Слабая женщина

Тема

Дубинянская Яна

Яна Дубинянская

Женщин было несравнимо меньше, чем мужчин, настоящих красавиц среди них не было вовсе, и поэтому Даяна танцевала почти со всеми. Со всеми, кроме Тео.

А Тео танцевал со своей женой. Состязания Интеллекта только что закончились, и самые умные молодые головы мира смеялись, пили шампанское, чествовали героев дня, приглашали на танец женщин-интеллектуалок - и особенно Даяну. А Тео танцевал со своей женой, все время удаляясь с нею по посыпанной искусственным песком аллее зимнего сада. Даяна провожала взглядом эту забывшую обо всех окружающих пару - и все острее чувствовала, как она в него влюблена.

Как случилось, что она - умная, ироничная, неприступная - вдруг влюбилась именно в него? Тео не был красив, мягкие округлые черты его лица не носили отпечатка мужественности. Даже бесспорный, не раз доказанный им на Состязаниях интеллект вовсе не светился в выпуклых голубых глазах, окруженных негустыми светлыми ресницами. Голос у него был тихий и всегда как будто виноватый. Высказав решение конкурсной проблемы, Тео весь подавался вперед, полуоткрыв пухлые детские губы, с таким ужасом в глазах. словно от правильности ответа зависит его жизнь и судьба человечества.

Таким Даяна увидела его год назад, здесь же, в Антарктиде, на прошлых Состязаниях. Нет, конечно же, она видела его и раньше, но тогда впервые почувствовала легкое покалывание кончиков пальцев, которому не придала значения. Но прошел целый год, и у Даяны было достаточно времени, чтобы понять, что она влюблена, безумно влюблена в этого человека, самозабвенно танцующего сейчас - со своей женой.

Даже издалека было видно, какими восхищенно-влюбленными глазами он смотрит на нее. На маленькую, не очень красивую, но очень стройную и хорошо сложенную женщину с короткой стрижкой. На ней был мужской костюмчик а-ля гарсон, внешне скромный, но тщательно продуманный, безупречно сшитый и, по-видимому, очень дорогой. Небольшой твердый подбородок образовывал четкий прямой угол со стоячим воротничком. Маленькая женщина на железном стержне.

Надо срочно, надо немедленно отнять у неё Тео. Сегодня последний день. Другого случая уже не будет. Даяна решила больше не участвовать в Состязаниях - нелепо, когда взрослые люди чуть не вою жизнь играют в эту игру. Завтра она уедет - и больше никогда его не увидит, а это невозможно, невозможно даже представить!

На Состязаниях Интеллекта Даяна представляла Африку - континент, черная кровь которого отразилась в её чувственных губах и темно-голубых белках огромных выпуклых глаз. Сумасшедшая южная кровь, с которой невозможно и незачем бороться - проще и лучше всегда добиваться своего любой ценой.

Вечер подходил к концу. Тео и его жена уже исчезли, исчезли так неуловимо, что никто этого не заметил - кроме Даяны. И она тоже покинула зимний сад гордой походкой королевы, даже не обратившей внимания, кто из подданных накинул ей на плечи меховое манто.

В гардеробе она увидела Тео. Он был один.

Я люблю тебя, Тео. Мне самой это удивительно, но я люблю тебя. Мне и в голову не приходит тебя идеализировать - я люблю тебя именно такого, некрасивого, неуверенного в себе, чуть-чуть смешного. Я люблю тебя, и ты будешь моим, что бы ни думал ты сам, твоя жена и весь остальной мир.

"Я люблю тебя, Тео..."

Если сейчас сказать ему это, он - Даяна знала это неоспоримо - точно повернет голову. Неважно, куда - но будет ясно, что в эту сторону ушла его жена. Та женщина, с образом которой ассоциируются у него эти олова.

Еще рано. Но он уже совсем одет, он сейчас уходит! Надо пойти с ним. До гостиницы не так уж далеко, но она успеет...

"Тео..."

Так тоже нельзя.

- Простите, Теодор, - они же едва знакомы, - там, снаружи, дождь, а я никак не могу разыскать свой зонтик...

- Вот, - он нагнулся, и в следующий момент их руки встретились на черной гладкой пластмассе, Даяна замерла от этого прикосновения и от легкого изумления - откуда он знает её вещи? Нет, не надо, ведь она должна пойти именно с ним.

- Но... это не мой зонтик, Теодор.

- Не ваш? - она отняла свою руку, и его рука опустилась. - Простите... Мне показалось.

Он смотрел вниз, на свои белые, тронутые светлым пушком пальцы, которые беспокойно вертели рубчатую ручку зонта. Даяна ждала. Он должен предложить сам.

- Я предложил бы вам, - тихо и виновато заговорил он, - я с удовольствием предложил бы вам... но не знаю, будет ли это удобно. Дело в том, что он один, а моя жена... Сам я, конечно, дойду до гостиницы и без зонтика.

- В этом не будет необходимости, Теодор, - улыбнулась Даяна. Женщины, которые вас окружают, достаточно стройны.

Он смущенно улыбнулся в ответ, и в этот момент стремительно и твердо ворвалась в гардероб она, навстречу которой его улыбка словно развернулась, а глаза вспыхнули радостью свидания.

- Ты готов, Тео?

- Да, идем. Мисс Даяна пойдет с нами, она потеряла зонтик, ведь ты не против?

Твердый подбородок маленькой женщины вскинулся вверх, и она прокатилась взглядом от пышных черных волос Даяны до её стройных смуглых щиколоток.

- Да, конечно. Эти африканские меха, я знаю, совершенно не выносят дождя.

А потом, когда Даяна прошла вперед, она поднялась на цыпочки и, обхватив руками шею Тео, прошептала ему на ухо что-то такое, отчего уголки его губ дрогнули, а щеки чуть заметно порозовели.

Они вышли под мелко моросящий с серого неба пронизывающе-холодный дождь.

- Раньше в Антарктиде было значительно холоднее, - сказал Тео, мужественно пытаясь разрядить тягостное молчание. - Общее потепление климата... принимает все большие размеры.

Как бы сделать, чтобы она куда-нибудь ушла, эта женщина? Срочно, немедленно необходимо что-то сделать...

- Вот и поломайте свои умные головы над этой проблемой, - отозвалась жена Тео. - А мне нужно на несколько секунд отлучиться. Нет, не надо меня провожать.

И она исчезла, а глаза Даяны засверкали неудержимом торжеством. Вот Тео переместил в её сторону граненый купол зонтика - и это смело можно считать символом. Я слишком самонадеянна? Что ж, у меня есть все права быть такой!

Надо только, немножко выждать. Чуть-чуть. Чтобы он не уловил явной связи её слов с отсутствием его жены, чтобы его не покоробила эта связь... Сейчас...

Тео стоял совершенно неподвижно и, опустив светлые невыразительные ресницы, сосредоточенно следил, как мокрый снег, родившийся из дождя, медленно и беспорядочно залепляет его ботинки. И вдруг он заговорил.

- Вы очень красивая женщина, Даяна, - неужели ей только почудилась неподдельно-восхищенная интонация в его голосе? - И очень умная. И... слишком сильная.

- Слишком?

Тео совсем смешался.

- Вы замечательная, - наконец выговорил он.

Маленькая фигурка выскользнула из-за поворота.

- Я все. Идемте.

Даяна повернула голову ей навстречу...

На мокром снегу за этим поворотом не было следов.

Что ж, стоило шептаться в коридоре! Она чуть было не купилась на

нехитрую шутку наивных заговорщиков... Чуть запоздалый - но ответ:

- Что вы, мнение мадам Теодор обо мне слишком лестно.

- В Антарктиде холодает , - парировала маленькая женщина на железном стержне. - Снег не испортит ваших мехов.

- Вы правы, - а он молчит, она не успела, безнадежно не успела! Всего вам хорошего, Теодор... мадам Теодор. Надеюсь, вы запомните эти Состязания.

Он запомнит и эту прощальную улыбку - самую ослепительную, искрометную, страстную, влекущую. Запомнит навсегда - ведь они больше никогда не увидятся...

Они никогда не увидятся! Нет, так нельзя! Даяна шла все быстрее, и снег поскрипывал под каблучками вечерних туфелек. Этого нельзя допустить, ведь она влюблена, влюблена впервые в жизни, это нельзя так просто отбросить, выпустить из рук, отдать другой, посторонней и недостойной женщине. Надо, надо, надо что-нибудь придумать! Она не замечала, что поселок давно остался позади, что ветер и снег победили дождь, и в лицо уже бьет настоящим непроглядный буран. Ее стремительные шаги задавали темп мысли, и ничего уже не существовало вокруг, кроме цели - четкой, ясной, но почти недостижимой, как когда-то южный полюс...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке