Стекляшки (2 стр.)

Тема

Вот мы и дружим уже лет двадцать. За это время меня постигло большое несчастье, и я оказался «списанным на берег», а Джуао выдал замуж пять своих сестер, женился сам и завел двух детей. (Ах, эти

* * *

- Хочу, чтобы ты прочитал письмо, - сказал Джуао. (Челнок танцевал в паутине сетей на конце оранжевой нити.) - Ответ относительно моих детей… Пойдем ко мне, выпьем. - Челнок остановился, дважды дернулся и мой приятель покрепче затянул узел.

Оставив позади сети, море и причал мы вышли на площадь.

- Как думаешь, в письме положительный ответ?

- Оно из Подводной Корпорации. Обычно, когда они кому-то отказывают, то посылают открытку… А ты как считаешь, они согласились?

- Ты хороший человек, Кэйл. Если мои дети, как и ты, станут жить под водой, я буду счастлив.

- Но ты сильно беспокоишься.

Это я подсказал Джуао пристроить детей в Международную Подводную Корпорацию. Мне не безразлична их судьба, ведь я их крестный отец. Операции по вживлению жабер проводятся незадолго до наступления половой зрелости. Молодым людям - юношам и девушкам во время адаптационного периода приходится долго жить вдали от дома. А потом амфибии могут выбрать любой океан в мире… Воспитывать двух детей не очень-то легко для Джуао и его сестер. А Корпорация помогает получить образование. Молодых людей ждут путешествия, интересная работа, то, что мы называем хорошей жизнью. Они не будут выглядеть вдвое старше, когда им исполнится тридцать пять. Ведь не многим амфибиям уготована судьба, похожая на мою…

- Я волнуюсь. Ведь работать под водой опасно… Знаешь, они опять хотят попытаться проложить кабель через Разлом.

Я нахмурился.

- Снова?

- Да. Ведь тебя обожгло и искалечило, когда ты занимался именно этим…

- Расскажи подробнее, - попросил я. - Кто на этот раз хочет сунуть голову в пасть тигру?

* * *

В супермаркете - самом большом здании деревни - Джуао купил сласти к чаю.

- Я мягкое и нежное, вкуснее шоколада, - шептала каждая коробка печенья, когда вы снимали ее с полки.

Как раз на прошлой неделе я читал статью о новой, говорящей упаковке в одном из американских журналов. Поэтому я был готов к такому обороту и предпочел торчать в овощном отделе. Потом мы пришли в дом Джуао. Письмо оказалось точно таким, как я ожидал. Детей нужно было завтра утром посадить на автобус, уходящий в город. Мои крестники уже вступили на путь, в конце которого превратятся в «рыб»…

Убрав письмо, мы (я с Джуао) уселись на крыльце. Мы пили и смотрели на ослов и мотоциклы, мужчин в мешковатых штанах, женщин в желтых шарфах и ярких рубахах с гирляндами чеснока. Мимо нас прошло несколько амфибий в сверкающей форме из зеленой чешуи.

Наконец Джуао сказался усталым и ушел подремать. Большая часть моей жизни прошла на побережье стран, где люди привыкли к полуденному отдыху. А я

первые десять лет своей жизни, когда формировались все мои привычки, провел на датской кооперативной ферме и до сих пор не мог заставить себя спать днем… Так что я перешагнул через свою крестницу (она уснула на нижней ступеньке крыльца, подложив под голову кулачок) и пошел через деревню назад, к побережью.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке