За краем мира

Тема

Майкл Муркок

(Хроники Элрика-4)

Глава 1

На полубаке в одиночестве стоял высокий мужчина. Рукой с длинными пальцами он машинально поглаживал голову демона, искусно вырезанную из темно-коричневой лиственницы. Красноватые, как у всех альбиносов, глаза морехода не отрывались от тумана, клубившегося прямо по курсу. Корабль шел с огромной скоростью и не нуждался в усилиях команды.

Издали накатывал вал звуков, чуждых даже для этого безымянного, лежащего вне времени моря. С каждой минутой вопли предсмертного ужаса становились отчетливее, и корабль летел прямо в эпицентр этой дикой какофонии звуков, замешанной на боли и отчаянии.

Эльрик слыхал подобное разве что в камере, созданной изощренным воображением кузена Йиркуна. Какой-то поклонник черного юмора назвал ее комнатой удовольствий. Было это еще в те дни, когда Эльрик пытался править остатками Мелнибонэйской империи.

Так могли кричать люди, чьи души попали в западню, и смерть для них — не избавление, а вечно рабство у самого страшного из хозяев мира. Так кричали люди, когда Бурезов, черный рунный меч Эльрика, его проклятие и благословение, пил их души.

Эти звуки никогда не доставляли Эльрику удовольствия. Он повернулся, собираясь спуститься на главную палубу, и едва не столкнулся с Отто Блендекером. С того времени, как принц Корум покинул друзей, Блендекер остался последним из тех, кто рука об руку с Эльриком бился с могучими чародеями Агаком и Гагаком.

На иссеченном шрамами лице Блендекера явственно читалась озабоченность. Бывший ученый прикрывал уши широкими ладонями.

— Ради двенадцати символов причинности, Эльрик, объясни, что это за дьявольский шум? Похоже, мы слишком близко подошли к вратам ада.

Принц Эльрик из Мелнибонэ пожал плечами.

— Я согласен никогда не узнать, какие земли лежат у нас прямо по курсу, лишь бы корабль смог отвернуть. Но ты же видишь, курс не меняется, и скоро нам предстоит выяснить, почему они так кричат.

— Знаешь, мне в общем-то неинтересно, с чего эти бедняги так развопились, — проворчал Блендекер. — Может, поговорить с капитаном?

— Думаешь, он знает, куда идет его собственный корабль? — попытался пошутить принц Эльрик.

— Не иначе, как он опять собрался втравить нас в битву…

— Я больше не сражаюсь за него, — мрачно ответил Эльрик. Рука его непроизвольно сжала рукоять меча. — Дай мне только добраться до твердой земли, и у меня найдется достаточно собственных дел.

Над морем пронесся порыв ветра. В тумане образовалась прореха. Теперь Эльрик видел, что корабль идет по воде цвета ржавчины. Странный свет разливался под ее гладью.. Казалось, в морских глубинах реют какие-то громадные существа. На миг Эльрику привиделось белое лицо со знакомыми мелнибонэйскими чертами. Он тут же отвел глаза, пытаясь справиться с приступом дурноты.

Впервые с тех пор, как он оказался на Черном Корабле, ему удалось оценить размеры судна. Два огромных колеса возвышались над бортами; возле одного из них хлопотал штурман, брат-близнец капитана. Исполинская мачта несла туго натянутый черный парус. В двух палубных надстройках располагались две каюты. Одна из них пустовала, вторую занимали они с Блендекером. Эльрик перевел взгляд на штурмана и в очередной раз задумался: а управляет ли кто-нибудь вообще Черным Кораблем? Штурман постоянно был чем-то занят на палубе и очень редко спускался к себе, в кормовую каюту. Капитан занимал каюту на носу и, наоборот, крайне редко показывался на палубе. Эльрик и Блендекер не раз пытались «разговорить» штурмана, но он, казалось, был настолько же глух, насколько его брат слеп.

Резные криптограммы покрывали деревянную обшивку корабля. Клочья тумана не то липли к ним, не то сочились из них, так что Эльрик задумался: не сам ли корабль создает пелену, окутавшую его. Пока принц смотрел, знаки окрасились в тона бледно-розового пламени, словно на них заиграли отсветы красной звезды, неотступно следовавшей за кораблем.

Снизу послышались шаги. Из каюты вышел капитан. Его длинные рыжие волосы бились на ветру. Эльрик удивился; сам он уже некоторое время не ощущал ни дуновения. Обруч из синего камня, который капитан носил на лбу как диадему, приобрел в красноватом свете фиолетовый оттенок. Тот же отблеск озарил тунику и серебристые сандалии капитана.

Эльрик уже не первый раз всматривался в загадочное слепое лицо, столь же мало похожее на человеческие лица, как и его собственное, и размышлял, откуда взялся тот, кто возглавлял экипаж этого странного судна.

Словно исполняя беззвучную команду, туман плотнее окутал корабль. Так кокетливая женщина кутается в меха. Свет красной звезды ослабел, но вопли впереди слышались по-прежнему отчетливо.

Может, капитан и вправду услышал их только сейчас, а может, просто пожелал изобразить удивление. Слепое лицо напряглось, ладонь протянулась к уху. Некоторое время он вслушивался, а потом удовлетворенно пробормотал: «Ага!» — и повернул голову.

— Эльрик?

— Я здесь, — отозвался альбинос.

— Мы почти на месте, Эльрик. Капитан нащупал поручень трапа и начал взбираться наверх.

Эльрик встретил его на верхней палубе.

— Там битва…

Лицо капитана было загадочным и язвительным.

— Может, была, а может, еще будет…

— ., но мы не собираемся в ней участвовать, — решительно закончил альбинос.

— Это не та битва, — заверил его капитан. — Те, кого ты слышишь, — пропащие. Они потерялись в будущем… Я полагаю, тебе в твоем нынешнем воплощении придется прожить его до конца.

Эльрик досадливо отмахнулся:

— Ты меня весьма обяжешь, капитан, если прекратишь эти глупые розыгрыши. Я устал от них.

— Я и не думал тебя разыгрывать, — удивился капитан. — Я просто рассказал о том, что вижу вдали.

Капитан обошел Эльрика и Отто Блендекера, встал у релинга и долго молчал, вслушиваясь в неясный гомон впереди. Потом, явно удовлетворенный, кивнул:

— Скоро покажется земля. Если вы хотите сойти на берег, чтобы поискать собственный мир, я бы посоветовал заняться этим прямо сейчас. Ближе к вашему миру мой корабль вряд ли когда-нибудь подойдет.

Эльрик дал волю долго сдерживаемому раздражению. Он смачно выругался, припомнив имя Ариоха, и схватил слепца за плечо:

— Так ты отказываешься вернуть меня в мой мир?

— Слишком поздно, — судя по тону, капитан действительно сожалел о каких-то упущенных возможностях. — Корабль пойдет дальше. Нам осталось странствовать совсем недолго. Наша цель близка.

— Интересно, и как же я буду искать мой мир? Я не умею пересекать рубежи. А теперь и демоны отказываются мне помочь!

— Здесь неподалеку есть один проход в ваш мир, — сказал капитан. — Поэтому я и предлагаю тебе высаживаться немедля. Дальше таких проходов не встретится вообще. Здесь ваша сфера пересекается со сферой этого мира.

— Но ты сказал, что этот мир и мой разделяет еще и время? Здешний мир по отношению к моему живет в будущем…

— Не сомневайся, ты вернешься в свое собственное время. Здесь ты вообще вне времени. Вот почему не можешь вспомнить, что с тобой было. Ищи Пылающие Ворота — это проход, он темно-красный и возникает в море неподалеку от острова.

— Какого еще острова?

— Как раз того, к которому мы приближаемся. Эльрик заколебался:

— А куда пойдет корабль после того, как ты высадишь нас?

— В Танелорн, — спокойно ответил капитан. — У меня там кое-какие дела. Мы с братом перевозим грузы, пассажиры па борту — редкость. Теперь многие попытаются остановить нас, потому что боятся нашего груза. Опасность очень велика, но другого выхода просто нет — мы должны добраться до Танелорна во что бы то ни стало.

— Выходит, мы бились с Агаком и Гагаком не в Танелорне?

— Это был всего лишь отголосок сна о Танелорне, Эльрик.

Мелиибоиэец понял, что больше от капитана ничего не добьется.

— Не больно богатый выбор: невесть зачем идти с тобой навстречу неведомым опасностям и никогда больше не увидеть свой мир или высаживаться на острове, населенном проклятыми и теми, кто за ними охотится!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке