Мир спящего колдуна (27 стр.)

Тема

- На стены! - крикнул начальник заставы.

Стражники, воспользовавшись минутной передышкой, успели натянуть кольчуги и вооружиться. Пробежав через двор, где лежали убитые и раненые, они полезли по лестницам на частокол. Но едва не опоздали.

Защитники оказались наверху как раз в том момент, когда там появился первый из оставшихся снаружи волколаков. Он был уже в человеческом облике, и в каждой руке сжимал по мечу. Ближайший стражник сразу же полетел вниз, та же участь постигла и второго, и лишь третий смог продержаться немного дольше.

Карпов был в этой взбиравшейся наверх цепочке четвертым. Фехтовальщиком он был никудышным, и поэтому успел зарядить на ходу арбалет. Едва волколак появился перед ним, он поднял оружие выстрелил в упор. Короткая тяжелая стрела вошла нападавшему в грудь. Волколак, вырывая когтями клочья внезапно отросшей шерсти, с жутким воем полетел вниз. Александр вскочил на боевую площадку, опоясывающую изнутри частокол, и потянулся к колчану за новой стрелой, но тут перед ним вырос новый волколак.

Александр оцепенел. Противник ухмыльнулся, оскалив длинные острые клыки, поиграл кончиком сверкающего меча и шагнул к безоружному Карпову. Тот лихорадочно шарил на поясе, отыскивая рукоятку меча и не отрывая глаз от волколака.

Внезапно Карпов почувствовал, как его оттолкнули к стене. Мимо проскочил Ива с боевым топором в руке, следом за ним дружинники. Александр не стал дожидаться итога схватки и торопливо зарядил арбалет.

Между рвом и частоколом шла примерно метровая полоса земли, а высота стен не превышала четырех метров. Выглянув наружу, Александр увидел рядом волколаков, взбирающихся друг другу на плечи.

Это зрелище привело его в ужас, но мужество - тоже форма самосохранения, когда нет другого выхода. Страх чаше способствует гибели, чем самая безумная храбрость, а инстинкты порой способны разбудить бойца в самом мирном человеке.

Александр никогда не причислял себя к героям, разве что в детских мечтах, но ему очень хотелось жить, и он представил, что будет, если нападающим удастся ворваться на заставу. ему даже не пришло в голову, что нападение совершено из-за него, и его-то, скорее всего, не тронут. Наоборот, смерть казалась неизбежной, и Александр стал действовать с отчаянием обреченного.

Он перегнулся через частокол, выстрелил, убедился, что стрела вошла верхнему волколаку в бок, и торопливо отпрянул, снова судорожно взводя тетиву на арбалете. Один из стражников неподалеку от Карпова тоже выпустил стрелу, и еще одно тело с шумом упало в ров. Перебравшихся через частокол волколаков уже прикончили Ива с дружинниками, но все новые огромные черные фигуры карабкались на стену...

Но к этому времени стражники успели опомниться от неожиданности и теперь воспользовались своим преимуществом. Градом посыпались стрелы и короткие метательные копья. Волколаки не выдержали, побежали - уже на четырех волчьих лапах - и остановились поодаль на расстоянии полета стрелы.

- Вроде отбились, - с шумом перевел дух оказавшийся рядом с Александр начальник заставы.

- Не думаю, - возразил Ива, вытирая о шерсть мертвого волколака окровавленный меч и небрежно кидая его в ножны. - Скоро опять полезут.

Но это "скоро" немного затянулось. Защитники сосчитали потери. В строю осталось девятнадцать стражников во главе с командиром заставы, трое дружинников, не считая Олега и Ивы, и Александр. Десять стражников находилось в дальнем дозоре, семеро лежали с тяжелыми ранениями. Волколаком тоже порядком досталось - десятка полтора их полегло от стрел и мечей. Теперь их тела, после смерти опять принявшие волчий облик, медленно растворялись, словно таяли, но еще по меньшей мере столько же бродило по полю.

- А ты молодец! - Ива хлопнул Александра по спине. - Скольких прикончил?

- Троих. И одного ранил. - Теперь, когда напряжение схлынуло, Карпова неудержимо трясло. - Смотри, кто это там?

Из леса неторопливо выехало не менее полусотни всадников в белых плащах, присоединившихся к волколакам.

- Дружинники Бориса. - Ива выругался. - Хорошо, хоть люди. Плохи наши дела, витязь.

- Может, отобьемся?

- Все может быть, да вряд ли. Их и так двое на одного, да еще волколаки. Дождутся темноты...

Ива ошибся - темноты враг дожидаться не стал. Всадники галопом закружили вокруг заставы, выпуская десятки пылающих стрел. Защитники стали отстреливаться, несколько всадников остались на земле, но остальные успели сделать свое дело. Застава загорелась, и когда многие бросились тушить пожары, налет повторился.

- А помощь вызвать нельзя? - спросил Александр. Он то бросался тушить пожары, то брался за арбалет.

- Нас вызовут только утром, - покачал головой Ива. - Уходить тебе отсюда надо, вот что. Они явились за тобой.

- Скорее, за моим телом. Вряд ли они надеются взять меня живым. Да и идти мне некуда.

- У нас есть подземный ход, - сказал начальник заставы, прислушивавшийся к их разговору.

- Так что же ты раньше молчал! Слушай, - Ива повернулся к начальнику. - Его необходимо спасти. Любой ценой, но спасти. Понимаешь? Это приказ самого Горполка. Уцелеем - наградят тебя так, что тебе и не снилось. Далеко твой ход ведет? Коней провести можно?

- Выходит к речке. А с конем там не пройти.

Александр удивленно присвистнул. До ближайшей речушки от заставы было километра два.

- Пусть без коней, - кивнул Ива. - Дадим ему одного из моих парней в провожатые, завалим вход и станем отбиваться. Согласен?

- А почему не уйти всем вместе? - предложил Александр. Перспектива пробираться к Горполку почти в одиночку его не радовала.

- Поймут, - пояснил Ива. - А в голой степи мы и пяти минут не продержимся.

Карпов запротестовал, но Ива оказался непреклонен. Спустились со стен вчетвером, прихватив Игоря, и никому ничего не говоря, зашагали среди пылающих домов. Потайной ход начинался под конюшней. Люк был засыпан сеном, и по словам начальника заставы, знал о нем только он один. Как только Александр и Игорь спустились и зажгли заранее припасенную возле входа свечу, двое оставшихся тут же завалили вход камнями и землей.

Александр уже второй раз шел под землей. Ход оказался очень узкий, заброшенный и старый, часто приходилось нагибаться, чтобы не зацепиться шлемом за низкий осыпающийся потолок, но, в конце концов, это были мелочи.

Наконец они добрались до крохотной дверцы, отодвинули засов и вышли наружу.

Снаружи дверь была забросана землей, к тому же укрыта в густых кустах, так что обнаружить ее было практически невозможно. Сразу за кустарником неторопливо текла мелкая речушка. Беглецы тут же перешли ее в самом глубоком месте оказалось по пояс - и двинулись в сторону Гуляй-Поля. Так было решено заранее - вряд ли волколаки начнут искать в той стороне, и тогда у беглецов окажется шанс отойти достаточно далеко и, двигаясь параллельно незримой границе, добраться до одной из соседних застав.

Короткий осенний день быстро сменился сумерками, и позади Александр увидел зарево пожара. Сколько же жизней уже унесло его появление в этом мире? А сколько еще унесет?

Шли без сна до самого рассвета, потом устроили короткий привал, выкурили по трубке, и почти не отдохнув, зашагали дальше, с трудом двигая ногами от усталости. Шли лесом, полем, опять лесом, почти не разговаривая.

Уже ближе к вечеру, когда они пересекали широкую лесную поляну, Игорь насторожился, приложил ухо к земле и тихо произнес:

- Кто-то едет.

Бежать было бесполезно, едва успели укрыться в кустах. Александру страстно хотелось, чтобы это оказался кто-то из своих. В конце концов, мог Ива отбиться, получить подмогу и теперь разыскивать их? Или опять его отыскала Мариана? Спасла же она его тогда, возле Сонного Леса!

Хрустнула ветка. Александр сжался. На поляну выехали три конных волколака, четвертый, в волчьем облике, бежал чуть впереди, вынюхивая след. А четвертым всадником оказался... Нет, не может быть...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке