нашей природе и это естественный порядок вещей.

Скажете - трудно? А как иначе? Когда нам было легко?

Скажете - невозможно? Может быть. Пока не попробуем, не узнаем.

Я попробую.

Понять бы, с чего начинать! Говорят, хорошее начало - половина дела. Придумал... вывеска на правлении. Что там намалёвано? "Революционный комитет Спасения"? И где тот комитет? Приказал долго жить! Значит - вывеску снять! Вот и нашлось важное дело на завтра. Очень важное и нужное дело.

Наверное, и виселицу надо бы разобрать. Или пока оставить? Мало ли что...

Но самое главное сейчас - выспаться, а великие дела подождут. Мир вертелся пятнадцать миллиардов лет, и за ночь не остановится.

А парни пусть веселятся. Не дурак, понимаю, что они удачно прикрылись мной, что за моей спиной и от моего имени будут делать, что им заблагорассудится. Конечно, в определённых пределах эти люди мне что-то позволят. Интересно, только вывески менять, или кое-что ещё? Вот и надо выяснить, каковы они, эти пределы. А уж выяснив, будем думать, как их расширить. Трудно, но Терентьев как-то с этими людьми справлялся. Или не справлялся, и только со стороны казалось, что справляется? Интересный вопрос! А другой вопрос ещё интереснее - я-то справлюсь? Думаю - вряд ли! Но я и это попробую. Ладно, потом обдумаю эту мысль, сейчас - устал. Но у вас ещё будут поводы удивляться, друзья мои. Вы все сильно удивитесь!

Я заулыбался, потому что, честно говоря, мне даже понравилось. Как там говорил Степан? Президент Олег Первов! Согласитесь, звучит! Хотя, мне больше нравится, когда называют Хозяином - простенько и со вкусом...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке