Игра в кости

Тема

Желязны Роджер

Роджер Желязны

Мои руки, лежащие на кожаном подлокотнике, окружающем стол, вспотели. Я следил, как игрок выстраивает кости, выравнивая их для отточенного броска. Не то чтобы я приехал с фермы именноради этого конкретного броска, но был в определен ной степени заинтересован в его результате.

Игрок сидел за дальним правым углом стола. Я стоял ближе к середине, на своем обычном месте возле крупье. Прямо напротив меня сидел один из двух сборщиков, которые собирали проигрыши ивыплачивали выигрыши. Между ними сидел чело век в костюме. Я не знал, каков его официальныйтитул, но про себя называл его именно так. Он управлял столом одним своим присутствием, вбрасы вал деньги и следил, чтобы игра шла в открытую.

Ни на кого из них я не обращал внимания. Повернув голову в сторону игрока, я имел возмож ность наблюдать за молодой женщиной, стоявшей справа от меня. Я ее не знал, но не мог отвести от нее глаз.

Дело в том, что она была великолепна. Лет двад цати пяти, с ошеломляющими рыжими волосами.Я готов был Поставить ферму за то, что ее с удо вольствием взяли бы в любое шоу 6 городе, дажеесли бы она не умела танцевать. Мой взгляд, устремленный на игрока то и деда; наталкивался на еегрудь. На женщине было полуофициальное вечер нее платье, почти закрытое, но ей и не требовалось . обнажаться. Она приковывала к себе внимание безо всяких усилий со своей стороны.

Но я наблюдал за ней не по этой причине, вовсяком случае, не только по этой. Нет, она волнова ла меня, потому что была одна. Красивые молодыеледи не залетают в этот городок сами по себе. Обычно женщины без сопровождения выглядели наподо бие дамы, сидевшей на другом конце стола, -- подшестьдесят или старше, с избытком веса. Она вы кладывала па стол каждый грязноватый четвертак с таким видом, словно это была недельная прибыль ее бакалейной лавки.

Это было неестественно, и мне во что бы то ни ? стало хотелось разузнать, в чем тут дело.

Игрок разложил кости, как ему хотелось. Я вновь взглянул на свою ставку, просто чтобы проверитьсебя. На первом броске он выбросил шесть, устано вив этот результат как отправной. Каждый сидящий за столом сделал ставку, сказав, что он "пройдет", то есть выкинет еще раз шесть прежде, чем выкинет семь. Так сделали .все, кроме меня. Я же сказал "не пройдет", поставив двадцать пять долларов на то, что он выкинет семь до следующей шестерки.

Своей ставкой я вызвал несколько косых взглядов. Так всегда бывает. Игроки в кости подозри тельны и не любят людей, ставящих против них.

Мне, если честно, наплевать. По моей системемне нужно было, чтобы выпало семь. И пусть дру гие на меня пялятся.

Игрок высоко подбросил кости, выкрикнув при этом: "Давай, шесть!"

Я улыбнулся. Он должен был молиться мне, а не костям. .

Когда маленькие красные кубики упали и запры гали, я слегка нагнулся и мысленно схватил один из них, убедившись, что он лег шестеркой кверху. О другом я не беспокоился. Если сверху окажется единица, чудесно, я возьму свой выигрыш и сделаю новую ставку, но если он покажет другое число, этотоже будет чудесно. За этим столом существует множество возможностей для ставок помимо "прой дет" -- "не пройдет", и иногда я ставлю на них. На этот раз, однако, я не стал этого делать и не очень из-за этого переживал.

Кости показали десять. Некоторые выиграли немного денег и возликовали. Другие вздохнули и по смотрели на меня, радуясь, что это не семь. Все онивновь сосредоточились на игроке, когда крупье выкрикнул "Десять!" и подвинул кости обратно к че ловеку за дальним концом стола.

И в этот момент рыжеволосая повернулась ко мне и спросила: "Как у вас дела?" Голос у нее былстоль же сексуальный, как и все остальное, -- низ кий, горловой и полный энергии.

Меня не смутила нескромность вопроса. За этимстолом подобные слова означают лишь одно. Я взгля нул на сборщиков напротив. "Примерно поровну", -- сказал я, и это было правдой. У меня были свои правила -нацеленные в основном на то, чтобы мнене переломали ноги, -- и одно из них гласило: ни когда не выигрывать слишком много за один раз."А как у вас?" -впрочем, мне не стоило спрашивать. Я следил за ее ставками и за ее проигрышами в течение последних сорока пяти минут, пока она стояла рядом. -? :

Она пожала плечами, произведя этим движением интересные метаморфозы в облегавшей ее суб станции, и сказала: "Кажется, стала беднее на пару сотен". Я кивнул. Это было похоже на правду.

-- Здесь немногие все время ставят на "не прой дет", как вы. Это срабатывает? Я усмехнулся.

-- Ну, не всегда. Как я уже сказал, примернопоровну, а я здесь уже больше часа. -- Мне хоте лось дотянуться до нее, и не только физически, но яне мог. Мои способности не действуют в таком на правлении. Я могу повлиять на движение костей и проделываю подобные вещи. Но читать ее мысли для меня все равно что разбирать иероглифы. И это было плохо. Я наблюдал за ней, каждый проигрыш, казалось, становился для нее тяжелым ударом, 'и мне хотелось знать, почему.

Печальная истина заключается'в том, что краси вой молодой женщине гораздо труднее причинить боль, чем старой развалине. Весь мой опыт говорил,что эта молодая леди, проигрывая, теряла лишь не сколько доз кокаина, в то время как старая кошелка по другую сторону стола скорее всего проигрывалашанс на полноценное питание в течение этой неде ли. Тем не менее, даже зная это, я желал помочь именно рыжеволосой соседке справа.

--Послушайте,--- сказал я, слегка наклоняяськ ней. До меня донесся запах ее духов, тонкий аро мат жасмина, я вновь улыбнулся. Бывали времена,когда мне хотелось управлять людьми. Сейчас на

стал как раз один из таких моментов. -- Я наблю дал за этим столом. У меня предчувствие, что скоро здесь станет жарко. И вот что я вам скажу: почему бы вам не ставить некоторое время так же, как я?Если я прав, вы сможете заработать немного налич ных денег.

Она пристально посмотрела на меня. Игрок при готовил кости за рекордное время и бросил их, но ядаже не обернулся. Мне не обязательно контролировать каждый бросок. Мне не обязательно выигры вать каждую ставку. Достаточно лишь выигрывать понемногу каждый день. '

-- А если вы ошибетесь? -- спросила она. Я пожал плечами.

-- Что ж, именно это и называется игрой.Я отвернулся, не желая оказывать на нее давле ние, и сосредоточился на столе. Тот сборщик, что сидел ближе, забрал мою ставку, а это означало, чтоигрок выкинул шесть. Так и знал, что нельзя остав лять его без контроля.

Крупье вновь приготовился подвинуть кости.

-- Внимание! -- выкрикнул он. -- Делайте ва ши ставки!

Я залез в карман и бросил стодолларовую купюру. Я ставил главным образом красные пятидолла ровые фишки и лишь иногда делал более крупные ставки. Сейчас передо мной лежало совсем немного фишек. Как только я извлек наличность, оба -- и сборщик, и человек в костюме -- переключили на меня внимание.

. -- Покупаю очки, -- сказал я и положил зеле ную двадцатипятидолларовую фишку на линию "не пройдет".

Купить очки -- это все равно что ставить "пройдет" на каждое число, которое заявлено, за исключением тех чисел, которые автоматически выигрыва ют или проигрывают. Я делаю это нечасто, потомучто это гораздо труднее, к тому же проигрыш гораз до вероятней.

Сборщик дал мне сдачу -- ее осталось немного -- фишками, и крупье подтолкнул кости к игро ку. Я буквально ощущал на себе горящий взгляд рыжеволосой, но не поворачивался в ее сторону. Это было ее решение. .

Игрок собрал кости и начал выравнивать их. Как раз перед тем, как ему предстояло бросить их, всамый последний момент, когда еще разрешается делать ставки, я увидел на столе сто долларовую банк ноту.

-- Покупаю очки, -- сказала она чуть слышно, но мне уже было не до нее. Все мое внимание было приковано к прыгающим кубикам.

Это было почти за пределами моих возможностей -- пытаться управлять двумя скачущими куби ками и всеми их двенадцатью гранями. Не то чтобы они были тяжелыми -- я могу поднимать и более массивные предметы, -- все дело было в сложности. Тончайшие изменения в углах наклона оказывают колоссальное воздействие на результат -- два числа на верхних гранях. Обычно я воздействую сначала на один кубик, заставляя его показать, скажем, шесть. Затем мне лишь предстоит убедиться в том, что другой не покажет единицу. Выпадет семерка, и я потеряю все свои ставки, кроме "не пройдет". Любое другое число либо принесет мне деньги, либо не произведет никакого эффекта.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке