В тени лесов [Серебристые тени]

Тема

Роберт Энтони Сальваторе

В Тени Лесов

Брайану, Джино и Кейтлин трем моим маленьким вдохновителям.

Пролог

Кеддерли окунул свое перо в чернильницу, но вдруг передумал и положил его рядом на стол. Он посмотрел в окно на листву, окружавшую Библиотеку Наставников и на Персиваля, белого бельчонка, катавшего желудь по водосточному желобу нижнего этажа. Шел месяц Элесиас, «Солнечный», середина лета, и погода была необычайно солнечной и теплой даже здесь, высоко в Снежных Горах.

Все было как прежде вокруг Кеддерли – по крайней мере, юноша старался это себе внушить. Персиваль играл на солнцепеке; Библиотека вновь была мирной и безопасной; остаток лета располагал к лени и легким прогулкам.

Все было как прежде.

Кеддерли обхватил ладонью подбородок, затем запустил руку в свои светло-русые волосы. Он пытался думать о мирной картине, развернувшейся перед ним, о прекрасном летнем мире Снежных Гор, но вновь на него глядели страшные глаза из глубины его подсознания: глаза человека, которого он убил.

Ничто не будет теперь как прежде. Губы Кеддерли больше не растягивались так легко в мальчишеской улыбке до ушей.

Наконец, решившись, юноша вновь сунул перо в чернильницу и разгладил пергамент, лежавший перед ним.

Кеддерли замер и вдруг стер написанное, с пергамента и из памяти. Он вновь глянул в окно, бросил перо, и начал быстро растирать свое мальчишеское лицо. Это необходимо, напомнил он себе. Он не делал записей уже больше недели, и если он провалит годовой поиск, мир и покой всего региона будут разрушены. Перо вновь нырнуло в чернильницу.

Кеддерли остановился на пару мгновений. Написание имени человека, которого он убил, не облегчило душу невинного молодого человека. Прошло немало времени прежде чем он смог сосредоточиться на сведениях, необходимых для записи, обзора который он сделал, опрашивая священников.

И вновь много времени прошло, прежде чем Кеддерли смог продолжать. Он глянул на солнце, на белую белку, и прогнал те страшные глаза.

Кеддерли опустил перо, и слегка подул на пергамент, чтобы высушить чернила. Его запись казалась ужасно короткой, учитывая, что он не записывал ничего уже много дней, и еще столько нужно было успеть. Это предстояло сделать, однако мысли Кеддерли были слишком сумбурны, чтобы выразить их на бумаге.

Осиротев в раннем детстве, Кеддерли жил в Библиотеке Наставников сколько себя помнил. Библиотека была подобна крепости, которой до появления Барджина, в обозримом прошлом никогда ничего не угрожало – орки и гоблины, нежить и темные маги казались Кеддерли частью сказок из старых пыльных книг.

Но неожиданно сказки ожили, и Кеддерли оказался прямо в центре событий. Другие священники, даже Наставник Авери, называли его «героем» за его победу над Барджином. Кеддерли, однако, смотрел на это иначе. Случайность, хаос и слепая судьба помогали каждому его действию. Даже убийство Барджина было случайностью – счастливой случайностью?

Кеддерли в действительности не знал, не понимал, чего Денейр добивается или ожидает от него. Случайное или нет, убийство Барджина преследовало юношу. Он видел мертвые глаза Барджина во сне и наяву, глядящие на него, обвиняющие его.

Молодой клерик вынужден был носить ореол героя, поскольку его надели на него остальные, но он чувствовал уверенность в том, что вес нимба будет гнуть его плечи, пока он не сломается.

За окном Персиваль прыгал и играл в желобе, теплые лучи солнца просачивались сквозь плотную листву огромных дубов и кленов, во множестве росших на склонах гор. Далеко-далеко внизу, озеро Импреск блестело, тихо и безмятежно, в нежных лучах летнего света. Кеддерли, «герою», все это казалось ужасным лицемерием.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке