Пленница (2 стр.)

Тема

— О нет, ты не идешь. Нам надо поговорить, — сказала она Кэсси.

— Я не хочу с тобой разговаривать.

Фэй не обратила внимания на ее слова.

— Он здесь? — Она быстро подошла к ореховому шкафу и потянула за ручку, но запертый ящик не открылся. — Проклятие! Но ты можешь выяснить, где она держит ключи. Он нужен мне как можно скорее, ты ведь понимаешь?

— Фэй, ты не слушаешь меня! Я передумала. Я вообще не собираюсь этого делать.

Фэй, которая, воспользовавшись уникальной возможностью осмотреть вещи Дианы, рыскала по комнате, как пантера, остановилась на ходу. Потом она медленно повернулась к Кэсси и улыбнулась.

— О Кэсси, — сказала она, — ты и правда меня убиваешь.

— Я серьезно. Я передумала.

Фэй только улыбалась ей, прислонившись к стене и качая головой. Ее золотые глаза с тяжелыми веками горели от удовольствия, грива угольно-черных волос упала на плечи от движения ее головы. Она никогда не выглядела такой красивой — и такой опасной.

— Кэсси, подойди сюда, — в голосе Фэй чуть-чуть сквозило нетерпение — как у преподавателя, которого судьба проверяет на выносливость, наградив тупым студентом. — Давай я тебе что-то покажу, — продолжила Фэй, схватив Кэсси за локоть и подтаскивая ее к окну. — Посмотри-ка туда. Что ты видишь?

Кэсси перестала сопротивляться и посмотрела. Она увидела Клуб, школьную банду Нью-Салема, наводящую страх и на преподавателей, и на студентов. Они стояли у дома Дианы, их головы блестели в первых лучах заката. Красное зарево на небе освещало длинные русые волосы Лорел, и короткие огненно-рыжие — Мелани, и встрепанные светлые — братьев Хендерсонов. Рыжеватая блондинка Сюзан казалась рыжей, темные кудри Деборы тронул рубиновый отсвет.

А еще она увидела стоявших рядышком Адама и Диану. Голова златовласки склонилась к плечу Адама, а тот заботливо поддерживал девушку; его волосы стали темными, как вино.

За спиной Кэсси раздался голос Фэй:

— Если ты ей скажешь, это ее убьет. Ты разрушишь ее веру во все, что ей дорого, отберешь у нее то единственное, чему она доверяет, на что опирается. Ты этого хочешь?

— Фэй... — вскипела Кэсси.

— И, между прочим, ты сама исключишь себя из Клуба. Ты ведь это знаешь, правда? Как ты думаешь, что почувствуют Мелани и Лорел, когда услышат, что ты путаешься с Дианиным дружком? Никто из них никогда больше не заговорит с тобой даже ради того, чтобы Круг был полным. Шабаш тоже будет уничтожен.

Кэсси стиснула зубы. Ей хотелось ударить Фэй, но это не принесло бы пользы. Потому что Фэй была права. Кэсси подумала, что смогла бы выдержать исключение из Клуба и даже уничтожение шабаша. Но представить себе лицо Дианы...

Это может убить Диану. Если Фэй расскажет ей все — по-своему — да, может. Мысль Кэсси признаться Диане и все ей объяснить, исчезла, как лопнувший мыльный пузырь.

— А то, чего я хочу, так разумно, — продолжала Фэй, почти напевая вполголоса. — Мне нужно просто немного посмотреть на череп. Я знаю, что делаю. Ты достанешь его для меня, правда, Кэсси? Достанешь? Сегодня?

Кэсси закрыла глаза. Сквозь ее закрытые веки проникал свет — красный, как огонь.

2

Спускаясь вниз по лестнице, Кэсси остановилась. Она чувствовала себя виноватой.

Девушка точно не знала, как это случилось. Теперь, если она собирается выжить, ей придется слушаться Фэй. Она приложит все усилия, чтобы защитить Диану — и, в некоторой степени, Адама. Адам не должен узнать о шантаже Фэй. Поэтому Кэсси сделает все, что потребуется, чтобы защитить их обоих, но, господи, ей незачем вдобавок чувствовать себя виноватой.

И она должна как-то повлиять на Фэй, думала Кэсси, шагая за высокой девушкой мимо кабинета Дианиного отца. Ей нужно удержать Фэй, чтобы та при помощи черепа не натворила чего-нибудь непоправимого. Кэсси не знала, как это сделать, ей придется подумать об этом позже. Но как-нибудь она справится.

«Если бы Фэй сейчас оглянулась, — думала Кэсси, — ее бы удивило выражение моего лица». Первый раз в жизни Кэсси чувствовала, что ее глаза стали суровыми, как отливающая синевой сталь револьвера, сменившая нежную голубизну полевых цветов.

Но как раз сейчас ей надо выглядеть как обычно — сдержанной. Когда Кэсси и Фэй вышли за дверь, ребята, стоявшие у дома, оглянулась на них.

— Что вас так задержало? — спросила Лорел.

— Мы вступили в сговор, чтобы убить вас всех, — небрежно сказала Фэй. — Зайдем? — Она кивнула на гараж.

В гараже опять не было машин, лишь на полу виднелись следы мелового круга. Им повезло, что отец Дианы так много работал в своей адвокатской конторе.

Диана, по-прежнему сжимая левую руку в кулак, подошла к стене гаража, прямо к тому месту, где во время ритуала с черепом сидела Кэсси. Кэсси последовала за ней, и у нее перехватило дыхание.

— Он обуглился, — прошлой ночью она этого не заметила. Ну конечно нет, было слишком темно.

Диана кивнула:

— Надеюсь, никто не собирается больше спорить о том, была темная сила или нет, — сказала она, оглянувшись на Дебору и Сюзан.

На стене был четко виден выгоревший круг диаметром, может быть, полтора фута [2], дерево и пластмасса в нем обуглились. Кэсси посмотрела на стену, а потом — на остатки мелового круга на полу. Вчера она сидела в круге, но какая-то ее часть находилась внутри черепа. Тогда Диана велела им всем сосредоточиться, и вдруг Кэсси обнаружила, что оказалась в черепе.

Именно тогда она увидела — почувствовала — темную сущность, которая начала рваться наружу, становясь все мощнее и пытаясь взломать кристалл. И она увидела лицо...

Несмотря ни на что, Кэсси была благодарна Адаму за его спокойный голос:

— Ну, мы, во всяком случае, знаем, куда оно направилось. Посмотрим, подтвердит ли это кристалл.

Глядя на окруживших ее членов Клуба, Диана разжала левую руку, держа ее ладонью вверх, и раздвинула пальцы. Правой рукой она вытянула серебряную цепочку и подобрала ее так, что оливин просто лежал на ладони.

— Сосредоточьтесь, — сказала она. — Земля и Воздух, помогите нам увидеть то, что нам нужно увидеть. Покажите нам следы темной сущности. Все сосредоточьтесь на кристалле.

Земля и Воздух, дерево и ветер южный, покажите нам то, что нам видеть нужно, подумала Кэсси; ее мозг автоматически зарифмовал простую формулу. Дерево, из которого сделана стена, воздух за стеной — вот что должно было помочь им. Она поняла, что бормочет эти слова себе под нос, и замолчала, но тут на нее сверкнули зеленые глаза Дианы.

— Продолжай, — тихо сказала Диана, Кэсси заговорила снова, чувствуя, как приходит в себя.

Диана убрала руку, поддерживающую кристалл. Он, вертясь, закачался на цепочке, потом она закрутилась, и кристалл закружился в другую сторону. Кэсси следила, как расплывается бледно-зеленое пятно, все быстрее и быстрее бормоча куплет. Земля и Воздух... — нет, это было бесполезно. Оливин просто бешено кружился, как обезумевший волчок.

Вдруг кристалл начал раскачиваться взад-вперед, делая широкие, быстрые взмахи.

С противоположной стороны круга слышалось чье-то свистящее дыхание.

Оливин начал выравниваться, он больше не кружился. Теперь он совершал сильные равномерные махи. Как маятник, осознала Кэсси. Диана тут ни при чем; ее рука, державшая цепочку, не шевелилась. А оливин качался, двигаясь от мелового круга на полу к обугленной отметине на стене.

— Есть, — тихо сказал Адам.

— Получилось, — прошептала Мелани. — Ну, теперь нужно выровнять его и выйти с ним из гаража. Осторожно иди к двери и постарайся встать на то же место с наружной стороны стены.

Диана облизнула губы и кивнула. Держа серебряную цепочку на отлете, она плавно повернулась и сделала так, как сказала Мелани.

Шабаш расступился, чтобы дать ей дорогу, и опять собрался вокруг нее снаружи. Найти нужное место оказалось нетрудно: на наружной стене оказался чуть более бледный, чем внутри, обугленный круг.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора