Черное пламя

Тема

КНИГА ПЕРВАЯ

РАССВЕТ ПЛАМЕНИ

1. МИР

Хелл Тарвиш оглянулся, но лишь однажды, когда достиг поворота дороги. Покосившийся маленький коттедж, его старый дом, стоял таким же, каким он видел его тысячи раз, в обрамлении могучих кедров. Его мать смотрела ему вослед, а два младших брата стояли, рассматривая что-то на горе, поднимавшейся за ним. Хелл, прощаясь, поднял руку, но тут же уронил ее, когда понял, что никто уже не видит его; мать повернулась и пошла к двери, а братья — принялись выслеживать кролика. Хелл повернулся и пошел дальше, все больше и больше удаляясь от Озарок.

Он миновал место, где проходила великая стальная дорога Древних, от которой остались лишь два ржавых бесконечных рельса и трухлявые шпалы. Рядом находились поросшие мхом каменные развалины — древнее строение, возведенное еще до Темных Веков, когда Озарки были частью штата М'сури. Горные жители частенько посещали это место, для того, чтобы набрать камней для строительства. Но рельсы стальной дороги был слишком твердыми и прочными, чтобы их можно было использовать для житейских нужд, и они ржавели уже триста лет.

Хелл Тарвиш, наслушавшись рассказов поздним вечером у камина, знал — эти Древние были могучими волшебниками; их стальные дороги шли повсюду, везде остались руины их городов, построенных с помощью магии. Внизу, в долине, люди до сих пор пытались возродить эту магию. Однажды в доме Тарвишей остановился всадник, маленький человечек, который сказал, что на дальнем юге секрет этого чуда был вновь найден. Но он был единственным, кто сказал это.

Хелл шел насвистывая, перекинув тряпичную сумку через плечо, поправляя время от времени лук на своей могучей спине и глядя по сторонам. Вот почему он отправился в долину — он хотел посмотреть мир. Он всегда был любознательным парнем, непохожим на остальных шестерых сыновей и трех дочерей Тарвиша. Все они были настоящими жителями гор. Сыновья — великие охотники. Дочери — туповатые, но трудолюбивые девушки. Хелл не был похож на них. Он не был лентяем, как братья или туповатым, как сестры. Он был любознательным, неутомимым мечтателем. Поэтому он насвистывал, шагая к новому миру, и был счастлив.

Вечером Хелл остановился возле дома Хобеля, у края гор. Перед ним простиралась равнина. Вдалеке, на ее темнеющей поверхности, блестел шпиль церкви в Норс. Это был небольшой городок. Хелл никогда не видел город ближе, чем сейчас. Он никогда не видел шпиль, вонзающийся в небо, словно игла. Но Хелл слышал о Норс от горных жителей, приходивших туда, время от времени, покупать порох и пули для своих ружей.

У Хелла был только лук. Он не видел пользы в ружьях; порох и пули стоят денег, а стрела делает ту же работу бесплатно, и не пугая все на мили вокруг.

Утром Хелл попрощался с Хобелем, который считал его несколько свихнувшимся, и отправился дальше. Его крепкие загорелые босые ноги выглядывали из под тряпичных штанов, босые ступни приятно шелестели по пыльной дороге, а июньское солнце грело правую щеку. Хелл был счастлив; не было приятнее мира, чем этот и он улыбался, насвистывал и осторожно сплевывал в пыль — дурная примета сплевывать навстречу солнцу. Он жаждал приключений.

И приключения начались. Хелл спустился на равнину, где деревья были выше, чем в стране холмов, и где отдельные фермы были более богатыми, ухоженными и большими. Тропа превратилась в накатанную колею и начала петлять между деревьями. И неожиданно, человек — нет, два человека — сидевшие на пне у обочины дороги, встали и приблизились к Хеллу. Он взглянул на них; один был высоким и светловолосым, как он сам, но не таким мускулистым, а второй — на голову ниже, темноволосый. Конечно же, люди долины. У темноволосого за поясом был короткий пистолет с деревянной ручкой, такой же как те, что были у Древних. Лук высокого был сделан из сверкающей упругой стали.

— Привет, горный! — сказал темный. — Куда направляешься?

— В Норс, — коротко ответил Хелл.

— А что в сумке?

— Мой язык 1 , — буркнул юноша.

— Полегче, приятель, — сказал светловолосый. — Не заводись, горный. Мы просто интересуемся. У тебя отличный нож. Я бы сменял его.

— На что?

— На свинец в твоем животе, — прорычал темноволосый. Внезапно пистолет оказался в его руках. — Бросай нож сюда и свою сумку — тоже.

Хелл перевел взгляд с одного на другого. Наконец он пожал плечами и снял сумку. Затем резко, словно он бил бейсбольной битой, левая нога, со всей силой могучих мышц Хелла, ударила вперед, попав темноволосому в низ живота.

Мужчина лишь открыл рот, пытаясь вздохнуть, но согнулся пополам и упал. Его пистолет отлетел на дюжину футов и зарылся в пыль. Светловолосый бросился за оружием, но Хелл схватил его своей огромной рукой за горло, дважды резко дернул и короткая схватка закончилась. Вскоре он снова шел по направлению к Норс, но уже с коротким револьвером, прикрепленным к поясу, блестящим стальным луком на плече и двадцатью двумя яркими стальными стрелами в колчане.

Он преодолел небольшой перевал и перед ним показался город. Хелл застыл, рассматривая его. Как минимум, сотня домов. Может быть, в городке живет пятьсот человек. Это — больше, чем он видел за всю свою предыдущую жизнь. Он пошел дальше, держа курс на церковь, поднимающуюся над ним, словно высокое дерево с окнами, в которые были вставлены куски стекла, найденные в древних руинах и осторожно сложенные вместе. Рядом была таверна. Над ней покачивалась эмблема, где неестественно толстый человек держал в руках кружку поистине гигантских размеров. Хелл с интересом рассматривал дома, на первом этаже некоторых из них размещались магазинчики, и людей, одетых, в основном, в кожу.

К себе большого внимания он не привлекал. Норс частенько посещали горные жители. Лишь время от времени, какая-нибудь девушка внимательно изучала его могучую фигуру. Он чувствовал себя не в своей тарелке; девушки в горах хихикали и краснели, но никогда, в таком возрасте, не поднимали глаз на мужчину. Поэтому Хелл позволял своим глазам смотреть в ответ на городских девушек, блуждая от чепчиков, до пышных юбок над кожаными открытыми сандалиями. Девушки улыбались и шли дальше.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке