Большая игра между черными и белыми

Тема

Рэй Брэдбери

С. Трофимов, перевод

Трибуны за проволочной сеткой постепенно заполнялись людьми. Мы, дети, повылезали из озера, с криЭками промчались мимо белых дачных домов и курортного отеля, а затем звонкоголосой ордой начали занимать места, помечая скамейки своими мокрыми ягодицами. Горячее солнЭце било сквозь кроны высоких дубов, стоявших вокруг бейсЭбольной площадки. Наши папы и мамы, в шортах, майках и летних платьях, шикали и кричали на нас, заставляя сидеть тихо и спокойно.

Все нетерпеливо посматривали на отель и особенно на заднюю дверь огромной кухни. По тенистой аллее, покрытой веснушками солнечных пятен, побежал табунок чернокожих женщин. Через десять минут вся левая трибуна стала пестЭрой от их цветастых платьев, свежевымытых лиц и мельЭкавших рук. Даже сейчас, возвращаясь мыслями к тем даЭлеким временам, я по-прежнему слышу звуки, которые они издавали. Теплый воздух смягчал тона, и каждый раз, когда они о чем-то говорили друг с другом, их голоса напоминали мне мягкое воркование голубей.

Публика оживилась в предчувствии скорого начала. Смех и крики поднимались вверх, в бездонное синее небо ВисЭконсина. А потом дверь кухни раскрылась, и оттуда выЭбежала команда чернокожих парней -- официанты, швейЭцары и повара, уборщики, лодочники и посудомойщики, уличные продавцы, садовники и рабочие с площадок для гольфа. Они выделывали забавные прыжки и скалили белые зубы, безумно гордые своими блестящими ботинками и новой формой в красную полоску. Прежде чем свернуть на зеленую траву площадки, команда пробежала вдоль трибун, размахивая руками и приветствуя зрителей.

Мы, мальчишки, выражали свой восторг пронзительным свистом. Мимо нас проносились такие звезды, как Дылда Джонсон, работавший газонокосильщиком; Коротышка Смит, продававший газированную воду; Бурый Пит и Джиффи Миллер. А следом за ними бежал Большой По! Мы засвистели еще громче и захлопали в ладоши.

Большой По был тем добрым великаном, который проЭдавал попкорн у входа в танцевальный павильон, -- почти у самой кромки озера. Каждый вечер я покупал у него воздушную кукурузу, и он специально для меня подливал в аппарат побольше масла.

Я топал ногами и орал:

-- Большой По! Большой По!

Он обернулся, помахал мне рукой и засмеялся, сверкая белыми зубами.

Мама быстро осмотрелась по сторонам и ткнула меня в бок своим острым локтем.

-- Ш-ш-ш, -- прошептала она. -- Немедленно заткнись, кому я сказала!

-- О Боже, Боже! -- воскликнула мамина соседка, обмаЭхиваясь сложенной газетой. -- Для чернокожих это прямо какой-то праздник. Единственный день в году, когда наши слуги вырываются на свободу. У меня такое впечатление, что они все лето ждут большой игры между белыми и черными. Да что там игра! Посмотрели бы вы на их пиЭрушку с танцами!

-- Мы купили на нее билеты, -- ответила мама. -- И сегоЭдня вечером идем в павильон. С каждого белого по доллару, представляете? Я бы сказала, это дорого для танцев.

-- Ничего! Раз в году можно и раскошелиться, -- пошуЭтила женщина. -Между прочим, на их танцы действиЭтельно стоит посмотреть. Они так естественно держат... этот... Ну, как его?

-- Ритм, -- подсказала мама.

-- Да, правильно, ритм, -- подхватила леди. -- Вот его они и держат. А вы видели этих чернокожих горничных в отеле? Они за месяц до игры ярдами покупали сатин в большом магазине Мэдисона и в свободное время шили себе платья. Однажды, я видела, как некоторые из них выЭбирали перья для шляп -горчичные, вишневые, голубые и фиолетовые. О, это будет еще то зрелище!

-- А их парни всю прошлую неделю проветривали свои пропахшие нафталином смокинги, -- добавил я. -- Там, на веревках за отелем, висело по несколько дюжин костюмов!

-- Посмотрите на их гордую походку, -- сказала мама. -- Можно подумать, что они уже выиграли у наших ребят.

Чернокожие игроки разминались и подбадривали друг друга высокими звонкими голосами. Они, как кролики, носиЭлись по траве, подпрыгивали вверх и вниз и делали круговые махи руками.

Большой По взял охапку бит, взвалил их на огромное покатое плечо и, задирая от гордости подбородок, затрусил к линии первой базы. На его лице сияла улыбка. Губы напевали слива любимой песни:

...Вы будете танцевать, мои туфли,

Под звуки блюза "желе-ролл";

Завтра вечером, в Городе чернокожих,

На балу веселых задавак!

Легонько приседая в такт мелодии, он размахивал биЭтами, как дирижерскими палочками. На левой трибуне поЭслышались аплодисменты и смех. Я взглянул туда, и у меня зарябило в глазах от цветастых одежд и быстрых грациЭозных движений. Юные трепетные девушки, сияя коричнеЭвыми глазами, нетерпеливо ожидали начала игры. Их смех походил на чириканье птиц. Они подавали знаки своим парЭням, а одна из них кричала:

-- Ах, мой По! Мой милый и славный великан! Когда Большой По закончил свой танец, белые трибуны отозвались умеренными аплодисментами.

-- Браво, По! -- закричал я изо всех сил.

Мама треснула меня по затылку и сердито прошептала:

-- Дуглас! Прекрати орать!

И тут на аллее появилась наша команда. Трибуны соЭдрогнулись от шума и криков. Люди восторженно вскакиЭвали с мест, размахивая руками, хлопая в ладоши и топая ногами. Белые парни в ослепительно белой форме выбежали на зеленую площадку.

-- Смотри, там дядюшка Джордж! -- сказала мама. -- Ну разве он не великолепен?

Я взглянул на дядюшку Джорджа, который тащился в хвосте команды. Из-за большого живота и толстых щек, свисавших на воротник, он казался смешным и нелепым в спортивной форме. Дядя с трудом успевал дышать и улыбаться в одно и то же время. А ведь ему еще приходилось бежать, перебирая толстыми короткими ногами.

-- По-моему, наши ребята выглядят прекрасно, -- с энЭтузиазмом продолжала мама.

Я промолчал, наблюдая за их движениями. Мать сидела рядом, и мне было ясно, что она тоже сравнивала их с черными парнями. Похоже, это сравнение удивило и расЭстроило ее. Негры бегали легко и плавно, как облака из снов, как антилопы и козы в замедленных кадрах фильмов про Африку. Там, на поле, они походили на стадо преЭкрасных животных, которые жили игрой, а не притворялись живыми. Беззаботно перебирая длинными ногами и помахиЭвая полусогнутыми руками, эти парни улыбались ветру и небу и всем своим видом не кричали всем и каждому: "Смотрите, как я бегу! Смотрите на меня!" Наоборот! Они мечтательно говорили: "О Боже! Как прекрасен этот день. Как мягко пружинит земля под ногами. Мои мышцы поЭслушны мне, и нет на свете лучшего удовольствия, чем бежать, бежать и бежать!" Их движения напоминали весеЭлую песню. Их бег казался полетом небесных птиц.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке