Возрождение Атлантиды (ЛП)

Тема

Цикл: «Воины Посейдона» — 01

Благодарности:

Пролог

Столица Атлантиды. Наши дни

Конлан махнул рукой перед порталом и быстро подумал о том, узнает ли эта магия воина, который не проходил через эти ворота больше семи лет.

Если точнее, то семь лет, три недели и одиннадцать дней.

Пока он ждал, по грудь погруженный в лечебную воду, смерть насмехалась над ним, появляясь на периферии его сознания, мерцая в глубоких синих океанских потоках, окружающих его, пульсируя в алой крови, которая все еще текла из ран на его боку и ноге. Он мрачно рассмеялся, опираясь на руку, чтобы стать на колени.

— Если эта стерва, вампирша Анубиза, не могла меня сломать, я, разумеется, черт возьми, не стану сдаваться теперь! — рявкнул он пустой темноте, которая его окружала.

Как бы в ответ на его вызов, промелькнул радужный водный свет, и портал расширился для него. Двое мужчин — два воина, стоявшие на страже, распахнули свои рты и вытаращили глаза, выражая одинаковый шок, глядя на прозрачную мембрану портала. Он плечами проложил свой путь через открывшийся портал, который становился больше, чтобы вместить того, кого посчитал достойным пройти.

— Принц Конлан! Вы живы, — проговорил один из воинов.

— Большей частью, — ответил он, затем ступил в Атлантиду. Он упивался видом своей любимой родины, впервые за семь лет его легкие раскрылись, чтобы испробовать свежесть наполненного морем воздуха. Недалеко мраморные, белые колонны с золотым узором перед храмом Посейдона сияли в отражающемся свете искусственного заката. Конлан задохнулся от такого зрелища.

Он был уверен, что никогда не увидит его вновь.

Особенно тогда, когда она, смеясь, предложила выколоть ему глаза.

— Высокий принц без зрения! Какая замечательная метафора для потери твоего отца, короля-философа, юный принцик. Почему ты не умоляешь?

Она обошла вокруг него, почти лениво помахивая перед ним хлыстом с серебряным зубцом на конце, пока он стоял беспомощный в цепях, сотворенных для существ из глубинных адских реальностей. Выставив изящный пальчик, она коснулась капель крови, которые появлялись моментально при прикосновении ее хлыста.

Прижав палец к своим губам, она улыбнулась.

— Но ты будешь умолять. Прямо как твой отец, когда я срезала плоть с твоей матери, пока та была жива, — промурлыкала она, в ее глазах зло смешалось с отвратительным желанием.

Он часами ревел от ненависти и презрения.

Днями.

Он даже плакал, доведенный до безумия болью, семь раз.

По одному на каждый год своего пленения.

Но он никогда не умолял.

— Но она будет умолять, — сказал он хриплым голосом, пытаясь стоять прямо. — Она будет умолять прежде, чем я покончу с ней.

— Высочество? — охранники бросились вперед, чтобы помочь ему, зовя на помощь. Он поднял голову вверх и обнажил зубы, рыча, как животное, которым стал. Оба охранника остановились в полушаге. Замерли на месте, не зная, как реагировать на одичавшего принца.

Конлан двинулся вперед, намереваясь впервые ступить на родную землю без чьей-либо помощи.

— Мы обязаны немедленно сообщить Аларику, — сказал старший, более опытный воин. Маркус… возможно, Мариус? Конлан напрягся, в уверенности, что он точно знает этого человека.

Важно, чтобы он помнил. Да, Маркус.

— Вы истекаете кровью, Высочество.

— Большей частью, — повторил он, и, спотыкаясь, сделал еще один шаг вперед. Потом мир завертелся и превратился в темноту.

Вэн стоял в смотровой комнате, глядя на лечебный зал внизу, где Верховный жрец Посейдона, явно изнуренный, занимался его братом. Нужно чертовски много, чтобы вытянуть энергию из Аларика. По слухам, он был самым могущественным Верховным жрецом, который когда-либо служил Богу Морей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке